История Виктора Мартинеза, часть 2: убийство сестры, тюряга и суд

История Виктора Мартинеза, часть 2: убийство сестры, тюряга и суд

История Виктора Мартинеза, часть 2: убийство сестры, тюряга и суд

История-Виктора-Мартинеза

 

 

    Сегодня мы публикуем наш перевод второй части драматичной истории жизни Виктора Мартинеза в изложении Питера МакГофа (Muscular Development):

     Злоключение №5: смерть сестры.

     Вечер 7 июля 2009 начался для Виктора странно, а затем перерос в ужасную историю. По какой-то непонятной причине он был беспокоен и встревожен. Обычно Виктор выключал телефон в 11 вечера, чтобы спокойно посмотреть телевизор. Но в этот раз Мартинез не смог расслабиться и снова включил телефон, на который сразу пришло сообщение от одной из его сестер о том, что самая старшая сестра – Эридания, не вернулась со смены (она занималась уборкой офисов в Манхэттене). Виктор замер. Его 46-летняя сестра ходила на работу, заканчивала смену и возвращалась домой. Она никогда нигде не зависала по пути и не приходила с работы поздно.

     Виктор выехал из своего дома в Эджуотер, Нью Джерси, и направился в офисное здание, где работала сестра. Там Мартинез ее не обнаружил. Проведя небольшое расследование, он выяснил, что лифтер - Джозеф Пабон, ушел с работы раньше на несколько часов, хотя должен был работать на второй смене внеурочно. Виктор действовал, как Шерлок Холмс. Он позвонил в полицию, рассказал об исчезновении сестры и раннем уходе Пабона, но ему ответили, что такие случаи расследуются только по истечении 24 часов после того, как человек пропал. Виктор возражал: «Ведь вы даете этому парню возможность замести следы преступления!».

 

     Протесты Мартинеза были напрасными – в полиции настаивали, что ничего не могут предпринять, пока не прошли сутки. Как и положено человеку, выросшему в городе, который никогда не спит, Виктор обладал уличной смекалкой. Он собрал семью и организовал контакты с каждой местной газетой, теле и радио станциями, чтобы рассказать о пропаже сестры. Медиа связались с полицией и смогли повлиять на то, что те зашевелились раньше регламентного срока и отправились домой к Пабону. У того на шее были царапины, которые в конечном итоге через следы ДНК связали его с убийством Эридании.

     Но сама Эридания пока не была найдена. В субботу 11 июля, через 4 дня после ее исчезновения, Виктору позвонил офицер полиции: «Мне жаль, Виктор, но мы обнаружили тело. По всей видимости, это ваша сестра». Тело нашли запиханным в воздуховод на 13 этаже здания, в котором она работала уборщицей. Руки, ноги и лицо были замотаны скотчем. Поверх рта было примотано распятие. Она умерла от удушения.

     Мартинеза вызвали для опознания тела. Когда он пришел в морг, ему объяснили, что тело уже начало разлагаться, а ряд повреждений свидетельствует о том, что его сестра боролась за свою жизнь.

     Посмотрев на тело, Виктор не мог не прийти в ужас от осознания, через какой ад сестра прошла в последние моменты жизни: «Я знал, что это она, но тело не было похоже на Эриданию. Даже сейчас я не могу передать увиденное, и никогда не рассказывал даже членам моей семьи, что там видел. Некоторые из них хотели посмотреть на нее в последний раз. А я сказал: «Вам не надо видеть ее в этом состоянии – это уже не она. Запомните ее такой, какой она была в последний раз, когда виделись с ней». Я был единственным из семьи, кто видел ее после смерти».

     Виктор запомнил Эриданию, как ту самую сестру, которая готовила ему все его блюда во время большинства периодов подготовки к выступлениям, как человека, который поддерживал его на протяжении всей карьеры. На колени Эридании он карабкался, когда был сопляком.

     2 апреля 2012 Пабон, следы ДНК которого были найдены под ногтями Эридании, был осужден за убийство второй степени (прим. переводчика: неспланированное убийство, как правило, совершенное в эмоциональном порыве) и похищении человека первой степени. Двумя месяцами позже ему определили меру наказания – минимум 25 лет в тюрьме. Во время слушания дела Пабона Мартинез был в заключении. Он говорит: «Я бы приходил на каждое заседание. Когда объявляли приговор, я бы был в суде и смотрел прямо ему в глаза».

Виктор-Мартинез

     Злоключение №6: вот и вспомнили про старый грешок.

     Как упоминалось в первой части этой статьи, не-граждане США, признанные виновными в уголовных преступлениях, могут в будущем (возможно даже через несколько лет) предстать перед лицом иммиграционного суда, где будет приниматься решение, смогут ли они остаться в стране или будут депортированы. С 2003, когда Виктор Мартинез был осужден, он знал, что каждый раз, возвращаясь в США из-за рубежа, он может быть вызван в суд.

     В среду 12 октября 2011 эта возможность стала реальностью, когда через 3 дня после победы на Арнольд Классик Европа в Мадриде Виктор приземлился в нью-йоркском аэропорту JFK, и таможенники сообщили ему, что имеется указание от иммиграционной службы арестовать его. Ему было сказано, что он может ехать домой, а на следующий день парни из иммиграционной службы приедут за ним. Виктор отказался. Он не хотел быть арестованным на глазах у семьи, так что сказал: «Почему бы вам не арестовать меня прямо сейчас?».

     Мартинеза поместили в исправительное учреждение округа Хадсон в Кирни, Нью Джерси, в расчете на то, что вопрос будет решен в течении 1-2 недель, а затем он будет свободен. После 4-х недель в заточении адвокаты сообщили ему, что решение о его судьбе может быть не принято и за год. В итоге они как-то ускорили процесс так, что суд состоялся через 7 месяцев.

     Мартинез освоился с жизнью за решеткой и жил в состоянии, далеком от образа жизни профессионального бодибилдера. Первые 4 месяца он сидел в одиночке, а потом 3 месяца в помещении с 12 сокамерниками, что ему нравилось больше.

     Обычный день начинался в 6.15 с завтрака, который мог состоять из яичного порошка (омлет на порошке?), пол чашки овсянки, кусочка кукурузного хлеба и маленького пакета молока. После этого большинство сокамерников снова ложилось спать, но Виктор читал, либо смотрел фильм. Обед был в необычное время – 10 утра, и мог включать 2 ломтика колбасы, 4 тоста, небольшую порцию салата и, может быть, пару печенюшек. Ужин – в 16.30, обычно давали пасту. Общая калорийность за день была 800-900 ккал, и это было очень далеко от обычных для Мартинеза 7 000 ккал. Друзья приносили ему протеиновые батончики. Они предлагали приносить ему и дополнительную еду, но после того, как Виктор понял, что он тут надолго, он решил существовать на тюремном пайке: «Без тренировок и кардио моя потребность в пище была не такой большой, и аппетит упал. При этом я знал, что без упражнений (мы занимались на площадке 1 час 1-2 раза в неделю), если я буду напихивать в себя калории, то получу пивной живот, даже не попивая пиво. Так что я ограничил калорийность и похудел до 99кг относительно тех 113кг, которые были у меня, когда я сел».          

     Некоторые из охранников были к нему дружелюбно настроены и знали, что он один из лучших бодибилдеров в мире. У других, как он полагал, было отношение вроде: «Да мне пох, кто ты такой. Я здесь главный, а ты тут – никто». Виктор не выделывался: «Некоторые из моих сокамерников сидели там за преступления, совершенные еще в 80-х, и вот через 30 лет их поместили в тюрьму. Кое-кто теоретически мог выйти под залог в 5 000 долларов, но у них не было на это средств. Мне повезло, что я продолжал получать ежемесячные платежи от Стива Блэкмана и его Muscular Development, а также Жерара Денте и MHP. Поэтому я мог позволить себе адвокатов. Но перед ребятами там я не хотел позиционировать себя так, как будто мои дела гораздо лучше, чем у них». Дамы и господа, вот такой вот он, этот Виктор Мартинез!

     В феврале 2012 Мартинезу сообщили, что долгожданное рассмотрение его вопроса состоится 27 апреля, в иммиграционном суде в федеральном здании Нью Йорка.

   Злоключение Виктора Мартинеза №7: голос из прошлого.

     В 8.30 того зловещего утра собрался суд, и Виктор к своему ужасу узнал, что председательствующий судья - местный ветеран, по статистике депортировал подсудимых в 84% случаев. Виктор осмотрел помещение и увидел пришедших поддержать его Стива Блекмана, Жерара Денте, Джона Деларосу, Роба Йолза и многих других своих друзей. Эту поддержку Виктор снискал благодаря своей доброй натуре.

   Адвокаты Мартинеза выложили свои аргументы. Они говорили о том, что их клиент был обеспечен полноценной работой, исправно платил налоги все эти годы, занимался благотворительностью, имел хорошие отзывы от окружающих, финансово поддерживал всех своих детей. По этим причинам они считали, что Мартинезу должно быть позволено остаться в США с зеленой картой. Обвинение не стало приводить доводов к депортации Виктора, что было очень и очень воодушевляющим знаком.

     Судья третировал Мартинеза за его преступление 2003 года и говорил, что он должен быть готов принять свое наказание. Это и был тот момент, когда человек на скамье подсудимых почувствовал что происходит что-то почти волшебное и неземное…

     Виктор понял, что интонации (но не акцент) голоса «Мистера 84%» были похожи на интонации его отца. Судья и отец Мартинеза были близки по возрасту, и подсудимый почувствовал, как будто он уже был здесь. Судья почти повторял слова отца Виктора, говорившего: «Ты напортачил, и должен расплатиться за это». Это было, словно отец заново дает ему по заднице. Но это сходство не нервировало его. Напротив, странным образом он почувствовал себя комфортно. Ведь он был в подобной ситуации раньше и ВЫЖИЛ.

     Прошел почти час, когда судья решил сходить в уборную. Виктор наделся, что это не было знаком, что его дело будет смыто в унитаз. Через пару минут «Мистер 84%» вернулся, сел, посмотрел прямо на Виктора и просто сказал голосом, знакомым 38 летнему подсудимому: «Хорошо, я собираюсь разрешить вам остаться».

     С галереи послышались приглушенные поздравления и вздохи облегчения. Виктор улыбнулся, тряхнул головой и подумал: «Спасибо, папа». После более чем 11 лет тревог все было закончено. Виктор Мартинез был свободен и мог остаться в США, продолжать заниматься своей профессией и заботиться о детях.

     Через несколько дней после этого жизненно важного решения вы могли спросить Виктора Мартинеза, как он справился со всеми обстоятельствами, которые перенес: сложными взаимоотношениями с отцом; невозможностью быть с мамой, когда она умирала; трудностями отцовства двух детей, страдающих аутизмом; уголовным делом 2003 года, из-за которого он провел 90 дней в тюрьме; тем, что его не приняли в пожарные и вскоре после этого отклонили заявление о получении гражданства США; тем, что с ним не подписал контракт Вейдер; проигрышем в одной из самых спорных Олимпий последних лет; семимесячным заключением с угрозой депортации, висевшей над его головой. Как, черт возьми, ты справился с этим, Виктор?

   Он посмотрел бы вам прямо в глаза и с широкой улыбкой, характерной для уроженца Карибских островов, растягивая слова, философски ответил: «У всех есть взлеты и падения. Вам надо концентрироваться на позитивной стороне вопроса. Пусть будет, как есть. После семи месяцев вне профессионального бодибилдинга, у меня стали самые чистые рецепторы в этом спорте. Когда я возобновил занятия, то попер вверх, как ракета Сатурн». Он как следует посмеется, а затем подведет итог: « Как сказал Форрест Гамп: «Жизнь - она как коробка с шоколадками, никогда не знаешь, что оттуда вытащишь»».

     Любимый шоколад Виктора – молочно-сливочный. Если у сил космоса, которые определяют нашу судьбу, есть хоть какая-то совесть и справедливость, они должны прямо сейчас отправить к дверям дома Виктора Мартинеза целую фуру, груженую молочно-сливочным шоколадом.

Виктор-Мартинез

     Виктор Мартинез о Стиве Блекмане:

     «Стив Блекман изменил мою жизнь, когда подписал со мной контракт в 2003. Он никогда не перестает меня удивлять. Как такой загруженный делами человек, как он, может всегда находить время на каждого из своих атлетов? Он – спаситель бодибилдинга. Во время всех моих тяжелых периодов он был рядом. 27 апреля 2012 он был в суде, чтобы поддержать меня, будучи готовым дать свои рекомендации. Это невероятно! Как и факт, что он уговорил Арнольда и Джима Лоримера написать мне рекомендацию для суда. Жерар Денте тоже был на суде, и я счастлив, что эти двое являются моими работодателями и друзьями. Никому и никогда не удастся сказать что-либо плохое о Стиве и Жераре в моем присутствии. Я буду сражаться до смерти, защищая их достоинство».  

     Виктор Мартинез о фанатах:

     «Для меня фанаты – это друзья, с которыми я еще пока лично не познакомился. В тюрьме я получал бесчисленное количество писем от фанатов со всего мира. Это действительно повлияло на мой духовный настрой. Большинство писем я прочитал по нескольку раз. Я начал заниматься бодибилдингом, как фанат, не зная, достаточно ли хорош для того, чтобы стать затем профессионалом. И большинство занимающихся ребят тоже делают это не из стремления стать профи, а из любви к спорту. Я до сих пор идентифицирую себя с такими парнями, так что каждый раз, общаясь с фанатами, хочу, чтобы они чувствовали себя хорошо потому, что я нашел время пообщаться с ними, а не отвернулся от них, словно представляю из себя невесть что. У меня был опыт с одним профессионалом, который выступал в 70-е (замечание автора: «Простите, читатели, но Виктор наотрез отказался сообщить имя этого человека»). Мне было примерно 18, я увидел его в зале и подумал, что хочу быть, как он. Спросил, не может ли он показать мне правильную технику приседаний. Он ответил: «Конечно. Если ты мне заплатишь». Когда я стал профессионалом, то поклялся, что никогда не буду вести себя, как он».

 

Первоисточник

Перевод: http://i-pump.ru/

Понравилось? Поделись с друзьями!

myprotein-25

Top