Нассер Эль Сонбати: интервью, часть 10

Нассер Эль Сонбати: интервью, часть 10

Нассер Эль Сонбати: интервью, часть 10

нассер-эль-сонбати-с-мамой

 

     Дэвид Робсон: Так ты отходишь от бодибилдинга и переосмысливаешь свою жизнь?

     Нассер Эль Сонбати: Да, точно. Мое будущее – это не бодибилдинг. Он всегда будет частью моей жизни, но мне кажется, что я уже прошел точку максимальной вовлеченности в этот спорт. Я буду ходить в будущем на шоу, чтобы потусоваться или продавать видео и фотографии, но не обязательно ради заработка. Теперь это будет скорее для развлечения, ничего серьезного, не так, как это было на протяжении 15-20 лет моей карьеры.

     Дэвид Робсон: Ты был в бодибилдинг-бизнесе достаточно давно, чтобы знать, кому можно, а кому нельзя доверять. Как ты обходишься с теми, кто допекает тебя просьбами о бесплатных советах? Мог бы ты конкретизировать, что ты подразумеваешь под «людьми, которые меня используют»?

     Нассер Эль Сонбати: В бодбилдинге нельзя доверять слишком многим, т.к. это индивидуальный спорт. Эти постоянные : «мне нужно это», «мне нужно то», «можешь достать мне …. как можно скорее, т.к. я слышал, что это работает лучше всего?».

     Они (другие бодибилдеры) в основном просто хотят что-то получить от тебя, и чаще всего ты не сможешь рассчитывать на выполнение аналогичной просьбы в их адрес. А женщины в этом спорте – многие из них – надеются и используют свое обольстительное поведение, чтобы получать все либо очень дешево, либо просто задаром.

     В целом, за последние 10 лет было минимум 160 человек, которые спрашивали меня, могу ли я им достать тот или иной препарат. Я даже сделал список этих людей. Их не волновало, что они просили о нарушающей закон услуге, или то, что ты из-за этого можешь оказаться за решеткой.

     Это никогда не бывает честной сделкой. Рано или поздно они захотят получить больше за меньшие деньги. Твои лучшие друзья бодибилдеры даже будут продавать тебе поддельные препараты и сдадут тебя, если смогут получить за это смягчение приговора или получить какую-либо выгоду.

     Лично я не люблю участвовать в крупных тусовках бодибилдеров, потому что в основном (но не всегда) там слишком много разговоров о протеине, шоу, новейшем допинге, а у большинства бодибилдеров не так уж много социальных навыков.

   Они часто пытаются наладить с тобой контакт, потому что ты в журналах; они думают: «Он, должно быть, все знает об этом дерьме». Многие из них живут наполовину или даже более чем криминальной жизнью, особенно, когда денег не хватает.

     Если у кого-то из них есть подружка, на которую уходит много средств, то такой бодибилдер еще в большей степени имеет тенденцию искать быстрых, зачастую необдуманных, незаконных путей для того, чтобы поддерживать свой стиль жизни и отношения с девушками.    

     Бодибилдинг может становиться очень дорогим; это сначала дешево – абонемент в зал и пара обуви для занятий. Потом за этим следует быстрая машина, симпатичная подружка, у которой есть бюджет на пиво, но при этом желание пить шампанское; потом дорогой допинг и добавки, качественная дорогая пища для подготовки к соревнованиям, все более и более весомые суммы уходят на фарму. Возникает вопрос – что продлится дольше? Отношения, здоровье или свобода?

     А когда разговор заходит о фанатах, то среди них есть как очень хорошие, прекрасные люди, так и те, кто хочет от тебя все получить за просто так. И чем ты милее себя с ними ведешь, тем в большей степени они считают себя вправе просить тебя о бесплатных советах, спрашивать о допинге, даже после пары минут общения.

     Люди часто в час ночи в ночном клубе спрашивают меня о программе тренировок, диете, курсах допинга, будто бы я и вправду хочу говорить о своей работе круглые сутки. А вопросы по электронной почте – это вообще хуже всего, потому что люди могут скрыться за компьютером. За 25 лет в бодибилдинге, от тысяч людей, с которыми я встречался на шоу, выставках и связанных с бодибилдингом событиях, я не получил даже двух-трех конструктивных бизнес предложений.    

     Дэвид Робсон: Чем же ты хочешь заниматься по жизни в итоге?

     Нассер Эль Сонбати: Я принимал участие в паре проектов в сфере коммерческой недвижимости в течении трех лет, инвестировал средства. Так что я финансово независим, у меня с деньгами нет проблем. Это действительно здорово, потому что мне не приходится бороться, как 95% моих коллег в бодибилдинге.

     Кто-то предположил, что я продвигаю Нассер Эль Сонбати Классик, но на самом деле у меня к этому нет никакого желания. Еще раз повторю, что мое будущее не будет никак связано с бодибилдингом, как у большинства моих бывших коллег. Когда их мечта о достижениях в бодибилдинге тускнеет или умирает, их жизнь заканчивается. К счастью, это не мой случай.

     Я не решил определенно, чем мне дальше заниматься, но я точно не буду носиться с одного шоу на другое, чтобы стоять на сцене в плавках для позирования в возрасте 50 лет и доказывать всем, что чем я старее, тем лучше выгляжу, совсем как старое вино.

 

     Дэвид Робсон: Ты можешь представить, что будешь весить 100кг и иметь 15% жира в теле?

     Нассер Эль Сонбати: Что будет, то будет. Нельзя рассчитывать на то, чтобы всегда быть большим, но в данный момент во мне 140кг и я все еще тренируюсь 5-6 раз в неделю. Но я не надеюсь, что продержу эту форму до 60 лет и буду впечатлять ей всех, где бы я не появился. Я буду заниматься бодибилдингом так, как мне нравится, и это необязательно связано с соревнованиями, зачем мне они нужны?

     Забавно, что люди всегда спрашивают меня, когда будет мое следующее выступление. В ответ я их спрашиваю, могут ли они припомнить мой последний выход, и они не могут этого сделать. В итоге какая разница, выступил я на 53, 73 или 93 шоу? В конце профессиональной карьеры кроме здоровья и пары титулов ты должен иметь доход, генерируемый тем, чего ты достиг за все эти годы.

     Было бы совсем не здорово выступить на куче конкурсов, получить пару титулов и остаться без денег. Я не хочу в 60 лет рассказывать людям: «Вот это я 25 лет назад, смотрите, как я выглядел», и жить при этом в трейлере. Какой в этом смысл?

     Арнольд Шварценеггер очень умно все это сделал. Не каждый может быть Арнольдом Шварценеггером, но мы должны отдать этому парню должное уважение. Он сделал карьеру атлета, магната в сфере недвижимости, кинозвезды и политика. У него 4 карьеры.

     У большинства людей даже одной карьеры нет, так что когда отдельные личности настолько успешны, им нужно отдать должное.

     Дэвид Робсон: Ты упоминал, что родители были с тобой, когда ты восстанавливался от операции. Насколько важны были мать и отец для твоей карьеры в бодибилдинге? Насколько важно для профессионального бодибилдера иметь хорошую систему поддержки?

     Нассер Эль Сонбати: Всегда хорошо, когда тебя поддерживают. Во многих трудных ситуациях со мной были и поддерживали меня родители, моя бывшая жена и несколько друзей. Но в основном это были родители, на них я могу положиться в большинстве случаев. Так что я считаю себя очень счастливым в этом смысле.

     Хочу уточнить, что я не имел ввиду, что семья поддерживала мои устремления в бодибилдинге. Моя мама поддерживала и помогала мне во всем, за что бы я не взялся, но, в то же время, папе никогда не нравились мои занятия бодибилдингом. В долгосрочной перспективе то, что он меня в этом не поддерживал, оказалось очень полезным. Основываясь на наблюдениях, я пришел к заключению, что большинство великих атлетов не получали поддержки от отца, вне зависимости от того, намеренно это делалось или нет.

 нассер-эль-сонбати-с-сестрой    Слишком сильная поддержка от отца контрпродуктивна и приводит к тому, что атлет не старается, как следует. На шоу и выставках я встречал множество людей, особенно отцов, которые говорили мне, что они наставляют своих сыновей, чтобы они достигли успеха в бодибилдинге на сцене или вне ее. Мне всегда на ум приходило, что сыновья этих людей в большинстве случаев ничего не добьются. К тому же, часто отцы хотят, чтобы сыновья воплотили в жизнь то, о чем они мечтали для себя, но не смогли добиться.

 

     Дэвид Робсон: Как относилась/относится твоя семья к тем рискам, с которыми сопряжена твоя профессиональная деятельность в бодибилдинге?

     Нассер Эль Сонбати: Я не думаю, что быть бодибилдером так уж рискованно. Но стать и продолжать оставаться выдающимся атлетом или дойти до экстремальной степени в чем-то еще может быть рискованным. Некоторым людям нравится рисковать в спорте или на работе. Парашютисты, скалолазы, легкоатлеты, игроки в американский футбол, участники Тур де Франс, автогонщики, солдаты, прямолинейные политики – все они тоже очень рискуют. Предприниматели и бизнесмены тоже берут на себя риски. Риски могут быть финансовой, физической, а также эмоциональной природы. Может встречаться комбинация этих видов.

     Если вам нравится быть выдающимся в какой-либо области жизни и общества, вы должны принять на себя риски. Успех не приходит без этого. Чемпионы всегда рискуют.

     Я принял решение быть бодибилдером и делать то, что я должен делать. Никто меня насильно в этот спорт не толкал. И в итоге вам решать, как далеко вы хотите зайти.

     Я решил продолжать и соответствовать критериям бодибилдинга. Я не рассматриваю себя как мессию, чтобы спасать других атлетов, или как Че Гевару выбранного мной спорта, независимо от моей позиции и критики в его адрес.

     К тому же, если бы я был связан с другим видом спорта в той же степени, как был связан с бодбилдингом, то должен бы был сказать то же самое или даже больше. Реалистичное обсуждение различных аспектов бодибилдинга не делает его более опасным, а некоторые другие виды спорта - более невинными. Мы сейчас говорим о самой экстремальной версии бодбилдинга, а не о миллионах и миллионах тех, кто тренируется просто с целью улучшения своих тел и физической привлекательности, не пытаясь добиться максимально возможного пика.

     По поводу вопроса об отношении моей семьи к этим рискам я могу сказать, что в основном они не знают всех аспектов этого спорта. Как ответственные родители, они всегда обеспокоены, но в то же время оставляют за мной право принимать решения о моей жизни.

 

     Дэвид Робсон: Чтобы быть великим профессиональным бодибилдером, требуется огромная дисциплина и способность к жертвам. По-твоему, получаемое вознаграждение стоит этих жертв?

     Нассер Эль Сонбати: Я часто задумывался об этом, особенно когда не достигал на соревнованиях желаемого результата. Независимо от того, был ли я, как мне кажется, обманут судьями, или просто выходил в недостаточно хорошей форме потому, что не сделал всю необходимую работу для ее достижения. Или же это было разочарование из-за того, что у меня нет необходимых для достижения формы знаний.

     Сначала я бы хотел дать общий ответ. Это очень хорошо, важно и необходимо - направить своих детей в спорт, где они смогут заниматься и будут заняты. Слишком много подростков в наше время не имеют в жизни никаких целей, так что, как минимум, стоит занять их время спортом, иначе многие из них в итоге просто не будут полноценно развиты. Они связываются с наркотиками, алкоголем, становятся членами банд, в результате чего получают нездоровые поведенческие навыки.

     Когда я был подростком, то играл в футбол и начал тренироваться. Конечно, я продолжал учиться в школе. Образование и спорт – это фантастическая комбинация. Это точно ограждает многих подростков от проблем и, в итоге, от тюрьмы. Направить ваших детей в спорт еще более важно, если вы – родитель-одиночка. 

    Я прошел путь от обычных тренировок до статуса профессионального бодибилдера. Хобби стало профессией. Как я говорил, это не планировалось. Но благодаря бодибилдингу я путешествовал по миру, познакомился с множеством разных людей и культур, у меня появились друзья, я смог зарабатывать на том, что мне нравилось. Я был уравновешенный и до бодибилдинга, но благодаря дисциплине и жертвам, связанным с этим спортом, я стал еще более уравновешенным.

     Бодибилдинг дал мне удовлетворение благодаря тому, что я стал известен в своей сфере деятельности по всему миру. Он дал мне внешний вид, ради которого многие люди убить готовы. Повторю, что это невозможно купить ни за какие деньги. Мы, профессиональные культуристы, относимся к самым мускулистым людям в истории человечества. Не каждый считает это чем-то особенным, но мы так считаем. И даже если в будущем я не буду таким массивным, быть накаченным мне очень приятно.

     У меня не было серьезных травм или смертельно опасных заболеваний из-за бодибилдинга, но мне бы хотелось, чтобы этот спорт был более высокооплачиваемым. Я не понимаю, почему кто-то вроде профессионального футболиста Майкла Вика может иметь контракт на более, чем 100 миллионов долларов за примерно 10 лет. И я тут даже не хочу говорить о тех деньгах, которые получают среднестатистические игроки в бейсбол и баскетбол.

     Почти в любом виде спорта можно зарабатывать больше, чем в бодибилдинге. Независимо от того, насколько крупные призовые озвучиваются каждый год на Олимпии или Арнольд Классик – это ничто по сравнению с потом, кровью, слезами и жертвами профессиональных бодибилдеров, как мужчин, так и женщин.

 

Источник: bodybuilding.com, David Robson, 16/10/2007

Перевод: http://i-pump.ru/

Понравилось? Поделись с друзьями!

myprotein-25

Top