Майк Матараццо: некролог Питера МакГофа

Майк Матараццо: некролог Питера МакГофа

Майк Матараццо: некролог Питера МакГофа

Майк-Матараццо

 

     Это очень личное, и я не боюсь сказать, что сейчас, когда я пишу это, у меня текут слезы. Позже на этой неделе ваш покорный писака предложит вам более широкий анализ жизни Майка Матараццо, но сейчас я просто хочу лично высказаться о человеке, который называл меня другом, и о котором невозможно было услышать что-либо плохое. На самом деле, хотя прошло лишь несколько часов с момента известия о кончине Майка, грусть и искреннее горе чувствует каждый, кто знал его, и многие, кто не знал его лично, чувствуют то же самое. По причинам, которые я объясню позже, последний раз я разговаривал с Майком Матараццо в сентябре 2011.

     Майк Матараццо, который умер поздно прошлой ночью (16/08/2014) в возрасте 48 лет, ожидая трансплантант в Университете Стэнфорд, Калифорния, был, возможно, самым популярным и располагающим к себе профессиональным культуристом в истории. Он был высокооктановым дружелюбным сгустком энергии, который был связан с фанатами больше, чем кто-либо из всех других бодибилдеров, которых я могу вспомнить, за исключением разве что Тома Платца.

     Как и у Платца, между Майком и фанатами было сопереживание. Матараццо никогда не отмахивался от поклонника, не отказывал в фотографии или автографе, даже на пути к выступлению на соревнованиях. Он любил своих фанатов и они любили его. Однажды Матараццо сказал мне в 2002: «Хотя я профессионал уже 11 лет и путешествовал по миру, поддержка фанатов не прекращается. Я их никогда не подведу».

     На пике своей соревновательной формы Майк Матараццо имел 113кг лучшей бостонской массы. Один эпизод, свидетелем которого я являлся, подчеркивает, как сильно Майк заботился о своих поклонниках. Это было вечером перед Олимпией 1992 в Чикаго. Конечно, в этот момент ни Майк, ни еще один хорошо известный профессионал, который был там в тот момент, не были сильно заняты. Молодой фанат подошел к тому другому профи и попросил разрешения с ним сфотографироваться, получив на это неожиданный отказ: «Не сейчас, я занят». После этих слов атлет зашагал прочь.

   Оказавшись свидетелем этой сцены, Майк положил руку на плечо молодого фаната и сказал: «Стой здесь парень, я скоро вернусь». С этими словами он побежал за тем другим профи, остановил и обругал его следующим образом: «Слушай, Мистер Большая Шишка, то, что ты только что сделал, непростительно. Этот пацан боготворит землю, по которой ты прошел. И что он, по-твоему, думает о тебе сейчас? Просто помни о том, что это фанаты покупают журналы, билеты на шоу, добавки, фотографии и одежду, обеспечивают деньгами те контракты, которые у нас есть. Без поклонников мы были бы ничем. Никогда не забывай об этом. А сейчас вернись и сфотографируйся с этим парнем».

     Надо понимать, что Майк был в прошлом боксером-любителем, и когда он, с его выраженным бостонским акцентом, подкрепленным огнем его пылающих глазах, говорил вам что-либо сделать, единственным дипломатичным выходом было так и поступить. Так что тот профи вернулся и сделал фото с поклонником, но когда он ушел, у того уже был новый кумир – Майк Матараццо.

     Майк Матараццо родился в Бостоне, штат Массачусетс, 8 ноября 1965 и перебрался в Венис, Калифорния в 1991, в году, когда я начал работать для журнала Флекс. В том же году Майк получил свою профессиональную карту, победив в тяжелой весовой категории и в абсолютке на Чемпионате США (обойдя Флекса Уиллера). Его заметили благодаря громадным голеням и рукам, но даже они выглядели блекло по сравнению с размером его личности.

     С самого начала мы поладили, но нужно сказать, что Майк ладил со всеми. Он приходил в штаб-квартиру Вейдера примерно каждую пару недель и забавлял нас, обитателей офиса. Как то он жил в одном многоквартирном доме с Флексом Уиллером и рассказал историю о том, как, придя однажды вечером домой, обнаружил человека, подсматривающего за спальней Флекса. Он погнался за этим парнем, поймал его, развернул и потом отвесил оплеуху. «Что случилось потом?», - спросили мы. Майк с заметным бостонским акцентом ответил: «Он упал и забарахтался, как камбала». С выпученными глазами Матараццо оправдывался: «Я не настолько сильно его ударил». Конечно, всего лишь оплеуха от 117кг бодибилдера, известного яростью своих тренировок в зале…

     Майк мог бы выиграть любую награду за «лучший язык». Как бодибилдер, Матараццо был шоуменом; никто не заводил публику так, как Майк. Со своим знаменитым высунутым языком, он был на сцене, как человек-торнадо. Один случай, который я всегда буду помнить, является суммой всех навыков шоумена Матараццо. Это было на Ночи Чемпионов 1996 в Нью Йорке, когда став пятым, Майк обеспечивал себе квалификацию на Олимпию. Тогда и на дневной и на вечерней частях шоу он утвердил себя в качестве звезды тех соревнований. Когда предварительное судейство днем заканчивалось, состоялось импровизированное позирование, во время которого 110кг Майк позволил себе шумно потолкаться с 128кг Гюнтером Шлиеркампом.

     После Майк сказал: «Я пытался повеселиться. Гюнтер – большой парень, но я не собирался ему уступать. За сценой мы пожали друг другу руки и посмеялись. По-моему, можно толкаться и давить как хочешь, пока дело не доходит до ударов. Людям нравится, когда одни мышцы сражаются против других мышц».

     Но на этом Майк не закончил заводить публику. На вечернем позировании другие финалисты (Флекс Уиллер, Ронни Колеман, Дон Лонг и Милош Сарцев) решили закончить и обменивались рукопожатиями, прежде чем покинуть сцену. Все еще звучала музыка, и Майк остался там, где он стоял, принял позу максимальная мускулистость и потом оглянулся на остальных с видом «никто не хочет сыграть?». Потом он ударил себя кулаком в грудь, словно говоря: «У кого хватит силенок сделать это?». Публика пришла в восторг, который мне редко приходилось слышать, шум был просто оглушающий. Ронни Колеман вышел и принял позу «максимальная мускулистость», Майк ее продублировал, крича в лицо Ронни: «Зажгем, чувак!».

     Другие противники вернулись и попытались переключить внимание с Майка на себя. Но было слишком поздно. В тот вечер весь театр и сердца 3000 толпы принадлежали Майку Матараццо. В тот момент времени они были готовы отдать ему статуэтку Сандова. И кто был самым гордым человеком в театре? Майк Матараццо старший, смотревший за усилиями сына, сидя в кресле-каталке.

     К 2004 году Майк покинул Венис и перебрался в Модесто, Калифорния. Потом 8 декабря того же года мы услышали шокирующие новости о том, что он в возрасте 39 лет перенес тройное шунтирование сердца. С этого момента Майк открыто признал, что он жил на «испытательном сроке». Он был очень откровенен в части того, что привело его к этой ситуации, и материал, который я опубликую позже, будет посвящен и этому вопросу тоже.

     Время шло, и его здоровье постепенно ухудшалось, пока в итоге он не стал нетрудоспособным. К тому времени Майк был женат на обожаемой им Лэйси, у них было двое очаровательных детей. В последующие годы я регулярно выходил с Матараццо на связь. В 2007 я пригласил его быть нашим гостем во время Олимпии 2007. Майк отказался, сказав: «Люди не захотят видеть меня таким. Я больше не Майк Матараццо». Я заверил его, что Майк Матараццо всегда будет глубоко уважаем в мире бодибилдинга, и все будут рады его увидеть, но он не передумал.

     Одним вечером в октябре 2008 по чатам разнесся слух, что Майк умер. Я набрал его номер. То был не первый раз, когда я звонил звезде мира бодибилдинга, чтобы узнать, не посетила ли его старуха с косой. В таких случаях я слышу голос человека, которому звоню и говорю: «Это все, что я хотел услышать». В этот раз моя реакция удивила меня самого. Когда Майк ответил: «Что случилось?», я неожиданно стал очень эмоциональным, и Майк успокоил меня: «Я в порядке, мужик». Я понял, как много думал об этом человеке, которого знал к тому моменту уже 17 лет.

     На протяжении пары следующих лет мы оставались на связи, пока в сентябре 2011 он не позвонил мне и сказал: «Это наш последний разговор. Я хочу поблагодарить тебя за поддержку и дружбу на протяжении всех этих лет. Пожалуйста, не звони мне, отнесись уважительно к этому моему желанию».

     Я спросил: «Что не так?», испугавшись, что его здоровье внезапно ухудшилось. Он ответил, что дело не в этом, повторил, что мы разговариваем в последний раз, но не объяснил, почему. Он закончил наш последний разговор словами: «Я люблю тебе, мужик». Я ответил тем же, и к моему бесконечному сожалению уважал высказанное им желание.

     Почему он решил оборвать связи в этой точке? Со временем я пришел к мысли, что из-за того, что я так много знал о том, как ему хотелось снова быть тем Майком Матараццо, украшавшим обложки журналов, как сильно он любил бодибилдинг, как его разрывало на части от того, что он не может быть больше бодибилдером. Может быть, он хотел оставить того Майка позади себя. Те слова: «Я больше не Майк Матараццо» навсегда останутся в моей памяти.

     Покойся с миром, Майк. Мы никогда не забудем тебя и твоей необъятной личности, счастья и вдохновения, которые ты подарил многим. Ты ушел так рано. Для нас ты всегда будешь Майком Матараццо.

 

Первоисточник

Перевод: http://i-pump.ru/

Понравилось? Поделись с друзьями!

myprotein-25

Top