Дэйв Дрейпер - ирония накачки

Дэйв Дрейпер - ирония накачки

Дэйв Дрейпер - ирония накачки

Статья для журнала GQ, автор – Роберт Дрейпер.

(прим.переводчика: в названии статьи присутствует игра слов «Pumping Irony» = «Ирония накачки» и «Pumping Iron» = «Качая железо»)

    «Этот парень, именно он, был моим героем», - произносит Лу Ферриньо, демонстрируя фигуру ростом 6 футов 5 дюймов (195см), состоящую из мышечной ткани и вен, похожих на веревки, вызывающую чувство собственной неполноценности у мужчин среднего возраста с более привычными размерами. Звезда «Невероятного Халка» ухмыляется и продолжает: «Без дураков. Два парня вдохновили меня на начало занятий бодибилдингом - Арнольд и этот парень».

       «Этот парень» с улыбкой на тонких губах рассматривает ковер офиса «Weider Publications», империи по издательству журналов по бодибилдинг-тематике, которая сделала обоих вышеупомянутых мужчин звездами ранее. Затем Ферриньо говорит: «Эй, Дэйв, в эти выходные я собираюсь поохотиться на кабана. Ты как вообще, охотишься?». Посмотрев вверх, прищурив глаза, как будто извиняясь, Дэйв Дрейпер отвечает: «Нет. Я не могу охотиться на животных. Жалко мне их». Ферриньо поначалу выглядит удивленно. Он моргает, недоверчиво улыбается и оборачивается, словно говоря: «Что за черт? Кто этот парень?». Потом он пересматривает свое отношение к Дэйву Дрейперу, как сделали это и другие, напоминая себе, что только один из его вдохновителей – Терминатор, в то время как второй почти уничтожен (прим.переводчика: снова игра слов – «Terminator» и «terminated» = уничтожен).

     В настоящий момент Дэйв восстает из небытия, возвращаясь в качестве некой силы в бодибилдинг индустрии, которую он помог популяризовать 30 годами ранее. Но, выражаясь точно, это - не возвращение, т.к. Дэйв Дрейпер не хочет вернуться в то же место, где он уже был однажды. Кроме того, «я вернусь» - это реплика другого героя.

         А «этот парень»? «Этот парень» был анти-Арнольдом.

         Дэйв Дрейпер и Бетти Вейдер:

Дейв-Дрейпер-Бетти-Вейдер        Некоторые из нас имели что-то общее с Дэйвом Дрейпером тогда: еще до О.Джей Симпсона и Хайди Фляйсс, Рейгана и Айснера, Eagles и Уоррена Битти, беспорядков в Уоттсе и Чарли Мэнсона – еще до всех этих чудачеств, барахла и истин крупного калибра, когда-то существовала Южная Калифорния, которая могло заставить заморыша с окраин пойти по пути сумасшедшей Американской мечты. Чтобы самому увидеть Землю Обетованную, мне нужно было лишь купить книгу комиксов или культуристический журнал и пролистать в поиске рекламы. И там, на странице посвященной продуктам бодибилдинг-индустрии, могла быть сама Калифорния, олицетворенная парнем, которого звали «Блондин-Бомбардировщик», театрально позирующим у волн Тихого океана в плавках – солнечного бога, чувствующего себя в своей тарелке в этом западном раю, окруженного множеством одетых в бикини солнечных богинь, которые держались за его сверхъестественные мышцы, словно все надежды и великолепие были заключены внутри этих мускулов.

        Эта картинка не нуждалась в приукрашивании. Она была завершенной и универсально понятной. В заснеженном аде города Грац в Австрии, темнобровый подросток с труднопроизносимой фамилией Шварценеггер рассматривал то же самое живописное изображение и, как он говорил мне: «Не только хотел выглядеть как Дэйв Дрейпер, но и жить, как он – в Южной Калифорнии, со всеми этими великолепными женщинами на пляже, сниматься в ТВ-шоу и фильмах. Если бы не он, у меня бы не появилось решимости тяжело тренироваться и переехать в Америку». Он сделал это в 1968, и сразу же Блондина-Бомбардировщика и Австрийского Дуба увидели в тандеме. Арнольд занимался с Дэйвом в зале Голда в Санта-Монике, восхищаясь проработкой его межреберных мышц и подражая его импровизированному подходу к тренировкам. Они соревновались и ездили по миру вместе, породнившись в глазах простых смертных.

         Тем временем, в пригороде Сент-Луиса я глазел на рекламу и удивлялся, какую шутку сыграл со мной Бог. ЭТОТ Дрейпер был Мистером Америка 1965 и Мистером Вселенная 1966 – «самым сильным молодым человеком мира», как утверждали культуристические журналы. ЭТОТ Дрейпер был на шоу Джонни Карсона и приятелем Шерон Тэйт в голливудском фильме. Видя Дэйва, я осознавал насыщенность его жизни и, напротив, ничтожность моей. В середине 60-х дети в школе спрашивали, не родственники ли мы с ним, и едва успевали задать этот вопрос перед тем, как зайтись от смеха. Я был убежден, что Дэйв Дрейпер - настоящий засранец, но он привлекал мое внимание. И в особенности, это метафорически убедительное изображение сияющего Геркулеса с волосами соломенного цвета, скромной улыбкой и дневным уловом красоток с пляжа вокруг него, прочно заняло место в моем предподростковом воображении.

         Вскоре подвал дома нашей семьи был завален штангами, эспандерами и другими заказанными по почте приспособлениями. Я пил протеиновые молочные коктейли и выполнял приседания. Я выжимал лимонный сок на свои волосы и изнывал под солнцем, мечтая стать, как он. Потом мы вернулись в Техас, где было слишком жарко. Мои отягощения остались в своих коробках где-то в глубине нового гаража. Деньги, которые я раньше тратил на комиксы, теперь уходили на покупку записей с рок-н-роллом. На дворе стоял 1970 год, и я повернулся спиной к Дэйву Дрейперу, не зная, что 28-летний Блондин Бомбардировщик тоже отвернулся от всех, исчезнув с Венис Бич, с соревнований по культуризму, журналов и сборников комиксов, будучи эффективно «выбракованным» магнатом бодибилдинга Джо Вейдером в пользу кого-то, кто мог вывести спорт Вейдера на следующий уровень, кого-то, кто жаждал стать суперзвездой и кто наслаждался давлением на конкурентов, вместо уклонения от этого. Кого-то по имени Арнольд.

        Сейчас Дэйв Дрейпер вернулся в поле моего зрения. Он поднялся из алкогольной бездны, и может похвастаться 2 залами в районе Санта-Круз, колонками советов в национальных журналах по фитнесу и активным веб-сайтом, что подняло шум в бодибилдинг-тусовке: «Блондин Бомбардировщик вернулся!».

         Поэтому я приехал к нему в Санта-Круз, после чего Дэйв Дрейпер скрылся от меня.

         «Я думаю, он нервничает по поводу встречи с вами», - сказала привлекательная молодая женщина на ресепшен World Gym Дэйва Дрейпера. Она вздрогнула, улыбнувшись: «Может, мне приготовить вам протеиновый коктейль, пока вы ждете?».

         Он опоздал на 2 часа на утреннюю тренировку, что было бы банальностью для некоторых Дрейперов, но не для Дэйва. Когда наконец он вошел внутрь с опущенной головой, то пробормотал что-то по поводу имевшихся договоренностей, вроде «случился форс-мажор, я ничего не мог с этим поделать». Было очевидно, что тренироваться в моем присутствии он не хочет. Он походил по залу в тренировочном костюме, посмотрел на веса, потом в сторону, на меня. Я присел на велотренажер, изучая свой блокнот, и вскоре взбесился. Я был тут, чтобы написать о невероятном воскрешении легенды культуризма, но в тот момент мне казалось, что я скорее похож на орнитолога, преследующего дрозда. Тем временем Дэйв Дрейпер приступает к упражнениям на пресс, и темные фантазии поглощают меня. Каково бы это было – надрать задницу Мистеру Америка?

Дэйв-Дрейпер

         «Я хочу рассказать вам обо всем, хоть я и измотан психически», - сказал он за обедом в тот день, приступая к своей обычной оргии протеина. «Эти люди, которые пишут обо мне сейчас или приходят ко мне в залы – они говорят: «Дэйв, чувак, ты был для меня кумиром! Я видел тебя на пляже со всеми этими девочками! Из-за тебя я переехал в Лос-Анджелес!» И я чувствую себя обязанным им. Не только дать хороший совет по тренировкам, но и не разочаровать их. Но вся эта калифорнийская тема…»

         Дэйв положил свою вилку и удостоверился, что я услышу его, прежде чем он скажет это: «Я никогда в жизни не занимался серфингом».

         Потом, словно сожалея об эффекте, который это откровение произведет на меня, он добавляет: «Хотя я люблю океан».

         В возрасте 58 лет Дэйву Дрейперу предоставлена возможность сделать вторую попытку в самой самовлюбленной питательной среде нашей одержимой молодостью культуры, и эта попытка – настоящая. Первая была подделкой.

       Он родился не в Калифорнии, а в Сикокусе, штат Нью-Джерси. Фрэнк Зейн, этот культурист-мыслитель, говорил мне: «У каждого культуриста в прошлом были проблемы с отцом», и известно, что так это и было со Шварценеггером и Лу Ферриньо и их доминирующими отцами-полицейскими. Но хотя отец Дэйва – проповедник, и был озабочен распространением Слова Божьего, мальчик обратился к тяжелой атлетике по следующей основной причине: чтобы чувствовать себя большим. «Я всегда был восхищен парнями с мускулами, которых видел в городе», - сказал он: «я думал, что они олицетворяют силу, способности и уважение – вещи, в поиске которых я был, так или иначе. Я пошел в школу в 4, закончил в 16. Это как в командных видах спорта: «Тут остался только один парень; вам придется взять его». Наименее одаренный парень в классе».

            Пока родители учили его добродетели смирения, Дэйв не выставлял свои мышцы напоказ, и только в зале, где он тренировался, кто-то мог знать, каким большим он становился. Он покупал свои штанги в Юнион Сити, в Weider Barbell Company, и однажды руководитель компании обратил внимание на парня из Сикокуса, с которым работали клерки на выписке на складе. Этот молодой человек, как позже скажет мне Вейдер, «выглядел как парнишка по соседству, и люди могли идентифицировать себя с ним». В 1962 он дал Дэйву работу в департаменте доставки, потом предложил ему трудоустроиться у нового дистрибьютора Вейдера в Санта Монике, где Дэйв мог тренироваться с великими атлетами Пляжа Мускулов, и однажды стать чемпионом самому.

         Всеобщее внимание нашло его все равно. В течение года после его прибытия в Лос-Анджелес, светловолосый Дэйв стал парнем с обложки культуристических журналов Вейдера «Мр.Америка» и «Маскл Билдер», не говоря уже о том, что был выбран моделью для рекламы его продуктов. Таким образом Дэйв Дрейпер обнаружил себя на пляже, с доской для серфинга в руке и в окружении цыпочек. Как заметил современная звезда культуризма Шон Рэй: «Джо популяризировал мечту с Дрейпером на пляже Санта Моники, вот почему вы редко могли увидеть Дэйва, сфотографированного в одиночку. Вы всегда видели его с девушкой». Но Дэйв был женат (в момент свадьбы ему было 19 лет, невеста - 16-летняя беременная девушка из Нью-Джерси), и, кроме того, моделью, наиболее часто держащейся с Дэйвом за руки или прижимающейся к нему на снимках, была никто иная, как Бетти Вейдер, фигуристая жена издателя.

        Фотоальбом Дэйва Дрейпера в нашей группе в ВК

       В 1965, как было предсказано изданиями Вейдера («Берегитесь, Мр.Америка и Мр.Вселенная…ОН ИДЕТ!»), «тренируемый Вейдером», как журналы называли его, Дэйв Дрейпер выиграл на спонсируемых Вейдером же соревнованиях Мр.Америка. В 1966 он победил на Мр.Вселенная. Теперь в Дэйве было 235 фунтов (106кг). Он стал символом классической позы «спина на 3 четверти» (эти бросающиеся в глаза широчайшие!), также как и позы «двойной бицепс» (грудь и дельты, смирно!); по всей Америке и за ее пределами прыщавые юнцы стояли на цыпочках перед зеркалами в ванных, подражая человеку, которого Джо Вейдер нарек Блондином Бомбардировщиком. Хотя прошло уже несколько десятилетий с момента, когда Голливуд прекратил рассматривать мышцы как нечто схожее с опухолью, Дэйв Дрейпер получил возможности для съемок, никогда ранее не предоставлявшиеся культуристу: ведущий итогового выпуска передачи TV Movies of the Week, камео в эпизодах The Beverly Hillbillies and The Monkeys, и роль предмета обожания Шэрон Тейт в идиотском фильме с Тони Кертисом и Клаудией Кардинале в главных ролях - «Не гони волну».

          Дэйв не мог бы остановиться прямо здесь. Но он хотел это сделать. Он ненавидел пробы в кино; он ненавидел выступать на соревнованиях, и отдавал кубки, как только выигрывал их (за исключением трофея с Мр.Юниверс, который его жена, Пенни, бросила в него во время домашней ссоры). Что Дэйв любил, так это зал и настоящие, полные пота, индивидуальные задачи, которые решались там. Когда на Дэйва оказывалось давление с тем, чтобы он выступил на Мр.Олимпия 1967 (предыдущий победитель, Ларри Скотт, отказался от дальнейшего участия, сказав, что не сможет одолеть Дрейпера), он запаниковал и его тренировочные привычки дали сбой. «Какого черта происходит с этим парнем?», - говорил Джо Вейдер: «он получил шанс быть кем-то значительным!».

       Дэйв ненавидел давление со стороны Вейдера, который продолжал требовать от него большего, в то время как Дэйву хотелось только того, что было ему уже обещано. Хотя, по версии Дэйва, изначальные договоренности предполагали зарплату, машину, снабжение жильем и роялти за использование его образа, Дрейпер получал только 100 долларов в неделю за работу в течение полного рабочего дня в офисе Вейдера, продавая и ведя учет продуктов («Мы делаем меньше, чем парни в JC Penny's (примечание переводчика: JC Penny's - сеть торговых центров) за углом”, - вспоминает один из коллег Дэйва). Для дополнительного заработка Дэйв брался за работу в сфере деревообработки, где его мускулы действительно могли принести пользу людям. Кроме того, он пил водку и принимал РСР («ангельскую пыль»). Для Олимпии 1967 тренировался Дэйв спустя рукава. Явившись туда, и один раз посмотрев на взрывную мускулатуру главного конкурента - Серджио Оливы, он понял, что провалился, и ушел с соревнований после предварительного судейства. Хоть Олива и выиграл, он все-таки был черным кубинцем с экстремальным развитием мускулатуры, поэтому Дэйв Дрейпер оставался парнем с обложки журналов Вейдера еще какое-то время. Но зловещее предзнаменование уже было: Дэйв лишь грел место на троне для нового, более голодного до успеха принца.

           «Он пожал мне руку в день, когда я прилетел, и сказал: «Добро пожаловать в Америку», - сказал Арнольд Шварценеггер. «Я видел этого парня в журналах, со всеми этими девушками, а в итоге все оказалось немного не так. Дэйв был чрезвычайно чувствительным мужчиной. Он мне дал такое теплое чувство, чувство в моем сердце, какого не приходилось испытывать раньше: мне здесь действительно рады. Вейдер тоже был рад меня приветствовать. Но он запал на меня, т.к. я олицетворял образ немецкой машины уничтожения и завоевания. Я стал своего рода терминатором для него».

         «А вот с Дэйвом, тут все было просто по-человечески. Он помог мне взять напрокат мою первую машину, помог с почтовым ящиком, телефоном, столовым серебром, тарелками, плакатами на стену. А когда я заработал первые деньги и увидел изделия из дерева, сделанные Дэйвом, то подумал, что было бы большим удовольствием иметь кровать, сделанную руками человека, которым я восхищался. И он сделал такую серьезную кровать, 600 футов (270 кг) весом, такую большую, что он должен был разобрать ее, чтобы пронести в мою комнату. Однажды Дэйв сделал это, и я пришел домой, и там горел ладан, и свечи, и стояла эта кровать, такая большая, что я мог войти в спальню, только прижавшись к стене. Она есть у меня до сих пор. Никогда ее не выкину».

       Невероятным было то, что Арнольд появился тут буквально за счет Дэйва. В 1968 Вейдер заполучил его из Мюнхена, вместе с двумя друзьями, чтобы составить ему компанию, предоставив этой троице жилье, дав машину и выплачивая Арнольду 200 долларов в неделю за использование образа. Новой звезде не нужно было продавать штанги или упаковки витаминов у дистрибьютора. Он не должен был делать ничего, только тренироваться. Как сказал мне один известный культурист: «Арнольд получил все, что не досталось Дэйву». А тем временем, еженедельные 100 долларовые чеки Дэйва подходили к концу.

         «Джо – создатель звезд», - сказал мне Арнольд: «если вы ему позволите, он сотворит вас, сделает чем-то особенным. У Дэйва не было этого инстинкта убийцы. Вот я пойду до конца, пока не свалю всех. Я буду использовать личные качества; я обращусь с речью к судьям, сделаю все необходимое, чтобы выиграть. А Дэйв не был действительно заинтересован в том, чтобы стоять перед 5 000 людей и словно говорить при этом: «Смотрите на мое голое тело. Ну разве оно не великолепно?» Почему он тренировался в темных подвалах по ранним утрам, закутанный в эти рубахи, никогда не показывая свое тело и не бегая по пляжу, как это изображалось на фотографиях? Этот образ не был реальностью Дэйва. Это было реальностью Джо».

     Никто не может винить Вейдера за его инвестиции в Шварценеггера, чьи генетические задатки были приумножены этикой яростной работы, и который доминировал на сцене Мр.Олимпия с 1970 по 1975, когда покинул ее ради кинематографа. Говорит Вейдер: «Арнольд был способен выразить, чем является бодибилдинг». И когда Голливуд дал ему указания сменить фамилию, уменьшить мышцы, убрать австрийский акцент, ответ Арнольда был: «Вы вернетесь (за мной, ко мне??)». Он не боялся ничего – ни соревнований, ни боли, ни неудачи, ни, уж точно, Джо Вейдера.

           Дэйв, тем временем, демонстрировал отчужденность. Он отрастил волосы и начал заниматься столярным делом полный рабочий день, хотя даже тут ощущалось слишком высокое давление. «Он не сможет сколотить состояние, занимаясь мебелью», - сказал его старший брат, Дон: «у него невыполненных заказов на 2 года. Но он больше не получает от этого удовольствия, потому что люди звонят и спрашивают: «Дэйв, когда будет готово?», и это уже не смешно». Он тренировался на рассвете и выходил из зала в 9 утра. Те немногие, кто видел его там, обращали внимание, что «он уже был напившись и совершенно не в себе от этого». Дэйв придал новый смысл своему прозвищу. Блондин Бомбардировщик выпивал по 2 бутылки водки в день, и в тех редких случаях, когда посещал выставки по культуризму, «он был настолько пьян, ну просто в хлам, так, что не мог руками найти свою задницу, и я должен был собирать у промоутеров его деньги», - говорил Билл Перл.

               Он чуть не взорвал свой дом в Марина Дель Рей, пытаясь произвести «ангельскую пыль». Вершиной этого позорища стала ситуация, когда режиссер Джордж Батлер посетил дом Дэйва в 1974, чтобы убедить его участвовать в предстоящих съемках документального фильма Батлера «Качая железо», то обнаружил вполне подходящего для этого дела и привлекательного Дэйва Дрейпера, только вот тот не был в состоянии говорить. «У меня челюсть парализовало от наркотиков», - сказал Дэйв. Фильм делали без него.

                   В 1972 Дэйв подал в суд на Джо Вейдера, обвинив в мошенничестве. Шансы выиграть были, если бы не Арнольд, появившийся в зале суда в качестве свидетеля защиты (на вопрос о репутации Вейдера среди культуристов Арнольд дал показания: «она не очень хорошая»). Вейдер позвонил Дэйву и предложил урегулировать вопросы вне суда, ход, который мог бы освободить образ Дэйва от контроля со стороны Вейдера. Дэйв согласился как раз в то время, когда жюри присяжных вернулось с вердиктом. В счет урегулирования ему полагалось 17 500 долларов, что было достаточно для того, чтобы покрыть издержки на юриста и прочие расходы, связанные с судом. После того, как ход дела был заблокирован, судья затребовал вердикт у жюри, между прочим. В нем было решение в пользу истца и предписывалось выплатить Дэйву Дрейперу компенсацию в общем размере 892 350 долларов. Эти деньги остались у Вейдера.

           Тем не менее, Дэйв отправил каждому члену жюри сделанную вручную доску для сыра.

           В 1984 Дэйв Дрейпер попросил о встрече с Арнольдом Шварценеггером.

          Эти двое встретились в резиденции владельца залов Джо Голда в Лос-Анджелесе. Дэйв приехал на велосипеде, позаимствованном у друга. Теперь ему было 42, он был в разводе, и выглядел заметно ослабленным в связи с госпитализацией из-за проблем с сердцем и экземы. И то и другое было вызвано алкоголем, от которого он уже отказался. Дэйв хотел спросить Арнольда, что он думает о его книге, написанной об их опыте, годится ли она для публикации, и если это так, то не хотел бы Арнольд написать пролог?

          Актер, мультимиллионер, автор и бизнесмен сказал своему старому партнеру по залу, что книга о взлете, падении и возвращении Дэйва могла бы быть вдохновляющей для многих. И да, он был бы счастлив написать пролог.

         Дэйв поблагодарил и собрался идти. Арнольд остановил его. «Дэйв», - сказал он и окинул его взглядом: «это действительно то, о чем ты хотел спросить меня? Это все, что тебе нужно?»

           «Это все», - ответил Дэйв.

           Что-то еще привлекло внимание Арнольда. «И это то, на чем ты приехал сюда?», - спросил он: «на этом велосипеде?».

           «Да», - ответил Дэйв.

           Арнольд покачал головой. «ОК, Дэйв», - сказал он и уехал на своей роскошной машине.

           15 лет прошло, прежде чем Дэйв приблизился к написанию этой книги. Но несколькими годами позже их встречи, когда первый зал World Gym Дэйва Дрейпера был построен в Санта Крузе, Арнольд прилетел на торжественное открытие и оставался несколько часов в переполненном зале, раздавая автографы и позируя для фото. В какой-то момент Арнольд произнес спич. Он бы хотел, чтобы все знали, как важен был Дэйв Дрейпер для него и для всего мирового культуризма, и как он горд за него. Это смутило Дэйва.

             В 1998, как раз после того, как Арнольд перенес операцию по исправлению дефекта сердца, Дэйв и его новая жена, Лэри, посетили Лос-Анджелес и решили завезти карточку с пожеланиями выздоровления в офис Арнольда. Оказалось, что Арнольд был там, и около 15 минут они побеседовали о его здоровье, которое было на удивление крепким. По возвращении в Санта Круз Дэйв написал несколько радостных строк в своей рассылке для клиентов его зала о прекрасно проходящем восстановлении Арнольда. Парой месяцев позже, Дэйв запустил веб-сайт и поместил там любопытные факты о Шварценеггере, наряду с колонкой советов и архивными фотографиями.

           Твердое, скорее с юридическим уклоном, письмо последовало от Арнольда. Их общение – это личное. Информация, которой он поделился, была предназначена Дэйву Дрейперу, а не DaveDraper.com. Как Шварценеггер объяснил мне: «Слушай, я знаю Дэйва в достаточной мере, чтобы понимать, что он никогда никому не причинит вреда. Но с тех пор, когда мы зависали вместе, многое изменилось, и мне нужно быть очень осторожным, когда я говорю что-либо. Он мог написать что-то не то о моей медицинской ситуации, и тогда бы ко мне пришли из страховой компании и были бы проблемы».

     Но письмо напрягало все равно, давая понять, хоть и не имея таких намерений, разницу в общественных положениях одного и другого. Дэйв убрал колонку с сайта в соответствии с запросом Арнольда, и фото, где они были вместе, которые были размещены без его разрешения. «В ответ я написал вполне нормальное письмо», - сказал Дэйв: «не пытаясь быть просто покорным. Написал, что это хорошо для нас обоих; это хорошо для людей; хорошо для всех…».

             В этом - аспект Дэйва Дрейпера, связанный с упрямством и гордостью. Ему было всегда наплевать, что его не переполняют амбиции, что он не обладал всеми этими девушками, которые толпились вокруг него на пляже, что он не встречался с Шерон Тейт по настоящему, или не снялся в других фильмах, или не выиграл в еще нескольких соревнованиях, не сколотил состояние, или, по крайней мере, не урвал кусок от Джо Вейдера, не занимался серфингом. Но этот парень на обложках и в рекламе выглядел так, как будто все это есть в жизни Дэйва. Кто же не соответствует истине – человек или его образ? Едва ли это метафизический вопрос, но он является в некоторой мере критерием оценки для него.

               Имя Дэйва Дрейпера означает, как бы там ни было, культуриста, которым он был и остается, и сегодня это значит больше, чем когда-либо. «Если бы когда-нибудь проходили соревнования по популярности», - сказал Шварценеггер: «Дэйв бы выиграл. Везде, где я путешествовал – в России, Германии, Японии, Мексике, имя, которое упоминается наиболее часто – Дэйв Дрейпер. Его так сильно любят. Он просто хотел иметь великолепное тело. Он не хотел быть на сцене, уничтожать и завоевывать, как я».

             Его руководство по культуризму и исповедь - «Брат Железо, сестра Сталь», будет издано в этом месяце. Он будет распространять книгу, продавать свой протеиновый порошок Bomber Blend («смесь от Блондина»), руководить своими залами, писать колонки для Muscle&Fitness. В зале и при написании материалов Дэйв проповедует ретро идеологию высокопротеиновой диеты и ежедневных, подчиненных дисциплине тренировок без допинга, которые, фактически, были тем, что позволило интроверту из Сикокуса впервые привлечь внимание Вейдера за десятилетия до того, как мир культуризма обезумел от гормонов роста.

         «Тут идет война химии», - объяснял мне за обедом в Санта Монике, логове культуристов, Шон Рей, многолетний участник Мр.Олимпия. «Двигаемая допингом, уродливая индустрия. Каждый что-нибудь употребляет. Вопрос в том, как далеко вы готовы зайти. Если посмотрите на мое развитие, то не увидите признаков того, что я играю с огнем, захожу слишком далеко».

           Небольшого роста, с невероятно жесткой мускулатурой, афро-американец продолжает говорить о плачевном состоянии его спорта: предвзятых судьях, отсутствии товарищества среди атлетов, но в итоге он едва ли может пожаловаться. «Что посеешь, то и пожнешь», - утверждает он своим мягким, интеллигентным голосом: «я недавно купил дом за 650 000 долларов. У меня были все машины в мире, от Ламборджини до Феррари Тестароссы, Корвета, Порше, четырех или пяти Мерседесов. У меня были все эти материальные вещи». Он перечисляет источники заработка: призовые деньги, рекламные контракты с Вейдером, продажи видео, плакатов, культуристических перчаток и кепок Шона Рея, гостевые выступления, семинары. «Все это можно делать, имея рыночные возможности», - говорит он.

             В этом смысле кое-что изменилось, но что-то, все же, осталось прежним. «Я историк культуризма», - сказал он мне: «чтобы увидеть будущее, надо посмотреть в прошлое. Мальчишкой я тренировался в Orange County, а там были все эти старые культуристические журналы. И я видел Дэйва Дрейпера на обложках. Я всегда хотел попасть в Голливуд. А он и был Голливудом. Дэйв Дрейпер всегда был на пляже, лежа на песке, с 2-3 девушками рядом. Выглядело так, как будто он пришел сюда, потренировался, а потом зависал на пляже весь день…. И, чувак, я хотел быть этим парнем!».

           Арнольд. Лу. Шон. Я. Мы все хотели быть как Дэйв. Теперь очередь Дэйва быть «как Дэйв».

 

Перевод (c) http://i-pump.ru/

Понравилось? Поделись с друзьями!

Другие материалы в этой категории: « Статья Серджио Олива в Флексе, июль 1985

myprotein-25

Top