Интервью с Нассером Эль Сонбати, часть 21: об Андреасе Мюнцере

Интервью с Нассером Эль Сонбати, часть 21: об Андреасе Мюнцере

Интервью с Нассером Эль Сонбати, часть 21: об Андреасе Мюнцере

Нассер-Эль-Сонбати-Андреас-Мюнцер

 

     Дэвид Робсон: Нассер, насколько я понимаю, ты часто общался с Андреасом Мюнцером. У тебя есть инсайдерская информация о его подготовке. Пожалуйста, расскажи нам, что ты знаешь. Дай нам свой взгляд на эту историю.

     Нассер Эль Сонбати: Андреас Мюнцер был одним из самых приятных и искренних профессиональных бодибилдеров, с которыми мне приходилось соревноваться, и у него были физические данные, которые позволяли ему доходить до опасного предела, делали его настоящим любимцем фанатов. Но он воспользовался своими необычайными возможностями и это, по моему мнению, в итоге стоило ему жизни.

     Как знает большинство из нас, Андреас тренировался в Германии. Владельцем зала, где тренировался и работал тренером Мюнцер, был The Gravedigger (Могильщик). Могильщик – этот тот парень, который заведует самым крупным культуристическим журналом Европы – Sport Revue, который лично я считаю изданием с менталитетом баварских фермеров; в то время он не фокусировался на многих других событиях, которые происходили в других частях Германии и в остальном мире (прим.переводчика: хоть Нассер не называет фамилию и имя Могильщика, речь фактически идет об Альберте Бузеке – старом друге Арнольда Шварценеггера). Могильщик является (или по крайней мере, тогда был) вице-президентом ИФББ по Европе. Он сердитый, враждебный старый баварский консерватор с диктаторскими замашками, непропорционально большой головой-арбузом и видением мира и ментальностью абсолютно, как у нациста. Я считаю Могильщика в очень большой степени ответственным за смерть Андреаса. Этот бедняга как-то раскрашивал стены зала у Могильщика до раннего утра, не смотря на то, что этим утром ему нужно было лететь на профессиональное шоу. Могильщик хотел, чтобы Мюнцер всегда был соревновательной форме: хоть в межсезонье, хоть в сезон. Так что Мюнцеру приходилось не только сидеть на диете (что ему «нравилось делать», по утверждению Могильщика), но и употреблять предсоревновательную фарму весь год напролет, на постоянной основе. Могильщика не волновало состояние здоровья Андреаса; его заботило лишь то, как Мюнцер будет выступать в качестве представителя его бизнеса. Другими словами, Андреас, чтобы сохранить место на работе, был вынужден непрерывно соблюдать диету в сочетании с предсоревновательной химией. Говорили, что Могильщик запрещал Мюнцеру регулярные визиты к врачу, мотивируя это тем, что он не должен уходить из зала. К тому же Могильщик, как один из главных функционеров ИФББ в Европе, устраивал для Андреаса много гостевых позирований.

     Мюнцер, родом из Австрии, когда он успешно выступал на профессиональных шоу и был в хорошей форме на гостевых позированиях, прославлялся немецким бодибилдинг сообществом как немец. Когда же он был менее успешен, то был «просто австрийцем», в основном рассматривавшимся, как человек второго сорта. Эти утверждения основываются на моем личном опыте. Я к тому же хороший друг его бывшей подружки Элизабет Шварц, которая много лет прожила с ним. Элизабет – очень привлекательная девушка, которая трижды становилась второй на любительских чемпионатах мира по бодибилдингу. Ее кулинарное мастерство и человеческие качества тоже просто фантастические.

     Андреас умер в марте 1996, после того, как стал шестым на Арнольд Классик и седьмым на Сан Хосе Про (через неделю после Арнольд Классик). Во время полета назад в Мюнхен у него началось внутреннее кровотечение. У Мюнцера уже несколько лет была язва, но Андреас некоторое время не посещал врача. Это, и комбинация препаратов, которые он принимал, чтобы быть готовым к выступлениям, стоило ему жизни. Когда его наконец доставили в больницу в Мюнхен после перелета, было уже слишком поздно. Мюнцер умер не от стероидов: невозможно умереть от передозировки стероидов. Однако, это может случиться в случае с наркотиками, диуретиками и инсулином. Тем не менее, я считаю, что Могильщик выступил в смерти Мюнцера могильщиком в буквальном смысле. Я могу лишь повторить: «Могильщик, Андреас Мюнцер на твоей совести, ты убил его».              

     Дэвид Робсон: Ты когда-нибудь тренировался в зале Андреаса?

     Нассер Эль Сонбати: В 19 лет я начал тренироваться в одном из лучших залов южной Германии, Sporting в Штутгарте. В этом, очень хорошо известном в то время зале, тренировались многие немецкие любители и профессионалы (включая Аню Альбрехт и Юсупа Вилкоша). Туда также иногда заезжали профессионалы ИФББ. Он был прямым конкурентом залу Могильщика, который находился в Мюнхене, и где тоже тренировались многие немецкие любители и профессионалы ИФББ, такие, как Петер Хензель и Андреас Мюнцер (как до этого его земляк Арнольд Шварценеггер, они ведь оба из одной и той же области Австрии – Штирии).

     С Андреасом я познакомился в 1993 в Париже, на французском профессиональном шоу ИФББ, и неделей позже мы встретились в Нюремберге, в Баварии, на немецком профессиональном шоу ИФББ. В обоих случаях я его превзошел, потому что был даже более рельефен, чем он. Это были мои первые квалификации на Олимпию. Мюнцер был очень спокойным парнем. Приятным, вежливым и дружелюбным. Он был упорно тренирующимся бодибилдером, который ни на что не жаловался. Позже у Мюнцера появилась жесткость мышц, которая была едва достижима любым представителем мира профессионального бодибилдинга. По мне, так он был настолько рельефным, что выглядел, как рептилия. На некоторых шоу он был настолько жестким, что если бы это было решающим критерием для победы, то он стал бы Мистером Олимпия. Он дошел до недостижимой для меня степени жесткости. В 1994 я приехал к нему в зал в Мюнхен, где он работал тренером. Он соблюдал диету каждый Божий день. Всегда был более, чем готов к гостевому позированию. В межсезонье он выглядел жестче, чем 80% нынешних профессионалов в день выступления на шоу. Он был предельно предан своей профессии, как профессионал ИФББ. Лично я думаю, что Андреасу слишком не хватало жиров и калорий в межсезонье, и от этого он страдал во время своей карьеры.

     Я невероятно уважаю Мюнцера как атлета и как человека. Я только один раз видел его кушающим жирную пищу в 1993, когда мы обедали с ним и моей бывшей женой в воскресенье после профессионального шоу в Париже. Тогда у нас на столе был лосось в жирном соусе, и Андреас позволил себе съесть гамбургер, а потом у него была куриная грудка и рис. Его основными источниками протеина, кроме куриных грудок, были индейка, нежирная рыба и яичные белки. Конечно, я продолжал соблюдать диету (т.к. через неделю предстояло Гран При Германии), но в тот день я позволил себе расслабиться больше, чем лишь на один гамбургер. Да, Андреас был большим поклонником поедания яичных белков в больших количествах и еще он любил искусственные жидкие подсластители (схожие с Equal и Splenda, широко использующимися в США).

     Дэвид Робсон: Ты когда-нибудь разговаривал с Андреасом о его курсах?

     Нассер Эль Сонбати: Я никогда специально об этом с ним не говорил. Он лишь однажды сказал мне, что Пол Диллет жаловался ему, что у него задница постоянно сильно болит от всех этих уколов, которые он (Пол) ставит для подготовки к шоу. Я хочу здесь четко обозначить, что медиа в общем, и немецкие медиа в частности, изображают Андреаса Мюнцера, как абсолютно «невменяемого фрика», что касается применения им стероидов. Я не знаю об его курсах, но то, что вы жестче и/или больше остальных, не означает, что вы принимаете больше химии. Тут нет прямой связи. Но большинство людей, и бодибилдинг тусовка в т.ч., склонны считать иначе. Еще раз хочу сказать, что Андреас умер, а Могильщик позволил немецким медиа словесно разрушить его достижения в качестве невероятно преданного своему делу бодибилдера. Могильщик не сделал ничего, чтобы защитить мертвого Мюнцера от всего этого, без сомнения, ошибочного злословия и полностью неверных обвинений, направленных в его адрес. Неблагодарный и вероломный Могильщик на самом деле пронесся на волне анти-Мюнцеровской пропаганды. Он хотел выйти сухим из воды, как невинный джентльмен из ИФББ, «весь в белом». Позор тебе, Могильщик!

     Однажды Петер Хензель, профессионал ИФББ и участник Олимпии, по происхождению из ГДР, сидел в офисе Могильщика, ожидая его. Тот пришел, опоздав, и объяснил это тем, что в тот день скончалась его жена. Хензель просто сказал: «Блин, ну почему это случилось сегодня? Я планировал поиграть с тобой в боулинг. Вот ведь дерьмо». Хензель был определенно менее чувствительным по сравнению с Мюнцером, и Могильщик был куда более агрессивным с Мюнцером.

 

Перевод: http://i-pump.ru/, переведено с сокращениями исходного текста

Понравилось? Поделись с друзьями!

myprotein-25

Top