Интервью с Томом Платцом на bodybuilding.com, 2009, часть 4

Интервью с Томом Платцом на bodybuilding.com, 2009, часть 4

Интервью с Томом Платцом на bodybuilding.com, 2009, часть 4

 

Том-Платц     Дэвид Робсон: Таким образом, получается, что для тебя самое важное – это ощущение момента. Вот что подталкивает тебя выкладываться по-максимуму.

     Том Платц: Да, и как я уже говорил, вы должны быть актером, дипломатом, бизнесменом и атлетом. Все 4 функции должны в вас присутствовать. К такому выводу я пришел, наблюдая за Зейном, Ментцером, Арнольдом и всеми остальными.

 

     Дэвид Робсон: На Олимпии 1986 ты, в определенном смысле, выказывал свое уважение публике?

     Том Платц: Да, и отдавал им назад то, что они дали мне. Это было энергией, которой публика подпитывала меня все эти годы. Они дали ее мне, а я отдал ее им обратно.

 

     Дэвид Робсон: На этих соревнованиях ты позировал под песню “Ride like the Wind”. Почему ты так часто использовал этот трек?

     Том Платц: Это забавно, но я стал известен по этой песне. Кристофер Кросс, “Ride like the Wind”. Я всегда под нее выступал, независимо от того, что еще использовалось.

     В 1986 я использовал эту музыку в начале выступления, как люди и ожидали. Но потом сделал переход на “Twist and Shout” Beatles. А этого публика не ожидала: они посходили с ума, так и было задумано.

 

     Дэвид Робсон: Правильно ли будет сказать, что на Мистер Олимпия 1981 ты вышел в своей лучшей форме?

     Том Платц: Да, я с этим согласен. Баланс и все остальное были идеальными. Я смотрелся в зеркало перед выходом и думал: «Боже ты мой…». И это пугало меня, сводило меня с ума. Борозды на ногах были такие глубокие…

      В том году все было четко рассчитано по времени. Я заходил в зал и сразу получал великолепную накачку. Это был один из тех годов, когда все срабатывало, как надо. А началось все с негативной ситуации: были разорваны отношения с моей невестой. Но я откинул весь негатив и сосредоточился на позитиве.

     Я был даже излишне позитивен. Должен признать: я позировал во всех странах как свободного, так и несвободного мира.

     Несколько лет я был почти как Beatles. Везде, где я появлялся, сотни и сотни людей приходили на семинары. Я везде побывал в том числе и с гостевыми позированиями. Их было много, но я безмерно наслаждался процессом; у меня остались очень, очень теплые воспоминания о тех годах.

 

     Дэвид Робсон: Ты был одним из первых, кто стал проводить семинары крупномасштабно?

     Том Платц: Да, это так, и вот как это получилось: Арнольд ушел из соревновательного бодибилдинга и передал эту эстафету мне. Он сказал мне, что хочет заниматься съемками, продюсированием, режиссурой и политикой. И он ушел. Эстафетная палочка перешла ко мне. Просто никто больше не хотел с ней бежать.

     У меня было прошлое, связанное с бизнесом, соответствующее образование. Я знал, что смогу продвинуть себя на рынке, как продукт. И вот, Арнольд передал мне эстафету. Все остальные хотели оставаться в зале и тренироваться. А я хотел путешествовать по свету, выходить на сцену каждый вечер и представлять собой то, о чем я мечтал, и это работало.

     Эту дверь открыл Арнольд. И я должен сказать тебе, что я не был самой одаренной личностью, не был парнем с самыми большими мышцами или с самой узкой талией, но никто больше не захотел воспользоваться этой возможностью, сделав такие занятия своей профессией.  

     В свое время, в 80-е, мне бы хотелось, чтобы был кто-то с моим опытом, кто мог бы помочь мне. В некотором смысле ребята вроде Зейна и Арнольда являлись таковыми людьми. Я был тогда юным. И я до сих пор молод. Когда я вижусь с Арнольдом, Дрейпером, Зейном и Эдом Корни, всем им уже по 60 да по 70 лет, а мне 53 года.

 

     Дэвид Робсон: Каково сейчас встречаться с твоими коллегами из бодибилдинг-прошлого?

     Том Платц: Я чувствую себя при этом, словно мне 20 лет. Это освежает прекрасные воспоминания, поверьте мне. Это волнующие моменты. Я просто обожаю быть среди всех этих парней из прошлого. Это как встреча одноклассников.

 

     Дэвид Робсон: Насколько я понимаю, на занятия бодибилдингом тебя в значительной степени вдохновило фото Дэйва Дрейпера?

      Том Платц: Да, верно, ты хорошо подготовился. Это была картинка Дэйва Дрейпера, где на каждой руке у него сидело по девушке, и еще по одной было у каждой его ноги.

 

     Дэвид Робсон: Кто еще вдохновил тебя?

     Том Платц: Арнольд, конечно. Арнольд, Франко и Дрейпер были главными вдохновителями. Франко, потому что он был низкорослый, как и я. А Арнольд потому, что занял место Дрейпера. Дрейпер всегда был более духовным, его тянуло заниматься работой с деревом, в то время, как Арнольд появился тут, чтобы заниматься бизнесом.

     Оба они оказали большое влияние на меня. Арнольд хотел побеждать, завоевывать титулы, а Дрейперу просто хотелось быть самим собой, заниматься деревом. Я не отношусь ни к одному из этих типажей, но определенно ценю естественную чистоту Дрейпера; в то же время мне нравится рабочая этика и отношение к успеху, которые присущи Арнольду. Я стремился обладать качествами их обоих, они оба меня учили.

 

     Дэвид Робсон: Фото тебя, Арнольда и Дрейпера, сделанные в 70-е Артом Зеллером, были великолепны.    

     Том Платц: Да, Арти Зеллер сделал все эти фото. Я знал Арти долгое время, прежде чем он покинул нас. Однажды я сказал Арти: «Ты хоть понимаешь, скольких людей ты вдохновил своим искусством?».

     Если бы не фото Арти, особенно те, сделанные в Голдс Джим, я бы никогда не сказал своем отцу, когда мне было 9 лет (я показал ему фото Дрейпера), что когда вырасту, хочу заниматься этим же спортом. Это Арти и все эти парни дали мне эту энергию и эту жизнь. Вот почему я занимаюсь тренерской деятельностью.

 

Первоисточник статьи

Перевод: i-pump.ru. Переведено с сокращениями оригинального текста

Оглавление:

Понравилось? Поделись с друзьями!

myprotein-25

Top