Майк Квин: интервью, часть 3

Майк Квин: интервью, часть 3

Майк Квин: интервью, часть 3

Майк-Квин      Рон Харрис: Некоторые люди, глядя на фото профессионалов в журналах, думают, что они трахаются, как звезды НБА. У этих парней много разных женщин?

     Майк Квин: Конечно, у некоторых из тех, кого я знал, были своего рода бодибилдинг-группиз, вероятно, что и сейчас есть то же самое. Я всегда был однолюбом, а не бабником. Некоторые из ребят, у которых много женщин, были к тому же бисексуалами и это тоже сохранилось по сей день.

 

     Рон Харрис: Наверняка это просто слух. Давай поговорим о допинге. Можешь рассказать, основываясь на своем опыте, как стероиды влияют на либидо? И как с этим обстоит дело, когда курс заканчивается?

    Майк Квин: Могу сказать, что чем старее ты становишься, тем сильнее вероятность «словить вялого» на выходе из курса. Но у меня никогда особых проблем не было. Я – Скорпион, а мы известны своей половой силой. У меня никогда не было скачков либидо ни вверх, ни вниз, потому что я никогда не злоупотреблял тестостероном. Многие любят «Тест», потому что он дешев и позволяет быстро нарастить силу и массу. Мне никогда не нравились ощущения от его приема. В качестве основы я всегда использовал Деку и сопровождал ее небольшими количествами Equipoise и Дианабола. Цикл шел 6 недель, а потом 2 недели – перерыв. В последние 6 недель перед конкурсом в ход шел Примоболан, Винстрол-В и оральные андрогенные стероиды типа Халотестина в самом конце.  

 

 

     Рон Харрис: Так ты думаешь, что «Тест» почти для всех не годится?

 

     Майк Квин: Некоторым он подходит, некоторым – нет. С моим телом он не дружил. Когда с него сходишь, в суставах прекращается производство синовиальной жидкости. Еще одним ужасным допингом по влиянию на суставы является Винстрол. На этих препаратах я никогда не мог оставаться больше четырех недель за раз.

     Я всегда делал анализы крови во время циклов, а не после них, как делает большинство парней. В зависимости от результатов я регулировал дозы. Бодибилдерам надо знать, что они должны прекращать тренировки за 2 дня до анализа, иначе вещества, образующиеся в организме при тренинге, могут привести к некорректным результатам исследования.

     Рон Харрис: Стероиды ухудшали твой нрав?

     Майк Квин: Нет. Единственной раздражавшей меня вещью была диета. Мне всегда приходилось сильно пострадать, чтобы добиться рельефа. Сейчас парни используют тонны тироидов и ДНП, и по-прежнему едят, как свиньи, до самого дня шоу.

 

     Рон Харрис: Помогут ли среднему парню, занимающемуся в зале, статьи, рассказывающие о том, как занимаются атлеты из первой десятки Олимпии?

     Майк Квин: Никак не помогут. Эти ребята используют такое количество допинга, что могут заниматься почти каждый день часами. Если обычный парень попробует это повторить, от себя изведет до смерти за одну-две недели.

 

     Рон Харрис: Исходя из твоего опыта, является ли большинство профессионалов экспертами в области тренинга и питания?

     Майк Квин: Абсолютно нет. На этом уровне бодибилдинг представляет из себя нарциссизм в чистом виде. Эти ребята занимаются крайне нездоровыми вещами. На вроде этих высокопротеиновых и высокожировых диет, на которых многие из них сидят. Во-первых, ты получаешь гипогликемию от недостатка углеводов. Во-вторых, ты наносишь вред своей поджелудочной железе. В-третьих, не употребляя клетчатку, подвергаешься очень высокому риску рака кишечника. Все эти парни сейчас едят по 500гр протеина в день и учат юнцов делать то же самое. Какая глупость!

 

     Рон Харрис: Что еще опасного они делают?

     Майк Квин: Инсулин! Не являясь диабетиком, применять инсулин просто, чтобы стать большим – это слабоумие. Вот из-за чего эти парни сейчас такие большие - из-за инсулина и гормона роста, но не стоит рассчитывать, что это не ударит по здоровью в долгосрочной перспективе. К тому же они сейчас конкретно переедают. Вы насилуете свою пищеварительную систему, питаясь каждые 2 часа. Есть надо только тогда, когда вы голодны. Это просто здравый смысл, но в бодибилдинге его больше нет.

 

     Рон Харрис: Шокирует ли тебя то, насколько сейчас по сравнению с 80-ми увеличился и стал более изощренным прием допинга? Считаешь ли ты это выходом за рамки разумного?

     Майк Квин: Меня шокирует, что я вижу недостаток интеллекта и полную безответственность по отношению к здоровью. Я не сомневаюсь, что все эти ребята сейчас используют гораздо больше, чем нужно. Когда бы меня ни спросили о стероидах, я всегда отвечаю, что, может быть, я и бывал вне себя, но никогда не был дебилом, используя их!

     Рон Харрис: В ваше время я не припоминаю, что бы вам, ребята, требовались гуру, чтобы войти в форму. Почему, как ты думаешь, сейчас почти у всех профессионалов они есть?

     Майк Квин: Ну, гуру у нас не было, но ты не сможешь стать топовым бодибилдером без хорошей системы поддержки. У меня был прекрасный партнер по тренировкам по имени Пол Феттерс, а моя подружка в то время, Дана Голден, помогала мне с диетой. Рик Валенте работал со мной над позированием. Вам надо иметь нескольких людей, которые смогут честно высказать свое мнение о вашей форме. Я не знаю Чада Николса и никогда не слышал про него ничего плохого, но мне говорили, что некоторые ребята платили ему до 10 штук за подготовку к шоу. Это глупость. Все что вам нужно, это дневник питания и зеркало. Просто делайте записи, что и в каких количествах вы едите, и как это влияет на ваше тело.

 

     Рон Харрис: Похоже, что ты и другие ребята в 80-х веселились, когда соревновались. Вы были дружны?

     Майк Квин: Время было веселое. Мы были как товарищи, потому что часто виделись. Единственный, с кем было сложно найти контакт, это Рич Гаспари. Он все время был нервный и измотанный.

 

     Рон Харрис: Что ты думаешь по поводу того, что профессионалы поносят друг друга и угрожают надрать друг другу задницу?

     Майк Квин: Скажу так – если хочешь кому-то надрать жопу, так просто пойди и сделай это. Не надо говорить об этом месяцами и годами, как все они это делают. Они видят друг друга несколько раз за год и имеют множество шансов подраться, если им так хочется.

 

    Рон Харрис: Из всех, с кем ты соревновался и виделся, кто был самым большим джентльменом и главным подонком?

     Майк Квин: Тогда почти все ребята были джентльменами: Ли Хейни, Ли Лабрада, Берри Де Мей, Майк Кристиан, Рон Лав и Боб Пэрис. В конце моей соревновательной карьеры два парня из Европы, ныне покойные, показались мне такими же. Это были Андреас Мюнцер и Момо Беназиза. Единственным подонком того периода я считаю Шона Рея. Однажды я стоял рядом с ним, когда к Шону подошел мальчик, может лет 10 или 11, вместе с мамой. Она сказала, что у сына вся стена в спальне завешана фотографиями Рея, и он бы хотел получить его автограф. Шон просто отшил его и ушел. Мне так не по себе стало, что я дал ему свое фото и подписал его. Позже я получил от матери мальчика письмо, в котором говорилось, что он сорвал все фото Рея и повесил мои.

 

     Рон Харрис: Ты все еще фанат бодибилдинга? Если да, то кто твои любимые атлеты сейчас?

     Майк Квин: Я фанат, да. Мне сильно нравится Ронни Колеман. Он мне очень напоминает Ли Хейни своей естественной, спокойной духовностью. Плюс, он был офицером полиции, так что, очевидно, он из тех, кто любит помогать людям. Еще я большой поклонник Даррема Чарльза. Он единственный, кто действительно по-честному выкладывается. Многие не знают, что многие годы, даже в статусе профессионала, он был абсолютно чистым.

 

     Рон Харрис: Чем ты сейчас занимаешься?

     Майк Квин: Я начал выпуск линейки добавок под названием Life Style Essentials. Она нацелена на мэйнстрим; это линейка не для бодибилдинга, а мое имя и изображение не будут использоваться для ее продвижения. Сейчас я веду переговоры с GNC по поводу этой линейки. Вы можете ознакомиться с продуктами на веб-сайте (прим. переводчика: домен уже стоит на продаже, сайта нет).

     Рон Харрис: В прошлый раз я разговаривал с тобой год назад, и тогда ты рассматривал возможность участия на Мастерс Олимпия. Все еще есть возможность, что ты там выступишь?

     Майк Квин: Нет, я точно не стану там выступать. Сейчас, чтобы использовать стероиды и гормон роста, мне надо делать это легально, через клинику, и в итоге это обойдется мне в 30 штук, при том, что на конкурсе приз за первое место составляет 10 штук. Арифметика просто не бьется.

 

     Рон Харрис: Начни ты заниматься бодибилдингом в наши дни, ты бы все равно хотел стать профессионалом?

     Майк Квин: Нет. Я бы тренировался для здоровья и собственного удовольствия, но со всем этим экстримом, связанным с допингом и диетой, я бы связываться не стал.

 

     Рон Харрис: Спасибо за искренний разговор, Майк!

     Майк Квин: Обращайся, Рон!

 

Источник: Testosterone Nation, Ron Harris

Перевод: http://i-pump.ru/

Понравилось? Поделись с друзьями!

myprotein-25

Top