Интервью с Милошем Сарцевым, часть 1

Интервью с Милошем Сарцевым, часть 1

Интервью с Милошем Сарцевым, часть 1

 

Милош-Сарцев   Экспериментируя в течении многих лет с разными системами и методами тренировок, чтобы оптимизировать потерю жира и гипертрофию мышечной ткани, я обнаружил, что, без сомнений, Милош Сарцев, при всей спорности своего подхода к этим вопросам, наверняка знает, как привести людей в форму и сделать это быстро. Т.к. он является для многих источником идей для тренинга и любимцем поклонников бодибилдинга (особенно здесь, в Австралии), я подумал, что было бы здорово взять у него интервью и выяснить немножко больше о нем самом и его философии тренировок…

 

     Вопрос: В бодибилдинг-сообществе ты известен под прозвищем «Ум» за свои инновационные теории и методы, что касается построения предельно развитой фигуры. Расскажи нам немного о своем образовании и том, как ты пришел к выступлению на соревнованиях и тренерской деятельности в бодибилдинге?

    Милош Сарцев: Долгое время я был атлетом на контракте у Вейдера и пишущим редактором журнала Флекс. Некоторые другие редакторы этого журнала дали мне прозвище «Ум» из-за моей точки зрения по многим вопросам тренинга, питания и употребления добавок, которая часто абсолютно отличалась от общепринятой.

 

     Мои родители и единственная сестра – медики, и вполне ожидаемо, что в такой семье предметами большого количества дискуссий являются медицинские по своей природе вопросы. Было множество разговоров о психологии, анатомии, патологии, токсикологии, эндокринологии, фармакологии и тому подобном. Помню, я слушал моего отца – он был доктором наук по нейропсихиатрии и самым интеллигентным и образованным человеком, которого я когда-либо знал, и он часто подчеркивал, насколько он не согласен с текущими научными доктринами, очень четко объясняя, почему именно он с ними не согласен.

 

     Мой отец был человеком, который приучил меня мыслить нестандартно и открыл глаза на «науку» бодибилдинга. Самым важным принципом в моем тренинге и философии употребления добавок была на самом деле его идея, а не моя… и как каждый может убедиться, она противоречит текущей научной доктрине физиологии упражнений.

     Вместо того, чтобы учиться на медика, я выбрал специальность «пищевые технологии» и поступил в университет Novi Sad, чтобы овладеть другим столь важным предметом человеческой физиологии - клиническим и спортивным питанием.

 

     Вопрос: Ты тренировал многих чемпионов-бодибилдеров и участниц соревнований по фигуре в течении многих лет. Кого ты можешь назвать среди своих наиболее значимых клиентов?

     Милош Сарцев: Флекс Уиллер, Моника Брандт, Крис Кормье, Густаво Баделл, Люк Вуд, Деннис Вольф, Деннис Джеймс, Санни Шмидт, Ричард Джонс, Бен Пакульски, Маркус Рул, Грэг Ковач, Ли Пауэл, Патрик Тур, Хаико Калабач, Барри Кабов, Мустафа Мохаммед, Эрни Тэйлор, Роланд Кикинджер, Мелвин Энтони, Нассер Эль Сонбати, Винс Тэйлор, Хидетада Ямагаши, Тарек Эль Сетуи, Джоэль Стаббс, Трой Элвес, Эд Ван Амстердам, Мохамад Анути, Маркос Чакон, Крис Дим, Мариус Доне, Джонни Джэксон, Кинг Камали, Джеймс «Флекс» Льюис, Кийоко «Кийопи» Яманака, Роберт Хатч, Арии Кокконен, Лиау Тек Леонг, Николь Экер, Шелли Бити и многие другие.

 

     Вопрос: Одна из твоих самых спорных теорий – пред и после тренировочное питание. Ты бы мог более детально объяснить ее?

     Милош Сарцев: Да, она спорная, если вы воспринимаете физиологию упражнений так, как это продиктовано нынешней наукой: «С целью создания мышечной гипертрофии нам нужно тренироваться интенсивно, во время тренировки истощить запасы гликогена и АТФ, повредить мышечные волокна, добившись в них микроразрывов. Шок, полученный в результате нашей мышечной системой, запустит реакцию гипертрофии, т.к. наше тело обнаружит потери питательных элементов (глюкозы, аминокислот и АТФ), и в течении нескольких часов после тренировки направит все имеющиеся в его распоряжении нутриенты для возмещения потерянных и восстановления повреждений».

     Если мы выводим наше тело из состояния естественного баланса (или так называемого гомеостаза), то оно ответит на это сверхкомпенсацией, запасая больше нутриентов, чем было прежде, чтобы быть готовым к еще одному возможному шоку, или интенсивной тренировке.

     Когда я изложил эту теорию своему отцу, он тут же рассмеялся, с сарказмом сказав мне: « Конечно, Мишко (это мое прозвище), почему бы нет? Ты хочешь помочь мне, разрушив наш дом до основания?».

     Я не понял, что он имеет ввиду.

     Он продолжил: «Ну, если наука физиологии упражнений говорит вам, парни, разрушать ваш дом (тело), чтобы у вас был шанс перестроить его всякий раз, когда вы тренируетесь, почему бы нам не поступить также с нашим собственным домом, а потом, попозже, просто построить еще один, а потом еще, и еще, и еще и т.д.?».

     Меня заинтересовала эта аналогия, и я начал задавать много вопросов. Вкратце он объяснил мне, что если я тренируюсь с помощью этой традиционной доктрины (разрушая мышечные волокна и истощая в них запасы всех возможных нутриентов), то я ввожу тело в крайне катаболическое состояние.

     Катаболизм рассматривается, как нездоровое состояние тела. «Ради Бога, ну зачем кому-то вводить свое тело в высококатаболическое состояние чуть не каждый день? Какой в этом смысл? Ты хочешь построить мышцы? Создавай анаболизм, а не наоборот!».

     Тогда, в 1981, когда я начал заниматься бодибилдингом, я согласился с мыслями отца, которые выглядели для меня логичными даже в тот момент. Я назвал эту теорию «Использование преимущества гиперемии» (прим.переводчика: гиперемия – переполнение кровью какого либо органа тела или его части), которое используется для создания максимально анаболической среды, что позволит вам достичь максимальной гипертрофии.

     Вот разумное объяснение этой теории. У мужчины примерно 5 литров, а у женщины – 4 литра крови, которая постоянно циркулирует по всему телу. В состоянии покоя максимум примерно 10-12% этой крови находится в наших скелетных мышцах, т.к. в большем нет физиологической потребности. Однако, когда мы начинаем активно действовать, кровь направляется в работающие мускулы, и этот увеличившийся поток крови в работающие мышцы (гиперемия) может вырасти до удивительного прироста в 60% и более. Это происходит только во время тренировок!

Милош-Сарцев    Таким образом, по идее моего отца, если я обеспечу организм всеми необходимыми анаболическими нутриентами в предварительно расщепленной форме, легкой для усвоения (АТФ, глюкоза, аминокислоты и т.д.), и они попадут в кровяной поток прямо перед тренировкой, а потом я продолжу поставлять в кровь те же нутриенты и в течении тренировки, в то же время повышая уровень самого анаболического гормона нашего тела – инсулина, то я создам максимально анаболическую среду.

     Так что, вместо потери нутриентов мы создаем условия для значительного их накопления нашими мышечными клетками. Мы должны помнить, что эта возможность у нас есть только во время тренировки, а не перед ней, и не после, когда в мышцах не будет такого объема крови.

     Не имеет никакого смысла отправлять пустой самолет из Сиднея в Лос-Анжелес, не так ли? Так зачем направлять поток крови, в котором мало питательных элементов, в работающие мышцы, когда у вас есть уникальная возможность направить все необходимые нутриенты прямо в клетки мускулов?

   Естественно, я использовал этот принцип со ВСЕМИ тренируемыми мной профессиональными атлетами ИФББ, и каждый из них просто взрывался от роста мышц. А ведь мы сейчас говорим о профессионалах, которые уже развили свои фигуры до неимоверных высот, которые достигли плато, и на этой ступени развития даже небольшой прогресс уже является для них праздником.

     Прогресс всех моих подопечных во время подготовки ко всем их шоу задокументирован с помощью фотографий, и они все еще доступны для всеобщего просмотра на форуме моей веб-страницы. Я предлагаю вам посмотреть их, чтобы получить представление, о чем я говорю.

 

Источник: cleanhealth.com.au

Перевод: http://i-pump.ru/

Понравилось? Поделись с друзьями!

myprotein-25

Top