Интервью с Нассером Эль Сонбати, часть 7

Интервью с Нассером Эль Сонбати, часть 7

Интервью с Нассером Эль Сонбати, часть 7

 нассер-эль-сонбати

 

      Дэвид Робсон: В 2004 ты возобновил выступления после двухлетнего перерыва. Получил кое-какие неважнецкие места. Какие были у тебя цели в 2004-2005 годах? Достиг ли ты их? И будешь ли ты еще выступать в будущем?

     Нассер Эль Сонбати: После того, как меня много раз обманули и ограбили - так очевидно, что даже парни, которые меня победили, извинялись за то, что встали на место впереди меня, я не имею ни малейшей мотивации, чтобы выйти на сцену снова.

     В качестве примера могу привести одно шоу, где я опередил Кевина Леврона в первом и втором раунде. Но он обошел меня в позировании и получилась ничья. И потом, в конце, я проиграл, потому что очки подсчитывал компьютер. Это так нелепо. Леврон победил снова. Вау, какой сюрприз, и снова за мой счет!

     Но дело тут не в Левроне или в том или ином парне – дело в судьях. Некоторые судьи пьяны во время судейства, есть среди них и наркоманы, некоторым просто плевать, а некоторые не из США, и судят так, как им говорят, т.к. не хотят лишний раз спорить (ведь иначе это будет их последняя оплаченная поездка в Америку). Некоторых просто больше не берут судить, потому что раньше они судили не так, как от них ожидалось.

     Я не говорю, что все судьи плохи, но определенный их процент не должен заниматься судейством, даже иметь судейской, или водительской лицензии не должен. Большинство профессиональных судей по отношению ко мне при общении один на один вежливы и дружелюбны.

     Но, однако, мой 17-летний опыт выступлений в качестве профессионала говорит мне, что когда они сидят вместе и судят, то все по-другому. Вы можете подвергнуть импичменту президента США, но не судей профессионального бодибилдинга. Вы никогда не услышите, чтобы они признали свои ошибки.

     Кроме этого, я был на предсоревновательной диете примерно 18 лет. Такая жизнь, полная ограничений в течении длительного времени, вызывает неизбежные жертвы: ты жертвуешь семьей, друзьями, ограничиваешь себя в образе жизни, в возможностях по образованию. И в некоторых случаях ты не слишком-то много получаешь взамен. Вместо этого тебя грабят. А некоторых парней ограбили, и у них проблемы со здоровьем на всю жизнь. В бодибилдинге довольно много жертв.

 

     Дэвид Робсон: Так что случилось в 2004 и 2005? Почему места были такие низкие?

     Нассер Эль Сонбати: Последняя пара шоу, на которых я выступал, скорее даже 3-4, я не был в своей лучшей форме. Не было того традиционного, жесткого внешнего вида.

     В 2003 я попал в больницу из-за стафилококковой инфекции в правом плече. Это было за 2 недели до Ночи Чемпионов. Я был госпитализирован на 10 дней, и когда выписался, был легче на 27кг. Я почти умер.

     Как бы там ни было, я попытался вернуться; в 2004 и 2005 я занял 14-15 места на трех шоу. Конечно, результат был неудовлетворительным, но в то время у меня и мотивации не было, как в прошлые годы. Я считал, что вне зависимости от того, как я буду выглядеть, меня все равно, как обычно, засудят. Я и сейчас думаю, что был самым критически воспринятым судьями профессионалом из всех.

     Определенно у меня было бы меньше проблем, если бы я был поглупее, был бы жополизом, а мое имя было бы не Нассер, а «Джек Джонсон» или «Джон Джонсон». Тогда я не придерживался диеты так строго, как мог бы и как должен был бы.

     Еще один момент, на который я хотел бы здесь обратить внимание, это то, что в 66 профессиональных шоу между 1990 и 2005 годами, за более, чем 16 лет, на соревнованиях не было ни одного так называемого судьи хотя бы из одной из так называемых родных для меня стран – Югославии или Египта.

     Да, я родился в Германии, но немецкие судьи не считали меня за немца, а паспорт у меня был югославский. Представь, какой цирк бы получился, если бы все эти люди вроде Шона Рея, Катлера, Колемана, Леврона или Кормье выступали бы на шоу, на которых никогда бы не было ни одного судьи из США. А в моем случае это было просто нормой.

     Не то, чтобы мне был нужен союзник в судейской коллегии, но почему считается нормой, когда из 13 профессиональных судей, которые судят шоу, минимум 70-80% – американцы? Это в высшей степени бесчестно.

     Кстати, мне известны факты, когда некоторых профессиональных судей из Германии позже не допускали к судейству из-за их независимой позиции. Можете верить или нет, но на некоторых Олимпиях я был единственным не-американским участником за пределами первой десятки. Меня засуживали больше всех. Это определенно очень меня «мотивировало».

     В общем говоря, никаких позитивных изменений касаемо судейства нет. Я могу гарантировать, что у каждого шоу был бы совершенно другой результат, если бы судьям не разрешалось говорить друг с другом во время предварительного судейства.

    Дэвид Робсон: Кто в современном профессиональном мужском бодибилдинге производит на тебя наибольшее впечатление и почему?

     Нассер Эль Сонбати: Если честно, и чтобы не показаться заносчивым, то я полагаю, что нынешние бодибилдеры не производят того впечатления, которое производили мои современники. Я не вижу новых Леврона, Ятса, Уиллера, Рея, Кормье, Колемана, Катлера, Беназизу, Приста, Диллета, Фукса и Нассера. В наше время на сцене был фантастический генофонд. Сейчас я вижу прекрасных атлетов, таких, как Фил Хит и Виктор Мартинез, но их немного.

 

     Дэвид Робсон: Насколько я понимаю, ты знал покойного Мохаммеда Беназизу. Как знают все, кто следит за этим спортом, Момо был одним из величайших в свое время, но он себя не жалел. Что тебе вспоминается, если идет речь о Момо?

     Нассер Эль Сонбати: Я отдаю должное уважение большинству коллег, но лично для меня наиболее впечатляющим фриком из профессиональных бодибилдеров был и продолжает оставаться Момо Беназиза.    

     Он стал первым на своем самом первом любительском соревновании, это был чемпионат мира среди любителей. Он был небольшого роста, чуть выше 1,52м, с соревновательным весом почти 99кг. В 1990 я участвовал в трех шоу с этим убийцей гигантов. Он умер в Голландии спустя пару часов после своего последнего шоу, которое он выиграл (Гран При Голландии 1992). Я не был по-настоящему дружен с ним, да он и не замечал меня, когда я выступал против него в 1990. Я не был ему соперником, так что ему в любом случае было неинтересно меня замечать. У него был сильный драйв и целеустремленность. С его то ростом быть таким конкурентоспособным, выигрывать профессиональные шоу… он был самым мускулистым из всех когда-либо существовавших бодибилдеров. Мышц на нем было больше, чем на мне или Маркусе Руле, который, как я думаю, мог бы занимать места гораздо выше, если бы был американцем и жополизом. А за фриковую жесткость я еще должен упомянуть Андреаса Мюнцера из Австрии.

 

     Дэвид Робсон: Говоря о жесткости, конкретно что требуется, чтобы заполучить ту фриковую, мегарельефную мускулатуру, которая была у Ятса и у тебя в 90-х?

     Это определенно комбинация всех аспектов бодибилдинга. Нельзя сказать, что именно вот такая философия тренинга, или вот такой вид продуктов питания, или определенная комбинация препаратов может создать такой внешний вид. Это комбинация всего сразу. Если у вас есть неограниченный доступ ко всем видам допинга на планете, но есть недостатки в генетике, питании, не достает драйва, упорства, интенсивности тренировок, сама система тренинга слаба, то вы не сможете получить такой вид. Нет такого, что вы можете запланировать и получить конкретный внешний вид – что получится, то и получится. Вы просто пытаетесь достичь лучшего возможного результата.

 

     Дэвид Робсон: Кто в истории бодибилдинга имел идеальный внешний вид, по-твоему?

     Нассер Эль Сонбати: Нет такого понятия, как «идеальный внешний вид». У всех нас разные вкусы и предпочтения. Тот, кто имеет лучшее сочетание формы, симметрии, пропорций, дефиниции, размера, жесткости, эстетики и способности правильно преподнести это на сцене в день соревнований, тот и побеждает.

     Это, в основном, и значит иметь идеальный внешний вид. Но это субъективно. Например, многие думают, что Катлер не должен быть Мистером Олимпия, потому что он имеет слишком грубые очертания и широкую талию.

     Другие считают, что Мистером Олимпия должен быть Шон Рей, потому что его мускулы более гармонично смотрятся, у него лучше симметрия, брюшки мышц более округлые. Так что нет такой штуки, как «идеальный внешний вид».

     Дэвид Робсон: Каковы самые большие проблемы профессионального бодибилдинга сегодня? Какие изменения ты бы хотел в нем увидеть?

     Нассер Эль Сонбати: Главная проблема в профессиональном бодибилдинге – недостаток денег для атлетов – как женщин, так и мужчин. Мало денег и лишь несколько контрактов. Так что многие атлеты вынуждены выходить на сцену, подготовленные через жопу, т.к. вынуждены работать на другой работе, чтобы обеспечить себя, а времени и энергии, чтобы подготовиться нормально к тому или иному шоу не остается.

     95% профи имеют по нескольку работ, продают допинг, себя, оказывают эскортные услуги, ведут веб-сайты с основным акцентом на собственной сексуальности или беспрерывно проводят персональные тренировки. А некоторые заканчивают в тюрьме. И все, что я слышу: «Мы должны сделать этот спорт более популярным».

     Ну так господа, дайте атлетам больше денег! А не просто говорите о том, что тестирование на диуретики лучше, чем тестирование на стероиды, о том, что нужно поменять то или иное правило. Деньги делают спорт более популярным, и вложив больше денег, вы увеличите его признание в мейнстрим среде.

     Когда я слышу, что что-то будет переделываться в бодибилдинге, первое, о чем я думаю это то, что атлеты от этого определенно не получат никакой выгоды. Деньги будут зарабатывать кто-то, а не мы.

     Я помню, насколько плотное расписание у участников Олимпии в последние 5 дней перед шоу. Все эти встречи, VIP встречи, а у атлетов в это время сушняк, они были ограничены в калорийности уже несколько месяцев.

     Иногда приходилось бывать в отелях во время проведения профессиональных шоу (даже в США), где по номерам бегали крысы, где (в Европе) по прибытии не было обещанного питания, или не было воды и свежей пищи, а то, что было, было все в мухах, было недостаточно машин, чтобы развести всех участников, соревнования проводились в скотобойнях с кровью на стенах (в Италии, на так называемом Мировом Кубке Джо Вейдера), места собраний были ужасно холодными (на вроде помещений для хоккея), не хватало напитков, не было медиков, за сцену забывали приносить отягощения для накачки, был полный хаос с дешевыми перелетами и т.д. и т.п.

     Раньше, чтобы получить призовые за место на Олимпии, требовались месяцы. Официальная причина: « Все еще не готовы результаты допинг-контроля». Так другие люди могли получать % по нашим деньгам, которые лежали у них на счетах, а атлеты все ждали и ждали.

нассер-эль-сонбати-флекс   Никто по-настоящему не представляет интересы атлетов. А если какой-то атлет делает это, то он рискует на конкурсах получить места ниже или его карьера просто закончится. Я – реалист, а не мечтатель. Слишком много атлетов тупы и эгоистичны, чтобы отстаивать общие интересы. Если кто-то из них попытается бастовать, то другой отчаянный спортсмен сразу же займет его место.

     Лично я предпочту, не смотря на свою сильную критику высших боссов, сотрудничать с официальными лицами, чем с одним из вероломных атлетов, к которым еще меньше доверия. Ни с кем из бодибилдеров я не дружу. В бодибилдинге дружба, как я сказал в интервью с Питером МакГоу из журнала Флекс 10 лет назад, просто основана на связях, касающихся допинга. Что у тебя есть и что я могу тебе дать?

     По крайней мере, при Уэйне Де Милья, бывшем руководителе профессионального дивизиона, у нас иногда было по минимуму 8 шоу в восьми странах Европы сразу после Олимпии. Больше я такого не вижу. Так что для парней стало меньше возможностей подзаработать и реквалифицироваться снова на следующую Олимпию. Сейчас в основном всего 3 после-олимпийских шоу.

     Я уверен, что бодибилдинг достиг пика своей популярности в середине 90-х. Потом количество занимающихся уменьшалось год от года. Я встречаю все меньше и меньше ребят, которые хотят выступать. Они в основном хотят выглядеть, как Рэмбо или как пижон-серфер. Быть крупным сейчас не актуально. Я не вижу, чтобы увеличивался охват обычной публики ТВ шоу о бодибилдинге.

 

Источник: bodybuilding.com, David Robson, 16/10/2007

Перевод: http://i-pump.ru/

Понравилось? Поделись с друзьями!

Top