Ларри Скотт и Алан Пальмиери беседует о Винсе Жиронде

Ларри Скотт и Алан Пальмиери беседует о Винсе Жиронде

Ларри Скотт и Алан Пальмиери беседует о Винсе Жиронде

ларри-скотт-и-винс-жиронда

     Алан Пальмиери: Ларри, благодарю вас за то, что вы уделили время для того, чтобы пообщаться со мной. Сейчас я работаю над новой редакцией моей книги о Винсе (Жиронда). Я знаю, что он был весьма сварлив, но со мной он всегда общался очень приветливо. Он мог сказать некоторым людям, чтобы они ему не звонили, но всегда разрешал звонить мне. Винс прислал мне все курсы своих тренировок, много разговаривал со мной о тренировках и питании. Кроме этого, он скорректировал имеющуюся у меня информацию о ваших тренировках, и о прогрессе, которого вы добивались. Я уверен, что вы, вероятно, один из наиболее известный среди всех атлетов, которые сотрудничали с Винсом. Я бы хотел, чтобы вы уделили мне немного времени и дали некоторые комментарии по поводу ваших взаимоотношений с Винсом, потому что мне кажется, что эти отношения были особенными.

     Ларри Скотт: Ну, как видимо вы уже догадались, это ваш южный акцент расположил Винса к вам. Он мог быть очень жестким парнем, с которым было тяжело иметь дело. Жиронда заставлял людей нервничать.

     Чисто бытовых взаимоотношений у нас вообще не было. Винс был очень знающим, и мы были близки с профессиональной точки зрения. Всегда, когда у меня были какие-либо вопросы о тренировках, я мог прийти к нему за ответами. Винс щедро делился со мной своими знаниями. Будучи очень информированным в этих вопросах, он никогда не давал совет, говоря «ты должен сделать так». Вместо этого он говорил: «Попробуй это». Потом я пробовал и сообщал Винсу, сработал метод или нет. Так что наши отношения с этой точки зрения были очень хорошими. Иногда он и меня заставлял понервничать, потому что мог быть таким непредсказуемым во время эмоциональных всплесков. Порой мне казалось, что Винс – это ходячая бомба с часовым механизмом или что-то вроде этого. Никогда не знаешь, когда она взорвется.

     Помню, первый раз, когда я встретил его, это было во время моего первого визита в его зал (а самооценка у меня в то время была завышенной). Я уже появился в одном журнале, так что я зашел в зал и сказал: «Как дела? Меня зовут Ларри Скотт». Сказано это было таким тоном, что реплику можно было перефразировать: «Эй, а вот и я!», на что Винс ответил: «Ну и что!».

Винс-Жиронда     Алан Пальмиери: Обычная манера Винса Жиронды.

     Ларри Скотт: Ну, она определяла наши взаимоотношения. Потом, когда я выиграл соревнования в Калифорнии, ребята пришли в зал и сказали: «Ларри победил», а Винс ответил: «Он этого не заслужил». «Как это не заслужил? Что вы имеете в виду? Он выглядел замечательно!». Винс сказал: «Физиологически он не был готов». Возможно, я не был готов. Возможно, мне нужно было сначала заплатить цену. Винс ее уже заплатил и знал, о чем говорит. Вот такие у нас были отношения.

     Когда я вернулся в Юту, и возникала необходимость делать фото для Джо Вейдера, я всегда настаивал, чтобы съемка происходила в зале у Винса. Джо говорил, что там слишком темно. Но я настаивал, потому что всегда хотел помочь Винсу привлечь к нему внимание, насколько мог, потому что он дал мне много советов, идей, которые мне самому в голову не приходили.

       Как то раз я был, ну, как бы это сказать, шокирован. Это, пожалуй, верное слово в данном случае. Однажды я сказал Жиронде: «Если ты дашь мне все свои буклеты, я разработаю для тебя рекламу, чтобы можно было разместить ее в журнале Muscle Mag. Она поможет продавать их». Я думал, что так будет лучше, потому что видел рекламу, которую он тогда использовал, и понимал, что некоторые маркетинговые фишки, которые были мне известны, в ней не применялись. Я думал, что могу ему помочь. Чтобы сделать это, мне нужно было знать содержание каждого буклета. Найдя в них интересные места, я мог бы использовать их в рекламе. Винс прислал мне буклеты, я начал их читать, и был поражен, увидев, как много моментов в его брошюрах перекликалось с моим собственным опытом. Я использовал эти идеи в свое время. Не намеренно, я просто думал, что это мои собственные идеи, но, по сути, разработал их Винс Жиронда. Я был просто поражен этим. В знак признательности я провел у Винса фотосессию, а он показал мне место, где повесил в зале знак: «Раздевалка Ларри Скотта». Я глазам поверить не мог. Просто не мог поверить, что Винс может когда-либо сделать что-то подобное. По нему совершенно не скажешь, что он на такое способен. Я был ошарашен. Это тоже показывает, какие у нас были отношения.  

 

     Алан Пальмиери: Когда мы разговаривали с Винсом по телефону о вас, он всегда был очень щедр на комплименты. У него каждый раз было что-то хорошее, что он мог о вас сказать, о том, как упорно вы тренировались. Достаточно часто он мог вести себя грубо; как то раз он вообще просто бросил трубку (обычный стиль Винса Жиронды). Три дня я пытался дозвониться до него, но он сбрасывал мои вызовы. Наконец, я дозвонился и сказал: «Винс, в прошлый раз вы бросили трубку». А он ответил: «Если ты начнешь говорить об этом, я брошу ее снова!».    

     Ларри Скотт: Хотелось бы мне иметь смелость сделать многие из поступков, которые он совершал.

 

     Алан Пальмиери: Ларри, как насчет ценных уроков, которые преподал вам Винс Жиронда, что касается тренировок и всего остального? Можете ли вы поделиться какими либо из них?

     Ларри Скотт: Я помню, как выступал на соревнованиях в Лос Анжелесе и стал третьим. Там был один парень по имени Франклин Джонс, он выиграл приз за максимальную мускулистость. Через 3 месяца я выступил на Мистер Калифорния. Моим единственным желанием было взять приз за максимальную мускулистость; я считал, что это мне по силам. Не думал, что у меня есть шансы победить на соревнованиях в целом, но взять приз за максимальную мускулистость мне хотелось. Между тем, Винс помогал мне с позированием, и это привело к серьезным изменениям. Я победил на Мистер Калифорния, и это стало абсолютным шоком, полным шоком. Некоторое время назад парень по имени Рон Козлофф, настоящий фанат Винса Жиронды, прислал мне видео с программой позирования Винса. Я до этого ее никогда не видел. Мое собственное позирование было построено на принципах, которым учил меня Винс. Многие моменты… после того, как делаешь это много лет, ты начинаешь думать, что они сами пришли тебе в голову. Я смотрел видео его программы позирования и, скажу я вам, там были все позы, которые делал и я. То, как он переходил от одной позы к другой – также делал и я.

     Я гораздо больший поклонник того, что делал Винс, чем я себе представлял. Он очень мне помог.

     У Жиронды я узнал, как работать с набором гантелей со снижением веса на дельты. Я не мог добиться увеличения дельтоидов. Испробовал все, что писали в журналах, но ничего не помогало. Мне в плечах нужно было больше мяса, потому что я не был таким крупным, как некоторые другие. Винс научил меня тренироваться с набором гантелей, что весьма помогло мне в наборе дополнительной массы в плечах, а это было для меня критично важно.

     Винс Жиронда приучил меня к работе на пюпитре. Я о нем раньше никогда не слышал. Это была забавно выглядящая маленькая скамейка в его зале, а я не любил тренировать бицепсы, предпочитал работать с трицепсами. Он познакомил меня с этим приспособлением и показал, как его использовать. Это стало предметом спора между нами, потому что я использовал пюпитр так часто, что, когда бы я не писал статью для Джо Вейдера о тренировке рук, всегда упоминал об этой скамье. Джо действительно креативный парень, и он назвал пюпитр «скамьей Скотта». Говорю тебе, я к этому не имел отношения. Первый раз, когда появилась статья в журнале Вейдера, и в ней было написано «скамья Скотта», Винс разместил страницу у себя в зале на доске объявлений, перечеркнув крупной красной линией и подписав внизу «дерьмо собачье». Я сказал: «Винс, я этого не писал». «Ага, верно», - был его ответ.  

 

     Алан Пальмиери: Если я не ошибаюсь, первыми использовать пюпитр начали в зале Easton Brothers.

     Ларри Скотт: Да, это они первыми придумали его использовать.

 

     Алан Пальмиери: А вы – тот, кто сделал эту скамью знаменитой. Не помню, чтобы было время, когда бы ваше имя не ассоциировалось с этой скамьей.

     Ларри Скотт: Полагаю, я популяризировал ее. В ней было пара моментов, которые мне не нравились, так что, когда я приехал в Калифорнию, то обратился к Винсу. Я не говорил об изменениях, я бы не посмел ему такое сказать. Я спросил его, могу ли я производить эти скамьи и он мне разрешил. Я кое-что поменял в конструкции. Будучи связанным с этим так много времени, ты зарабатываешь право вносить изменения для улучшений, если у тебя есть идеи, но, все-таки, Винс был той основой, с которой все начиналось…

 

     Алан Пальмиери: Ближе к концу я слышал, что у зала Винса были тяжелые времена, и в итоге он продал все оборудование кому-то якобы за 20 000 долларов. Вы что-то слышали об этом?

     Ларри Скотт: Да, я знаю об этом, мне было тяжело слышать, что Жиронда продал все гантели и все оборудование за 5 штук. Я бы никогда даже не осмелился предложить ему что-то подобное. Мне бы хотелось иметь все это.

 

     Алан Пальмиери: Господи, да одну только оригинальную «скамью Скотта» можно было бы легко продать за 5-10 тысяч. Все это действительно печально.

     Ларри Скотт: Да, печально. На самом деле, я говорил Винсу, что собираюсь помочь ему. Я собирался организовать сбор средств, пытался собрать всех ребят, ну, знаешь, бодибилдеров, кинозвезд и т.д. Я хотел помочь ему собрать деньги и оплатить счета. Из всех актеров, которые там тренировались (я не буду упоминать имена тех, кто отказались помочь), одним, пожелавшим оказать помощь, оказался Клинт Иствуд. Многие бодибилдеры согласились, но из актеров, которые занимались у Винса, больше никто.

     У Винса было много друзей и людей, которые о нем хорошо отзывались. Помню, однажды, когда Клинт Иствуд тренировался у Винса, он делал разводки гантелей стоя в стороны на плечи. Я сказал: «Клинт, иди, я покажу тебе, как делать это более эффективно». Он ответил: «Чувак, я ухожу, ты меня утомил». Он не был особенно мотивирован на тренировки.

 Ларри-Скотт-и-Винс-Джиронда     Помню, как Клинт Уокер (который снимался в сериале «Шайан»), много занимался у Винса. Много людей там тренировалось, в основном кинозвезды и бодибилдеры. Одно время там одновременно занимались четыре Мистера Америка. Большинство тех, кто готовились к соревнованиям, тренировались в течении дня, а актеры в основном в обеденное время.

 

     Алан Пальмиери: Итак, Ларри, вы дали мне массу полезной информации, и я очень вам за это признателен. Есть ли еще что-то, что бы вы хотели сказать о Винсе Жиронде или его зале?

     Ларри Скотт: Некоторые могут подумать, что это был не такой уж большой зал, но у него был класс. Все скамейки были покрыты натуральной кожей. При этом внутри было темно, а весной, или когда шел дождь, и с холма позади зала стекала вода, нам приходилось ходить босиком по мокрому полу. Оборудование было очень хорошим.

 

Перевод: http://i-pump.ru/

Понравилось? Поделись с друзьями!

myprotein-25

Top