Интервью с Джо Вейдером на bodybuilding.com, 2003, часть 3

Интервью с Джо Вейдером на bodybuilding.com, 2003, часть 3

Интервью с Джо Вейдером на bodybuilding.com, 2003, часть 3

      Фредерик Хатфилд: Вы действительно верите, что Флекс может поднять то знамя, которое нес когда-то Muscle & Fitness?

     Джо Вейдер: Уже поднял. Флекс на настоящий момент – наиболее продаваемый журнал для продвинутых культуристов. Продажи намного выше, чем у Muscle Media 2000, IronMan и Muscular Development. Намного. Посмотри на продажи журналов для хардкорных качков. Они доходят до 160, 170 или возможно 180 000 штук. А у Флекса - 200 000 экземпляров, у Muscle & Fitness – 500 000 штук. Чего же ты не размещаешь рекламу вашей ISSA (ассоциация тренеров) во Флексе вместо Muscle & Fitness?

Джо-Вейдер-со-своими-чемпионами

     Фредерик Хатфилд: Потому что там она не будет работать.

     Джо Вейдер: Вот видишь? Флекс настолько замкнут на нишевом рынке, что не может себя окупить.

 

       Фредерик Хатфилд: Почему провалилась затея с залами под брендом Вейдер?

       Джо Вейдер: Она не провалилась, Фред. Нас завалили тысячами запросов о сотрудничестве. Парень, которого мы поставили управлять проектом, не имел соответствующего опыта. Он предлагал людям открывать залы с нами вместо Gold's, World и Powerhouse Gym, зарабатывая с нами больше. Наобещал того, что невозможно было выполнить, и на нас были поданы судебные иски. Так что я понял, что эта затея не для меня.

     Я просто не хочу быть вовлеченным в судебные тяжбы. Не хочу, чтобы мое имя было запятнано, и поэтому я свернул проект. Вот и все. Я просто связался не с тем человеком в неправильный момент. Меня не поставили в известность, что когда мы открывали зал, то атаковали другие сети и говорили, что мы лучше них. Они – мои друзья, и я не хотел, чтобы кто-то им вредил. Меня это в болезнь вогнало. Представь! Как я могу сказать: «Порвите отношения с World Gym и откройте Weider Gym!». Ведь Джо Голд – мой друг! Пит Гримковский и Эд Коннерс (бывшие владельцы Gold's Gym) – мои друзья! Я за это не в ответе. Во всем виноваты люди, которые занимались проектом. Я закрыл проект добровольно. Он не провалился.

   Фредерик Хатфилд: Люди меня часто спрашивают: «Это действительно статуя Джо?». Большинство парней, которые были в теме во время, когда она появилась, знают, что при ее изготовлении в качестве образца использовалось тело Робби Робинсона.

Бюст-Джо-Вейдера

  

    Джо Вейдер: Сначала скульптор делал бюст с меня. Сделал голову и тело. Тогда я весил 97кг. Но скульптор был «не очень», он не разбирался в анатомии. Даже не смотря на то, что у него было фото, он не мог правильно отобразить дефиницию мышц. Многие ли скульпторы в этом знают толк? Они не понимают, как отделяется передняя дельта от грудных мышц. Он сделал мое тело на бюсте гладким. Я тогда не занимался усердно, не использовал допинг, ничего такого. Я был просто деловым человеком в форме. Если вы собираетесь позировать, демонстрируя дефиницию при таких обстоятельствах, да еще и неумелому скульптору, то что получится в итоге?

     Для меня легче было попросить позировать Робби и показать скульптору, как добавить дефиницию, которой у меня не было, потому что я не был в хорошей, жесткой форме. У Робби он смог увидеть дефиницию и контуры и добавить эти элементы к скульптуре.

 

     Фредерик Хатфилд: Почему так важно было сделать именно статую?

     Джо Вейдер: Я думал, что должен сделать именно скульптуру, потому что фотографии теряются. Но статуя сохранится и будет всегда вызывать у людей воспоминания. Не то чтобы я был эго-маньяком. Если бы я был им, то неужели не использовал бы свою скульптуру для награждения участников Олимпии, как это делает Арнольд в своем шоу? Я не хочу сказать, что Арнольд тешит свое эго, но он использует свою скульптуру для награждения победителя Арнольд Классик. Я – не эгоцентрист. Я не собираюсь использовать свой бюст для подобных целей.

 

     Фредерик Хатфилд: Джо, скажу откровенно, мне бы нравилась моя статуя, и думаю, что всем остальным тоже понравились бы скульптуры, изображающие их самих, потому что это как бы дает нам частицу бессмертия.

     Бен работал многие годы, пытаясь сделать бодибилдинг олимпийским видом спорта. Как-то раз я встретил его в Швейцарии, где у него были переговоры с Самаранчем. Джо, в итоге, каковы ваши прогнозы по поводу такой возможности для бодибилдинга?

     Джо Вейдер: Я не гадалка. Но нужно принять во внимание, что мы получили признание Панамериканских Игр, Игр Доброй Воли. Мы смогли развить бодибилдинг в России, во всей Европе и во всем оставшемся мире. Все, что должен был сделать Самаранч, это поставить наш вопрос на голосование. Самаранч был избранным президентом МОК. Когда проходило голосование по избранию президента комитета, было известно, что его поддерживают все латинские страны, потому что он испанец. Потом те же люди, которые его поддержали, писали ему с просьбой поддержать бодибилдинг. Он назначил встречу моему брату. Зачем он сделал это, если не хотел, чтобы бодибилдинг оказался среди олимпийских видов спорта? Он что, не мог просто сказать ему: «Прости, Бен, не надо приезжать. Из этого ничего не получится»? У бодибилдинга есть прекрасные шансы попасть на Олимпиаду. Но для этого должно быть проведено голосование.

     Фредерик Хатфилд: Он не желал раскачивать лодку, потому что был близок к концу срока своего нахождения в должности. Он хотел передать решение этого вопроса преемнику?

     Джо Вейдер: Не, проблема в другом. Давай объясню. Франциско, посол Испании в России, участвовал ранее в фашистском движении в Испании. Самаранч поначалу его поддерживал, и подмочил этим свою репутацию в международных кругах. Поэтому ему нужен было еще один 4-летний срок нахождения на посту президента МОК, чтобы не уйти униженным. Если бы он пустил бодибилдинг на Олимпиаду, со всеми смертями и дурной репутацией бодибилдинга, связанной с допингом, как бы это отразилось на его имидже? Он все эти годы работал, чтобы построить прекрасную репутацию. Ему не хотелось рисковать. Я так считаю. Он собирался это сделать, но еще один бодибилдер умер от допинга. Последний раз, когда он был готов признать бодибилдинг, умер Андреас Мюнцер.

     Это следовало за моим братом, как дьявол. Куда бы он ни приезжал, он объяснял, как Мюнцер умер от допинга. В Европе, когда топовый бодибилдер умирает от химии, эта новость широко освещается в прессе. Но, тем не менее, даже приняв во внимание все эти моменты, все еще можно надеяться, что у бодибилдинга хорошие шансы.

 

Первоисточник статьи

Перевод (c) http://i-pump.ru/

Оглавление:

Понравилось? Поделись с друзьями!

myprotein-25

Top