Интервью с Нассером Эль Сонбати на bodybuilding.com 2007, часть 3

Интервью с Нассером Эль Сонбати на bodybuilding.com 2007, часть 3

Интервью с Нассером Эль Сонбати на bodybuilding.com 2007, часть 3

Нассер-Эль-Сонбати      

 

     Дэвид Робсон: В середине 90-х ты почти молниеносно стал одним из самых многообещающих чемпионов бодибилдинга и законным претендентом на титул Мистер Олимпия. Как ты смог добиться такого впечатляющего прогресса, выйдя из полной неизвестности в 1990 году в статус главного оппонента Дориана Ятса в 1997 году?

     Нассер Эль Сонбати: Во-первых, я учился в университете в Германии с мая 1985 до ноября 1992 (7,5 лет в университете Аугсбурга). Так что, пока я там учился, я должен был, в то же время, работать как во время каникул, так и во время учебных недель. К тому же, я уже соревновался на профессиональном уровне. Я стал профи в 1990, и моим первым профессиональным шоу было Гран При в Хельсинки, где я стал восьмым.

     Итак, мне нужно было учиться, тренироваться, работать, выступать и соблюдать диету, что требовало большой силы воли, энергии и упорства, и было определенно не легким делом.

     Мой отец (а он – инженер, десятки лет работавший на Мерседес-Бенце) всегда, с самого детства учил меня, что я должен сначала получить высшее образование, чтобы мной потом в жизни не помыкали. Он говорил, что чем ниже моя квалификация, тем больше вероятность, что другие люди будут мной управлять. Позже я сам дошел до понимания действительной важности образования.

     Так что образование для меня всегда было более важным, чем физическое развитие или внешний вид мышц. И сегодня я очень благодарен своему отцу за то, что он внушил мне принципы необходимости образования.

     Улучшения моих физических параметров не произошли внезапно, для этого потребовалось время, хоть некоторым и кажется, что это произошло быстро. С годами ты учишься проводить более интенсивные тренировки, узнаешь, как приходить в форму, экспериментируя с диетами.

     В Германии у меня не было никого, кто научил бы меня, как тренироваться, какую диету соблюдать, чтобы был эффект, а потери мышечной массы были бы минимальными. В то время не было персональных тренеров, гуру по вопросам питания и тому подобных людей. К тому же, у меня и денег то не было, чтобы что-то такое себе позволить. А как мы все в курсе, большинство бодибилдеров, если они что-то знают, не захотят поделиться своими секретами с тобой. Но, в то же время, они всегда хотят знать, что делаешь ты.

     И до сих пор люди подходят ко мне (как только замечают, что я мил и приветлив), и хотят вытянуть из меня знания и энергию. А у меня тогда не было, например, спонсора как у Майка Франкоса (еще до того, как он стал профессионалом), или у Джея Катлера, который имел контракт с Вейдером за 2 года до того, как впервые выступил на профессиональном шоу.

     Определенно, быть не-американским бодибилдером и утвердить себя здесь, в стране бодибилдинга, очень тяжело. Перелеты сюда, отели - за все это надо платить; недостаток информации, недостаток известности, если вы - не англоязычный по происхождению и не живете здесь. Вы здесь как пришелец из космоса. И после того, как я стал шестым на Олимпии в 1994, я получил контракт с Вейдером, что позволило мне тратить больше времени и энергии на развитие своего тела.

   Кстати, Джо был единственным, кто когда-либо предложил мне контракт. Без него я бы не добился столько. Он сделал из меня суперзвезду бодибилдинга. Прославил меня на весь мир, оплатив работу со мной величайших фотографов вроде Криса Лунда. И, частично благодаря этому, я жил в южной Калифорнии с 1994 года.

 

     Дэвид Робсон: Очень спорно проиграв в борьбе за титул Мистер Олимпия 1997, в то время как многие считали, что ты должен был выиграть, как ты воспринял этот результат, и почему, как ты думаешь, судьи поставили тебя вторым?

   Нассер Эль Сонбати: Да, определенно, это факт, что я должен был выиграть на Олимпии 1997. Не получив статуэтку Сандова в 1997, я понял, что в профессиональном бодибилдинге нет честных соревнований. Я и раньше об этом знал, но в том году это стало очевидно, как никогда раньше.

     В 1994 я стал четвертым на Ночи Чемпионов в Нью Йорке. Думаю, я должен был выиграть на этом шоу, но они позволили Майку Франкосу, действующему чемпиону США, забрать этот титул.

     Я был просто неизвестным, или правильнее сказать, маловажным парнем из Европы. Титул остался в США, а Нассер вернулся в Европу. Кроме этого, еще один европеец по имени Дориан Ятс уже удерживал титул Мистер Олимпия.

     Возвращаясь к Олимпии 1997… Флекс Уиллер подошел ко мне после предварительного судейства (оно было в пятницу, а финал был в субботу, так, чтобы продать побольше билетов) и спросил, в курсе ли я, что титул, которого я заслуживаю, мне все равно не дадут. Я особо говорить на эту тему тогда не стал, потому что надеялся, что он ошибается. Но, как все мы знаем, Дориан Ятс снова выиграл Олимпию на следующий день.

   Он победил, не смотря на огромный живот, выглядящий так, словно он на шестом месяце беременности, талию, как барабан, порванный левый бицепс, недавно порванный левый трицепс, порванный левый квадрицепс, порванный правый квадрицепс. Победил с идеальным счетом, что было просто невероятно. Это было абсолютно инсценированным результатом и главным разбоем в бодибилдинге 20 века, который устроила клика судей, которые «судили».

     Я также должен сказать, что некоторые судьи ставили Дориана даже на третье или четвертое место, там ведь около 13 судей официально судили. Но были использованы только 7 листов с баллами. Листы с баллами этих судей (которые поставили Дориана ниже) не использовались, а некоторые из судей были устранены из коллегии, потому что не делали того, что от них ожидалось.

   Есть несколько причин, почему я не победил. Некоторые судьи не хотели расстраивать своего друга Дориана, не хотели, чтобы он уходил из бодибилдинга побежденным после всех его травм и разрывов. Не хотели дать еще одному не-американцу самый престижный титул в бодибилдинге.

     Потом, есть еще одна причина. Она в том, что я слишком прямолинейный и не придерживаюсь установленных правил. Я говорю, как есть, не подлизываюсь, не звоню нужным людям, чтобы обеспечить себе место, как делают другие.

   Я без проблем звоню людям, общаюсь, но не для того, чтобы выпросить себе место. Я для слишком многих людей слишком образованный и интеллигентный. И они понимали, что я мог быть для них опасным, стань я новым обладателем титула.  

   И последний, но не менее важный момент: когда люди видят мое тело, то понимают, что им не удастся добиться того же результата. Они скорее умрут, чем у них это получится. Так что я и физически был слишком большим и фриковым, даже для профессионального бодибилдинга. И я был к тому же слишком критичен к судьям и другим участникам и не отрицал этого, когда меня спрашивали.  

 

Первоисточник

Перевод: http://i-pump.ru/; переведено с сокращениями оригинального текста

Понравилось? Поделись с друзьями!

Top