Интервью с Нассером Эль Сонбати, часть 23: продолжение об Андреасе Мюнцере

Интервью с Нассером Эль Сонбати, часть 23: продолжение об Андреасе Мюнцере

Интервью с Нассером Эль Сонбати, часть 23: продолжение об Андреасе Мюнцере

Андреас-Мюнцер 

 

     Дэвид Робсон: Ты еще говорил о том, что Андреас постоянно принимал предсоревновательные препараты. Что это были за лекарства и как они, по-твоему, повлияли на него?

     Нассер Эль Сонбати: Я не думаю, что это здорово для здоровья – принимать в течении долгих периодов времени препараты, включая предписанные врачом и антибиотики, да даже витамины. Избыточное, частое и продолжительное по времени применение витамина С, например, может навредить некоторым людям. 

     Предсоревновательные препараты в бодибилдинге (водорастворимые, Винстрол, например), остаются в организме короткий период времени. И причина, почему многие люди используют инъекции Винстрола (как делал Андреас в межсезонье и на протяжении всего года), состоит в том, что эта форма более популярна, чем оральная, из-за гораздо меньшей ее конвертации в эстрогены. При применении инъекций задержка воды минимальна. Винстрол дает хороший прирост массы и позволяет находиться в хорошей форме атлетам, соблюдающим чистую диету. Другие препараты, у которых есть тот же эффект минимальной ароматизации, и которые задерживают чуть больше воды, это Параболан, Equipoise, Мастерон. В комбинации с инъекциями этих препаратов ставят инъекции Примоболана, который сохраняет задержку воды на очень, очень низком уровне.

     Также среди бодибилдеров или просто парней, которые хотят иметь жесткий вид «как у серфера» распространено использование таблеток ацетата Примоболана (производства Шеринг), которые сжигают жир, и таблеток Оксандролона. И опять, все эти препараты, используемые в течении коротких периодов времени, не создают каких-то серьезных угроз здоровью. Но при использовании их в течении долгого времени – по многу, многу месяцев с короткими перерывами, по многу лет – создают негативный гормональный баланс в организме. Если прибавить к этому низкокалорийную диету, соревнования и гостевые позирования, на которых вы хотите выглядеть прекрасно, то получится не очень разумная комбинация. А если сюда еще прибавить тиреоидные гормоны, гормон роста, IGF 1 и инсулин, то в результате в гормональной системе будет хаос. Все это произведет побочные эффекты, но они будут индивидуальны. У некоторых, например, есть проблемы с язвой или поджелудочной железой, о которых они не догадывались, и тогда все выйдет из под контроля, особенно, если не делать регулярные проверки у КВАЛИФИЦИРОВАННОГО доктора. Но вместо этого, я читал о «сверх дозах» фармы, которые применял Андреас, о том, сколько дилеров получали от него химию, какими безответственным он был в большинстве сфер своей жизни, как он был одержим своим «стальным телом». Все это было написано и сфабриковано невероятно жадными до сенсаций и настроенными против бодибилдинга немецкими медиа. Они (и даже относительно точные журналы вроде Шпигеля – политического и общественного издания) разорвали Мюнцера в клочья и изобразили законченным монстром, готовым умереть ради своей «искусственной стероидной красоты». «Зеркало» (Spiegel) является немецким еженедельным журналом, издаваемом в Гамбурге. Это один из крупнейших и влиятельнейших в Европе еженедельных журналов с тиражом одного выпуска больше миллиона экземпляров.

     Другими, менее разборчивыми изданиями типа die Bildzeitung, Мюнцер был злонамеренно изображен так, что могло создаться впечатление, что он принадлежал к какой-то секте почитателей тела, которая боготворила анаболические препараты вкупе с дьяволом. Достижения Мюнцера на соревнованиях, если верить немецким медиа, были тоже основаны сугубо на приеме фармы. В этом же контексте в одном из немецких журналов была размещена моя фотография с припиской, что я, Нассер Эль Сонбати, могу умереть следующим.

     Немецкие медиа настроены предельно против бодибилдинга. Даже губернатор Калифорнии Арнольд Шварценеггер постоянно высмеивается ими из-за его прошлого в бодибилдинге. Но Могильщик, регулярно оцеловывающий задницу Арнольда Шварценеггера, полностью дистанцировался от Мюнцера. Могильщик, «друг» Мюнцера, больше не хочет иметь ничего общего с Мюнцером.

     Дэвид Робсон: Андреас понизился в занимаемых местах с 1995 к 1996 году. Ты заметил тогда ухудшение его состояния?

     Нассер Эль Сонбати: Я не сказал бы, что Андреас так уж драматично ухудшил свои кондиции в этом временном промежутке, ведь это всего лишь 1-2 года. Но у большинства людей постепенно происходит ухудшение, включая таких атлетов, как Мюнцер, Арнольд, Баннут, Ятс и прочие, включая и меня самого. Можно утверждать, что в случае с Мюнцером его тело стало медленно, но верно все меньше реагировать на фарму и диету. Но можно также предположить, что это было связано с болезнью. Или что он потерял мотивацию, хотя я так не думаю. Лично я считаю, что Мюнцер, из-за своей жесткости в межсезонье не мог значительно прибавить по этому показателю в предсоревновательной фазе, потому что оба периода для него были как одно и то же. Начиная с определенной точки, он уже не мог добиваться прогресса, как бы ни старался. Он был на своем физическом пике, когда скончался. И я уверен, что отклик его тела на диету и химию был не так значителен, как в предыдущие годы. Скорее всего, тело, стремясь сохранить здоровье, начало сопротивляться на более ранних стадиях, но Мюнцер с его экстремально сильной волей принуждал и толкал тело вперед, не смотря на дискомфорт и мучительную боль. Человек, даже если это великий Андреас Мюнцер, все-таки не машина. А даже у машин бывают поломки. Помимо Могильщика, за смерть Андреаса я так же виню во вторую очередь таких людей, как Джим Мэнион и других, относящихся к судейскому корпусу на шоу, которые ожидают, что атлеты будут выходить на сцену год за годом в пиковой форме. Помимо топовой формы, прекрасных загара, позирования и улыбки нужно еще и по полной лизать им (судьям) задницу и использовать всевозможные виды химии в мега-дозах, в то время, как Мэнион и компания не отказывают себе в расточительных празднованиях, жирной пище и алкоголе.

     С бодибилдерами обращаются, как с беговыми скакунами. Когда такой скакун ломает ногу, он больше не может приносить прибыль. Его сразу же пристрелят. Бодибилдеров не убивают с помощью оружия (за исключением Рея МакНейлла), но их убивают иглами.

     Если бы Мюнцер был американским чемпионом, а не просто «рельефным европейцем», Мэнион изобразил бы его как «самого рельефного человека» в истории. Мюнцер мог бы быть инкарнацией американской решимости и символом возрождениея американского духа. Он мог бы стать во главе авангарда новой «жесткой» элитной группы американских бодибилдеров. Я убежден, что если бы у него было англоязычные имя и фамилия, то его карьере в США сопутствовал бы куда больший успех. Сейчас какой-нибудь придурок скажет: «Но ведь Арнольд тоже был австрийцем». На это я могу ответить только одно: «Да, идиот, но только Арнольд делал карьеру в 70-е, и в бодибилдинге тогда последнее слово было за Джо. Мюнцер работал в 90-е, не имея выдающейся харизмы и отношения «мне нужно все», которое было у Арнольда». Я помню, что в тот год, когда Мюнцер скончался, предполагалось, что он получит контракт с Вейдером. Но дела пошли в ином направлении.  

     Могильщик был предвзятым в отношении Мюнцера, потому что тот был австрийцем, и таким же предвзятым был Мэнион, человек из маленького городка, который предвзято относится ко всему, что не связано с Англией/Америкой. Мэнион и Арнольда не любит, как он говорил мне. Ему даже Калифорния не нравится. Он всегда предпочитал бодибилдеров Восточного побережья атлетам с Западного побережья.  

     Дэвид Робсон: Кто-нибудь предупреждал Андреаса, что нужно снизить дозировки и смягчить диету?

     Нассер Эль Сонбати: Всегда есть люди, которые предупреждают других. Но лично я уверен, что большинство из них (за исключением членов семьи, очень близких друзей и иногда супругов) просто говорят. Им нравится самих себя слушать.

     Дэвид Робсон: Спасибо за откровенность, Нассер. Ты что-то можешь сказать о последних днях Андреаса Мюнцера?

     Нассер Эль Сонбати: Судя по словам Элизабет Шварц, которая жила с Андреасом, у него началось внутреннее кровотечение после последнего соревнования, Сан Хосе Про в 1996. Предположительно, он длилось последние 30 часов его жизни (включая межконтинентальный перелет). Он испытывал мучительную боль. После приземления в Мюнхене его сразу же доставили в больницу, но во время операции была зафиксирована его смерть. Помощь пришла слишком поздно. Это неправда, что он отказывался от переливания крови, как говорят некоторые. Ходили слухи, что причиной его кровотечения было использование препарата Цитадрен (в оральной форме), который, кстати, не является стероидом.

 

Перевод: http://i-pump.ru/, переведено с сокращениями исходного текста

Понравилось? Поделись с друзьями!

myprotein-25

Top