Нассер Эль Сонбати: интервью, часть 9

Нассер Эль Сонбати: интервью, часть 9

Нассер Эль Сонбати: интервью, часть 9

нассер-эль-сонбати-с-бывшей-женой

 

     Дэвид Робсон: Ты говорил, что важно иметь кого-то, кто будет поддерживать тебя в достижении целей. Были ли ты женат (или женат в данный момент), и если да, то была ли (является ли) твоя жена человеком, который тебя поддерживал?

      Нассер Эль Сонбати: Я развелся в начале 2003. Этот развод дорого мне обошелся в финансовом плане. Моя бывшая жена определенно получила компенсацию за все, что сделала для меня. Как я упоминал ранее, тяжело жить с соревнующимся бодибилдером, особенно с топовым профессионалом, который отдает все свое время и энергию этому спорту.

     Еще для женщин в таких отношениях очень трудно, что все внимание сконцентрировано на парне, а не, как в большинстве «нормальных» взаимоотношений, на женщине. Профессиональные бодибилдеры – это, по сути, королевы красоты, только среди мужчин, от которых требуется больше работы, чем от обычного парня.

     Часто жены этих ребят ведут существование «в тени». Они извлекают преимущества из успеха своих партнеров (стиль жизни, деньги, престиж), но при этом все равно чувствуют себя обойденными вниманием. У меня была очень заботливая и поддерживающая меня жена, к счастью, не одна из тех, у кого имеются проблемы с алкоголем или наркотиками и/или семейные проблемы, как это бывает у большинства женщин. Бодибилдер должен иметь либо партнера, который оказывает ему хорошую поддержку, либо не иметь его вовсе.

     Бывшая жена записывала и подсчитывала калории всех моих бесконечных диет более 10 лет – а я ел почти каждые 2,5-3 часа. Я больше не знаю никого, кто бы стал это делать.

   На протяжении моей карьеры у меня была максимально возможная поддержка, помощь и понимание. Без сомнений. Так что в итоге я не возражал отдать ей 70 000$, а она отдала мне мою собаку Акиту (Сато). Поначалу я сказал ее адвокату, что она похитила Сато, но адвокат ответил, что животное являлось имуществом, и это нельзя рассматривать, как похищение.

 

     Дэвид Робсон: Насколько я понимаю, ты пострадал физически в конце 2006 – начале 2007, когда вернулся в Германию для проведения хирургической операции.  

     Нассер Эль Сонбати: Да, я вернулся в Германию на операцию. Мне удалили пару родинок со спины, и была еще одна длительная операция на пупке, удалению рубцовой ткани с левой широчайшей и еще у меня были липомы (жировые скопления), которые убирали из внутри подмышек.

липомы-у-нассера-эль-сонбати        

 

     Все это началось в декабре 2006. Липомы, о которых я сказал, были результатом строгой диеты, которой я так долго придерживался. Тело просто хотело удержать жир и складировало его внутрь подмышек. Казалось, будто мне в подмышки имплантировали по куску мыла.

     Удаление липом привело к созданию наполненных кровью полостей, которые затем превратились в заполненные кровью «баллоны», так что мне пришлось пережить еще 2 операции, дабы остановить кровотечение и уменьшить эти «баллоны». Это было мучительно.

     Я провел почти 2 месяца просто лежа на кровати, чтобы восстановиться. Операция на пупке по сравнению с этим была просто ничто. В это время большую заботу о мне проявили родители, ведь они оба живут в Германии.

     Дэвид Робсон: Да, немало времени. Как ты с этим справился?

     Нассер Эль Сонбати: Лежать почти 2 месяца в кровати, дома у моих родителей, был просто парализующим. Конечно, не может быть лучшей помощи и поддержки, чем быть окруженным семьей, когда ты болен и бессилен. Тебе не нужно готовить, стирать и все такое.

Эль-сонбати-с-доктором-и-отцом

 

     После всех этих операций меня нужно было возить в больницу раз в один-два дня, чтобы удалять воду и кровь из полостей, и это было очень тяжело.

     К тому же, холод и снежная зима в Германии не способствует поднятию духа. Потерять вес и мышцы, а потом вернуть их назад, весьма тяжело. Но лучше это, чем пересадка почек, или операция на сердце, как у Майка Матараццо или какие-то смертельные заболевания.

     Дэвид Робсон: Однажды ты сказал, что можешь удержать свою массу на 100 граммах протеина в день. Как именно можно при этом не потерять мышцы?

     Нассер Эль Сонбати: Я в этом спорте уже больше 25 лет. И, как я говорил раньше, я сидел на диетах, строгих предсоревновательных диетах, 18 лет. Наверно, мне бы стоило как-нибудь сесть и посчитать, сколько куриных грудок я съел за все эти годы, и очевидно, что во время соблюдения диет я ел их больше, чем во вне-сезон. Я просто устал от постоянного поедания протеина для сохранения или создания размера.

     Если вы на диете с высоким содержанием протеина и малым – углеводов и жиров, то должны увеличивать протеин вплоть до 300гр в день, а если у вас мои размеры, то порой иногда и до 600гр, иначе вы будете уменьшаться и использовать собственные мышцы в качестве топлива.

     Т.к. я устал от использования протеина в качестве пищевого источника, как в виде аминокислот, так и порошков, то решил есть больше углеводов в межсезонье с целью компенсировать малое количество употребляемого протеина. Но еще раз говорю, что перед соревнованиями я все равно питал свое тело максимально возможным количеством протеина.

     Если вы едите большие количества протеина без проблем, просто продолжайте это делать. Чем его больше, тем лучше строятся мышцы. В межсезонье мой вес доходил до 149кг. С большим употреблением протеина в этот период я бы мог стать наверное еще крупнее. У меня так называемый мезоморфный тип тела, я был очень атлетичен изначально. Мой метаболизм не слишком быстрый и не слишком медленный.

     Если, например, вы в большей степени эктоморф, то ваш обмен веществ очень быстрый. Вам надо есть гораздо больше калорий, чем мне, и питаться нужно чаще, чем я.

     Дэвид Робсон: С чем, по-твоему, связано будущее бодибилдинга?

     Нассер Эль Сонбати: Лично я считаю, что пока в бодибилдинг не вкладывается больше средств, контракты для спортсменов не несут больших денег, этот спорт идет в никуда. Простое увеличение призовых на Мистер Олимпия и Арнольд Классик на самом деле не поможет популяризовать бодибилдинг. Нужно большее.

   Если бы бодибилдеры не были бы так тщеславны, амбициозны по своей природе, этот спорт уже бы давным-давно загнулся. Я начал заниматься с отягощениями не из-за того, чтобы стать богатым. Но это стало профессией. Люди должны иметь возможность зарабатывать достаточно денег, особенно когда они выходят на мировой уровень в своей области и профессии.

     Профессиональные бодибилдеры в основном (процентов 95 из них) живут у черты бедности, иногда лучше, иногда не так хорошо. Боже мой, да кто может позволить себе нести финансовое бремя питания всей той пищей, которую изображают на страницах Muscle and Fitness и Flex?

     Бодибилдинг уже прошел через свои лучшие времена. А женский бодибилдинг мертв. Дивизион «фигура» на взлете и будет расти многие годы.

   Уэйн Де Милья открыл конкурирующую организацию. Но почему бодибилдеры должны на нее переключиться? Ему в общем-то нечего предложить, у него нет никого, кроме второсортных и третьесортных атлетов, за исключением Ли Приста и еще нескольких.

     Зная это и будучи частью бодибилдинга так много лет, быв свидетелем бардака и более, чем спорных решений и грабежа, видев множество бодибилдеров, потерявших здоровье, я бы ни кому не рекомендовал начинать соревноваться в этом спорте, как бы это не было для меня печально.

     В других видах спорта, вроде американского футбола, баскетбола и футбола, по крайней мере, изувеченные и больные получают компенсации, позволяющие им быть финансово защищенными до конца жизни.

     Отсутствие стабильного источника дохода и компенсации за результаты тяжелого труда в бодибилдинге, толкает множество атлетов к незаконным, неэтичным и опасным видам деятельности.

 

     Дэвид Робсон: И сказав все это, ты все еще в бодибилдинге? Чем ты занимаешься сейчас, Нассер?

     Нассер Эль Сонбати: В 2007 я появился только на одном шоу весной, потому что там выступал мой друг. В дальнейшем в этом году я решил не ходить на другие соревнования. Ни на профессиональные, ни на любительские.

     Мне нужен перерыв, по крайней мере, на этот год. Выступать 25 лет – это определенно не то, от чего можно ежедневно получать удовольствие. Как бодибилдер, вы находитесь в своей униформе (своем теле) 24 часа в сутки, 7 дней в неделю.

     Если вы доктор, или прокурор, или офицер полиции, то можете снять свою форму после работы. Как бодибилдеру, вам приходится 24 часа в сутки 7 дней в неделю говорить о бодибилдинге, шоу, протеине и допинге везде и в любое время суток. Конечно, я выбираю бодибилдинг. Но мне нужен перерыв от того абсолютного цирка, с которым он порой связан.

     Несколько лет я был связан с проектами по коммерческой недвижимости, которые генерируют для меня средства. Я до сих пор хожу в зал. Регулярно вместе с собакой гуляю по пляжу и наслаждаюсь жизнью без внешнего давления.

 

     Дэвид Робсон: Ты сказал, что больше не хочешь соревноваться, но хочешь ли ты работать в сфере бодибилдинга в каком-либо качестве?

     Нассер Эль Сонбати: После 25 лет в этом спорте я пресытился этим, устал от всех этих разговоров о протеине и питании. Везде, где я появляюсь, люди видят меня и начинают: «О, да это Нассер. Он, должно быть, сведущ в вопросах допинга».

     Они никогда не спрашивают, насколько упорно я тренировался, а пытаются стать более фамильярными. Видят, что я дружелюбен, и считают, что меня можно спокойно спрашивать о препаратах. Им неинтересно, как тяжело мне далось соблюдение диеты, вопросы всегда одни и те же: «Сколько и чего ты употреблял?». Они думают, что все дело только в этом.

     После 25 лет мне не хочется быть мишенью для таких вопросов и интервью, отвечать везде, начиная с продуктовых магазинов и кончая ночными клубами в час ночи, на вопросы о диете или плане тренировок. Прихожу в китайский ресторан, а они пододвигают стул, подсаживаются и начинают спрашивать, сколько таблеток надо проглотить, чтобы выглядеть, как я.

     После стольких лет доходишь до точки, когда сыт по горло всей этой индустрией и, в моем случае, уже не имеешь никакого желания идти ни на какие шоу.

     Между 2003 и 2004 годами я не включал свой компьютер 15 месяцев, т.к. не хотел иметь дело ни с какими делами, касающимися бодибилдинга.

     Моя мать родила меня не для того, чтобы я забирался на сцену до конца своих дней и раз за разом принимал позу «грудь сбоку». Только одержимый может радоваться таким перспективам.

     Я говорю так не потому, что не выступаю последние 1,5 года. Я всегда был так настроен. Я никогда не хотел быть бодибилдером. Это случайно вышло. Я понимаю любопытство людей. Но я не компьютер, который будет отвечать 24 часа в сутки.

 

Источник: bodybuilding.com, David Robson, 16/10/2007

Перевод: http://i-pump.ru/

Понравилось? Поделись с друзьями!

myprotein-25

Top