Интервью с Нассером Эль Сонбати, часть 17: Милош Сарцев и Сонни Шмидт

Интервью с Нассером Эль Сонбати, часть 17: Милош Сарцев и Сонни Шмидт

Интервью с Нассером Эль Сонбати, часть 17: Милош Сарцев и Сонни Шмидт

Милош-Сарцев-и-Нассер-Эль-Сонбати

 

     Дэвид Робсон: Привет, Нассер. В нашем прошлом интервью ты упоминал, что зачастую тяжело поддерживать дружеские отношения в среде профессиональных бодибилдеров. Не мог бы ты остановиться на этом подробней?

     Нассер Эль Сонбати: Я был дружен с некоторыми в этой среде. Давай, я расскажу тебе об одних из дружеских отношений, которые начинались хорошо, но закончились не очень здорово. Надо признать, что недавно я от души посмеялся над тем, что сказал обо мне Милош Сарцев на форуме Getbig.com.

     Он является человеком, которого невозможно воспринимать серьезно в связи с его текущим статусом по жизни и всеми ситуациями, в которые он влипал, чему я был свидетелем. То, что я сейчас расскажу – это не обязательно ответ на его утиное квакание на форуме Getbig, а скорее анализ, расшифровка и определение личности Милоша, которого я называю не иначе, как «DCM» («Delusional Clown Milos» – «Бредовый Клоун Милош»).  

     Я знаю Милоша Сарцева примерно с 1985 года. Тогда мы выступали в так называемой «бывшей Югославии», стране, которая больше не существует. Она разделилась на несколько маленьких государств. Когда я первый раз с ним столкнулся, он подошел ко мне после предварительного судейства и спросил (даже не удосужившись представиться): «Я слышал, что ты живешь в Германии. Ты там используешь «пленастрил»?» (в то время была такая немецкая версия Анадрола 50).

     Мне стало как-то неудобно начинать общение с человеком с обсуждения вопроса о допинге. Но прежде, чем я что-то успел ответить, Милош сказал: «Можешь не отвечать, я знаю, что ты это точно делаешь».

     Плохое впечатление о Сарцеве сложилось с самого начала. Еще один парень, который был там и выступал, сказал мне: «Милош всегда любит поговорить о фарме. Он известен там у себя этим».

     Я вроде пришел на том шоу третьим в тяжелом весе. Милош был в категории полегче, и я не помню, какое место он занял. Помню только, что не первое. Я продолжал выступать в Германии, где родился, но не мог там соревноваться в национальных чемпионатах, т.к. не являлся гражданином этой страны (и это не смотря на то, что был рожден там; в Германии иные законы по сравнению с США).

     Я часто возвращался в Югославию ради соревнований, а также, чтобы повидаться с родственниками по линии мамы. В итоге в 1988 и 1989 я победил на чемпионатах Югославии. Годом позже (в 1990) я заработал свою профессиональную карту и впервые выступил в качестве профессионала в Финляндии, в Хельсинки, где соревновался с такими парнями, как например Рон Лав, которого я победил. Еще там были Гэри Страйдом, Нимрод Кинг, Дэнни Падилла, Самир Баннут и Винс Комерфорд. Я стал восьмым.

       За это время Милош как-то «переместился» из Югославии в Штаты, где жил, не имея соответствующих документов, просто по туристической визе. Он покинул социалистическую Югославию, где у людей электричество было по 2 часа в день, сухое молоко вместо нормального и т.п. Мясо там было очень тяжело достать, а если была возможность его купить, то цена была заоблачная. Полный экономический коллапс в течении десяти лет, пока в итоге, в 1990 не разразилась гражданская война. Ужасное бедствие для народа. Пара сотен тысяч людей были убиты из-за принадлежности в определенной национальности, иногда даже их собственными соседями.

     Но как я сказал, тем временем Милош сумел сбежать оттуда с полупустым чемоданчиком, как он сам мне рассказывал, и прибыл в США. Он прокрался в Калифорнию. Как и всем, ему нужно было есть. Ему нужно было искать работу. Нужно было остаться здесь, ведь возвращаться Сарцев не хотел, он хотел идти вслед за своей культуристической мечтой.

     Перебиваясь то тут, то там, он наконец начал работать персональным тренером, не имея на это лицензии. Потом Сарцев поступил очень практично, и уболтал одну из посетительниц зала здесь, в Сан Диего, чтобы она вышла за него замуж.

     На самом деле, я виделся с братом той девушки. Он был летчиком, мы совершенно случайно разговорились о бодибилдинге, больших парнях с большими руками, и он в этой связи упомянул о бывшем муже своей сестры по имени Милош.

     Я чуть не засыпал во время этого разговора, но тут я ожил. Этот парень подтвердил мне всю эту историю, у меня создалось впечатление, что он все еще зол на то, что его сестра была настолько тупой, что Милош втянул ее в брак, за счет чего ему удалось получить документы, дающие право оставаться в США!

       Тем временем Сарцев продолжал тренироваться и стал членом относительно неизвестной федерации бодибилдинга. Потом он как-то выиграл титул Чемпиона Мира этой полуфальшивой федерации, и Уэйн де Милья вручил ему профессиональную карту.

     Я могу сказать, что Милош Сарцев готов на все что угодно, будет это законным или нет. Вся история его жизни служит тому доказательством. Один парень по имени Джим Розенталь, бывший журналист из Флекса, дал ему прозвище «Ум». Но этот Розенталь был уволен Вейдером за сексуальные домогательства: он приходил домой к девушкам, выступавшим в категориях Фигура и Фитнес, и обещал им контракт с Вейдером, если они сделают для него «кое-что». Но это к делу не относится.

     Однако многие парни, включая меня, зовут Милоша Сарцева «Бредовый Клоун Милош». Все это его «образование» - весьма мутная тема. Когда он учился в Югославии, там можно было попасть в университет, даже не закончив все классы школы. Любой парень со стройки или сантехник могли пойти учиться. В социалистической системе правительство давало возможность любому получить какое угодно образование, не имея соответствующей предшествующей квалификации.

     В 1992 я выступал на профессиональном шоу в Чикаго. Милош тоже там участвовал. Он постоянно со мной говорил, а между раундами, за сценой, постоянно напрягал передо мной свои квадрицепсы, чтобы показать, как хорошо они у него выглядят. Но напрячь бицепсы бедра или свои несуществующие голени он не желал. Такой он весь. Пока он чувствует, что в чем-то тебя превосходит, то ведет себя нагло, даже оскорбительно. Сарцев продолжал говорить людям, что я – просто большой жирный парень абсолютно без перспектив, и при этом еще называл меня своим другом?

     Дэвид Робсон: Но ведь вы были друзьями одно время, так?

     Нассер Эль Сонбати: Я называл его другом. Есть два вида друзей: настоящие и фальшивые. Он относится к последней группе. В начале 1993 я со своей бывшей женой приезжал в Калифорнию, мы были и в Сан Диего, где случайно встретили Милоша и его «лучшего друга» Сонни Шмидта в самом крупном Голдз Джиме (сейчас там Уорлд Джим). Сонни вел себя весьма тихо, как всегда и бывало, когда он не знал человека. Он был действительно очень, очень хорошим человеком с большим сердцем, готовым пойти на все ради друзей.

     Милош спросил меня, не нужно ли мне чего. Он намекал на стероиды, хотел продать их мне. Клоун не хотел мне помочь на самом деле, его интересовала прибыль. Я ответил, что у меня и так хватает.

     После того, как я сказал ему (как обычно, Сарцев хотел знать, что именно у меня есть), что использую русский дианабол в таблетках, он захотел купить его у меня! Но меня эта затея не заинтересовала.

     В начале 1995 Сарцев попросил у меня в долг, и я дал ему 2 550 долларов. Это были деньги для подготовки на «Ночь чемпионов» 2005, необходимые для покупки стероидов.

     Его жена, Урсула, бросила его в январе 1995, после того, как я и моя бывшая жена помогли им с переездом из Сан Диего в Темекулу (оба города в Калифорнии). Урсула устала от Милоша. У них были непрекращающиеся, тупые многочасовые споры на такие темы, как, например, «правильно ли для женщины свистеть на улице» (Урсула так делала, а Милош был от этого в ярости, считая это проявлением вульгарности и плохого воспитания).

     В январе 1995 Урсула ездила во Флориду на шоу, где связалась, по слухам, с бывшим тренировочным партнером Троя Цуколотто. У Милоша был нервный срыв. Мы психологически его поддерживали. За неделю до этого они купили дом, и тут его жена сбежала!

     Я знаю, каково это, потому что со мной случилось то же самое в 2001. Так что я не хочу как то унизить Милоша в связи с этой ситуации. Все, что я хотел сказать, это то, что мы с женой помогали ему, а не наоборот, как утверждает этот бредовый, паталогический лжец.

     Позже Урсула вернулась на непродолжительное время. Милош потом мне сказал, что Урсула летала в Сан Франциско, чтобы навестить мать. Но кроме этого, она еще навестила своего бывшего и использовала деньги Сарцева, чтобы купить всю мебель для новой квартиры экс-бойфренда.

     Милош и Урсула Сарцевы:

Милош-и-Урсула-Сарцевы

 

     17 января 1995 мы купили Милошу на день рождения статую (он их любит), примерно за 300 долларов. Просто, чтобы вернуть ему позитивный настрой. Милош много плакал, заглушал свою боль в одиночестве, злоупотребляя алкоголем и кокаином. Мы сами видели, как он дома применял нубаин и колол жидкий кокаин. Это происходило и в моей маленькой квартире, которая тогда была у меня в Сан Диего.

     Моя жена была «не в востороге, от того, что кругом наркоманы», если ее цитировать дословно. Она возила Милоша в аэропорт Сан Диего и обратно, когда ему нужно было куда-нибудь. Но она прекратила это делать из страха вляпаться с ним и его наркотиками во время какой-нибудь проверки. Нам не нужны были проблемы из-за него.

     Позже Сарцев обвинил меня в том, что я не был ему настоящим другом, потому что, дескать, не воспрепятствовал ему применять «все эти препараты». Ему нужна была профессиональная помощь, а не такой человек, как я, который мало что понимает в тех веществах, от которых он был зависим.

     Однажды Сарцев ехал в Лос Анжелес. В начале поездки нужно было пройти проверку на пункте возле Кэмп Пендлтон, штат Калифорния. Он, Сонни Шмидт и еще двое парней были остановлены патрульным офицером, производился осмотр машины. Офицер обнаружил почти фунт (450гр) анаши в одном из углов багажника. Милош рассказывал мне, что он трясся и думал, что его депортируют на поля смерти гражданской войны в Югославии, а Сонни отправят обратно в Австралию.

       Но сотрудник узнал Сонни (он видел его в культуристических журналах), поэтому забрал сверток себе и отпустил ребят с миром в Лос Анжелес. Им сильно повезло. Милош сказал мне, что изначально анаша была его, но он продал ее Шмидту, т.к. нуждался в деньгах. И он не был в курсе, что Сонни взял ее с собой в поездку.

     Я всегда знал, что Сонни «пыхает», и Милош тоже говорил мне, что использует марихуану, когда хочет расслабиться. Кокаин для него «иногда был слишком забористым», он боялся, что у него из-за кокса может случиться сердечный приступ. Я здесь просто цитирую его собственные слова. Сам я с этими вещами не знаком.

 

Первоисточник

Перевод: http://i-pump.ru/, переведено с сокращениями исходного текста

Понравилось? Поделись с друзьями!

myprotein-25

Top