Говорит мертвец: Ли Прист отвечает Testosterone Nation, часть 5

Говорит мертвец: Ли Прист отвечает Testosterone Nation, часть 5

Говорит мертвец: Ли Прист отвечает Testosterone Nation, часть 5

      Джон Кениг: Да, это имеет смысл. За сценой напряженная обстановка.

     Ли Прист: Вот именно. Партнер по тренировкам помогает тебе пройти большую часть пути подготовки, а потом он или она не может пройти с тобой последнюю милю. Фотографы забегают и выбегают, е.аные шлюшки кругом, а один мой человек чему-то может помешать?

Ли-Прист

     Джон Кениг: В профессиональном бодибилдинге много группиз?

     Ли Прист: О да. Многие группиз сами из этой индустрии. Уверен, некоторые из них просто фанатки, но большинство из них – из этой индустрии.

     Джон Кениг: Возвращаясь к диете, что ты ешь сейчас, на данном этапе подготовки?

     Ли Прист: 6 блюд в день. Овсянка и протеиновый коктейль - перед тем, как идти в зал утром. Потом, после тренировки, я ем стейк и рис. Третьим блюдом может быть тунец или куриная грудка и овощи. Потом снова овсянка и протеиновый коктейль, как и на завтрак. На ужин – куриные грудки или тунец, либо иногда индейка. Перед сном я пью протеиновый коктейль. Я делаю желе без сахара с протеином и помещаю его в холодильник, так что получается, как десерт.

 

     Джон Кениг: Т.е. ты не пьешь 4-5 протеиновых коктейлей в день?

     Ли Прист: Нет, я пью 2-3 в день. Мне нравится натуральная пища, но куриные грудки надоедают, так что иногда я заменяю их двумя мерными ложками протеина, смешанными с водой. В межсезонье, как говорят, я употребляю много вредной пищи, но, когда я иду в МакДональдс, то съедаю примерно 3 гамбургера, небольшую порцию фри, и около 6 наггетсов, вот и все. А люди думают, что я там сжираю 10 Биг Маков или что-то в этом роде.

   Мне просто не нравится есть много однообразной пищи в межсезонье. Я не ем большие порции; перекусываю весь день напролет. Могу сходить в МакДональдс и съесть 2 гамбургера и несколько наггетсов, потом, через час, поесть мороженого или еще что-нибудь. Нет такого, что я обжираюсь огромными порциями. В межсезонье я по-прежнему ем овощи, курицу и стейки, но, если в тоже время, мне захочется шоколада, то я его буду есть! Не собираюсь обделять себя, когда я не на диете.

     Я смотрю на этих парней, которые питаются в Файрхауз (популярный среди бодибилдеров ресторан на Венис Бич) или других местах, где меню состоит из полезных блюд. Ну и что? Они жирнее меня. Питаются правильно, но это показуха, не так ли? И эти ребята, в которых до х.я воды, потом собираются подсушиться за 10 минут. Да это придурки, из-за которых бодибилдинг приобретает дурную славу! Они ходят туда-сюда с важным видом в этих малюсеньких майках, мешковатых штанах и тому подобном. Вот поэтому, когда я появляюсь на публике, то не хочу выглядеть как е.аный бодибилдер. Я ношу нормальную одежду; я не оголяюсь. Вот сейчас похоже на то, что я тренируюсь?

 

     Джон Кениг: О да, в этой одежде ты выглядишь «нормально». Кого ты пытаешься надуть?

     Ли Прист: Ну, по крайней мере, я выгляжу нормальней, чем все эти тупые качки, которые, чтобы их заметили, оголяют руки, носят обтягивающие рубашки, чтобы все было видно. Мне не нравится вся эта чепуха; люблю свободные рубахи. Даже когда я не оголен, мои предплечья меня выдают, а в шортах голени сразу дают о себе знать.

     Мне не нужно постоянное внимание. Ненавижу это. Когда прихожу на пляж, то иду на его дальний конец. Пусть меня судят, когда я на сцене, но когда я на людях, мне не нравятся толпы народа, глазеющие на меня. Мне неловко.

Ли-Прист       Джон Кениг: Для того, кому не нравятся толпы, ты хорошо работаешь при скоплении людей.

       Ли Прист: Я всегда дружелюбен. Если кто-то является мои поклонником, то я буду с ним дружелюбен. Я не пошлю такого человека на хер. После последней Ночи Чемпионов все, чего я хотел, это вернуться в отель и расслабиться, но потратил час, раздавая автографы и находясь среди толпы людей. Дошло до того, что, находясь у двери отеля, я все еще позировал для фотографов!

       Эти люди заплатили деньги, приехали, чтобы увидеть меня, так что я буду позировать для них, для фото, столько, сколько смогу, и оставлю их довольными. Они могут быть уверенными, что я не откажу им, что не произойдет такого, вроде: «Я видел Ли Приста, и он полный засранец!». Я видел многих парней, которые раздражительны, находясь на диете в процессе подготовки к шоу, и отказывают поклонникам. Но почему нужно вести себя, как урод, с фанатами, если ты на диете? Это не их вина.

 

     Джон Кениг: Есть ли какие-то особенные уловки, применяемые в последние несколько дней перед конкурсом?

     Ли Прист: Последние 3 дня перед Ночью Чемпионов я очень мало ел, а потом, в пятницу, ел все, что хотелось. Все, что я буду есть, полагал я, будет приводить к наполнению моих мышц, и это сработало.

 

     Джон Кениг: Углеводная загрузка в последнюю неделю?

     Ли Прист: Я не загружаюсь углеводами. Иногда я в своей лучше форме за 2 недели до шоу. Я наполненный и твердый, но раньше я думал, что должен стать еще тверже и урезал питание. Но мой метаболизм разгонялся так сильно, что, поскольку я все еще делал кардио, начиналось разрушение мышечной ткани, и я становился плоским. В итоге я становился не жестче, а более плоским. Так что в этот раз я решил – какого черта, в последний день перед шоу я буду есть все, что мне хочется. Я выглядел прекрасно, так что продолжу так поступать и в будущем.

     Джон Кениг: Люди говорят, что в тот раз у тебя была лучшая форма.

     Ли Прист: Я тоже так думаю. Я становлюсь лучше каждый год, улучшается каждая часть тела. Я делаю все от меня зависящее, а остальное уже как получится. Если мне захотят дать высокие места, то дадут. Если выигрываешь, то там в любом случае не такие уж и большие деньги, так что при проигрыше невелики потери. В году, когда я не выступал на Арнольд Классик, я поднял 7-8 штук за первые 2 дня выставки, продавая фотографии. Каждый раз, выступая на этом шоу, все, что я зарабатывал – это тысяча долларов!

 

     Джон Кениг: Но надо выступать, чтобы о тебе не забывали.

     Ли Прист: Иногда надо. Посмотрите на Вика Ричардса. Он не выступал, но все еще имел эту ауру. Все судят о тебе по твоим последним результатам на конкурсе. Ты можешь стать вторым на нескольких Олимпиях, но приди ты десятым на Ночи Чемпионов, и люди скажут, что ты выдохся. Все мы люди и не всегда выглядим лучшим образом. Мы, бывает, болеем. Кто-то выглядит великолепно, но потом внезапно сдает.

     Если я выступаю и доволен тем, как я выгляжу, то все нормально. Я могу никогда не выигрывать. Некоторые приходят с настроем, что им нужно то или иное место, чтобы быть счастливыми. Они принимают это так близко к сердцу. Как, например, Флекс Уиллер, у которого были вспышки гнева из-за того, что он становился вторым на Олимпии. Он стал вторым на Олимпии! Я был бы счастлив! Для меня это было бы так же хорошо, как и выиграть.

    У них настрой в головах – все или ничего, нужна только победа. Да ладно, надо быть счастливым и благодарным, что у тебя есть 2 руки и 2 ноги и ты можешь вставать. Многим людям куда хуже. Просто получайте удовольствие. Я отношусь к шоу, как к гостевому позированию. Я не считаю, что если я не выиграю, то это будет смерти подобно.

 

     Джон Кениг: Ты получаешь выплаты, когда журналы Вейдера пишут статьи от твоего имени, которые, очевидно, не были написаны тобою?

     Ли Прист: Нам не платят за статьи, обложки журналов и тому подобное.

 

     Джон Кениг: Вы не получаете деньги за позирование для обложки?

     Ли Прист: Нет. Если ты с Вейдером, то это – часть твоего контракта. По нему ты должен участвовать в фотосъемках и тому подобном. Поскольку последние пару лет я на контракте с ProLab, то я участвую в фотосъемках потому что хочу, чтобы мое лицо появлялось в журналах. Редакторы журналов говорят мне, что я им нравлюсь, фанатам я нравлюсь, и журналы хорошо продаются, когда я в них.

 

     Джон Кениг: У тебя есть какие-то герои в этом спорте?

     Ли Прист: Не особо. Речь скорее о конкретных частях тела, например, мне нравятся ноги Тома Платца, руки Эдди Робинсона, но я никого не делаю своим идолом. Раньше такое было в отношении некоторых, но когда я с ними познакомился, они оказались говнюками. Пол Диллет – хороший парень, я в хороших отношениях с Майком Матараццо. А некоторые другие люди думают, что их дерьмо не воняет. Ведут себя, будто они – Майкл Джордан, но на самом деле они – всего лишь самоуверенные придурки-бодибилдеры. Из-за них о нас идет плохая молва. Если вы хотите, чтобы этот спорт изменился, поменяйте свое отношение.

 

     Джон Кениг: Общаешься с Шоном Реем?

     Ли Прист: Видимся с ним иногда на конкурсах. Шон говорит то, что думает. По крайней мере, он говорит это нужным людям. Половина обсуждает все дерьмо в своем кругу, но стоит только кому-то зайти, они сразу: «О, привет, как дела?».

     Джон Кениг: Если на вошедшем пиджак с эмблемой ИФББ.

     Ли Прист: Это просто безумие. Когда однажды Олимпия проходила в Атланте, я пришел с Самиром Баннутом. Он был как то Мистером Олимпия, но у него даже не было контр-марки! Он должен был пройти в комнату к Бену Вейдеру, чтобы получить билет, и они посадили его на балкон. Он был Мистером Олимпия! Разве ему не полагается специальное место? Хотел зайти Майк Кристиан (мы все еще смеемся и подкалываем его этим), но ему сказали, что он может это сделать, только если наденет синий пиджак и поработает там охранником! Эти топовые профессионалы заработали для вас столько денег, и вы хотите, чтобы они стояли на входе?

 

     Джон Кениг: Спасибо за уделенное время и откровенность, Ли.


Источник: Testosterone Nation
Перевод:http://i-pump.ru/

Оглавление:

Понравилось? Поделись с друзьями!

myprotein-25

Top