Интервью с Дольфом Лундгреном, журнал Men's Health, часть 2

Интервью с Дольфом Лундгреном, журнал Men's Health, часть 2

Интервью с Дольфом Лундгреном, журнал Men's Health, часть 2

Дольф-Лундгрен-Сталлоне-Шварценеггер-Ван-Дамм    Дольф Лундгрен: Конечно. Меня это никогда не касалось, потому что я уже был большим парнем, когда начал сниматься в фильмах. Мне не надо было становиться больше. Так что стероиды не имели никакого смысла. Но если вы актер обычных размеров, а вам надо сниматься в фильме, где предполагается, что ваш герой накаченный и ему надо снимать рубашку, то да, стероиды имеют смысл.

 

   ЭШ: Ты это видел?

   Дольф Лундгрен: Ну я… (долгая пауза) я не присутствовал при инъекциях лично. Но я замечаю, когда это происходит. Мне понятно, какие парни используют их, а какие нет.

 

   ЭШ: Ты можешь сказать, просто взглянув на человека?

   Дольф Лундгрен: О да. Это достаточно очевидно. Можно увидеть разницу. У стероидных мышц мягкая округлость, которая не возникает, если ты занимаешься с весами, или практикуешь боевые искусства, или что то подобное. Я не осуждаю никого. Каждый сам распоряжается своей жизнью, люди делают то, что хотят. Это как травку курить. Если ты экспериментируешь с этим, то это не значит, что ты дьявол, что ты разрушаешь свое тело. Это просто значит, что ты пробовал это.

   ЭШ: Как насчет стероидной ярости?

   Дольф Лундгрен: А она реально существует? На самом деле я ее не видел ни разу.

 

   ЭШ: Не так много журналистов сидят на стероидах, так что я не в курсе.

   Дольф Лундгрен: Я на самом деле не знаю, что про это сказать. Большинство ребят, с которыми я работал, настоящие профи, нормальные в общении парни. Если прием стероидов вводит в бешенство, тогда я не знаю никого, кто бы принимал стероиды. Смотришь на некоторых из них, и понимаешь, каким образом они смогли подняться до положения, в котором находятся. Это потому, что они хорошо обращаются с людьми. Как Арнольд. У нас была сцена в начале фильма, где мы освобождаем и спасаем его. И там есть эпизод, где он поворачивается ко мне и говорит (с жестким немецким акцентом): «Освободи меня, Франкенштейн». Мы сняли сцену, и после этого он подошел ко мне и сказал: «Мне очень жаль. Это не я написал эту реплику».

 

   ЭШ: Он подумал, что задел твои чувства? Как мило.

   Дольф Лундгрен: Я ответил: «Не беспокойся об этом, Арнольд».

 

   ЭШ: Ты ведь старый друг с большинством из этих парней, так? Со Сталлоне, очевидно.

   Дольф Лундгрен: Да, я его с Рокки знаю. Мы друзья 27 лет.

 

   ЭШ: И ты выпивал с Микки Рурком в 80-х?

   Дольф Лудгрен: Я знал его весьма хорошо, потому что какое то время владел клубом под названием «Черное и Синее» на Сансет в Лос-Анжелесе. Я открыл его с Фрэнком Сталлоне, братом Слая, и Микки туда часто заходил. Конечно, выпивали (смеется).

 

   ЭШ: Можешь поделиться какими-нибудь историями?

   Дольф Лундгрен: Я не должен так делать.

 

   ЭШ: Ну а вообще, на что были похожи гоу-гоу 80-х? Это был ярко, развратно?

   Дольф Лундгрен: Да, это было безумие. Я был молод, и особых последствий не было. Особенно безумно было в Нью-Йорке, когда я встречался с Грейс Джонс несколько лет и мы отвисали в клубах.

 

   ЭШ: В таких, как Студия 54?

   Дольф Лундгрен: Да. В нем и в «Свете рампы», церкви, переделанной в клуб. Я влился в процесс как раз в конце эры диско и вечеринок.

 

   ЭШ: Для тех из нас, кто там не был, в воображении это рисуется самым лучшим местом. Там было так круто, как нам кажется?

   Дольф Лундгрен: Ну это зависит от того, что вам кажется.

 

   ЭШ: Мне кажется, что в Студии 54 все нюхали кокаин с гениталий Мика Джаггера.

   Дольф Лундгрен: (смеется) Такого я не видел, нет.

 

   ЭШ: Но там были наркотики? Очень много наркотиков?

   Дольф Лундгрен: Ну конечно. Наркотики не были тогда так осуждаемы. Это было такой узко-социальной штукой. Если кто то нюхал со стола, никто даже не обращал внимание. Это было нормально. Людям было все равно.

 

   ЭШ: А ты сам принимал наркотики?

   Дольф Лундгрен: Я не увлекался. Когда я встретил Грейс (Джонс), я очень напряженно тренировался. В зал ходил по 2 раза в день, иногда и больше. Вот это было мое.

 

   ЭШ: Ты чувствовал себя наравне с Грейс, или усладой для ее глаз?

   Дольф Лундгрен: Конечно, я был усладой для глаз, ее мальчиком-игрушкой. Так я себя чувствовал, и так воспринимали меня люди. Я имею ввиду, что она относилась ко мне с уважением, но я никогда не чувствовал себя комфортно. Как толко я прошел кастинг в Рокки 4 и переехал в Лос-Анжелес, обзавелся своим жильем, мы стали отдаляться. Потому что не подразумевалось, что все будет происходить таким образом.

 

   ЭШ: Т.е. не предполагалось, что ты будешь таким же знаменитым, как Грейс?

   Дольф Лундгрен: Я и не думаю, что вышел тогда с ней на один уровень. Но мы стали более равноправны после Рокки. Это было неожиданно и тяжело для нас обоих. Наши отношения продлились 4 года, но как только я стал чуть-чуть знаменит, они были обречены.

 

Автор: Эрик Шпицнагель, 15/08/2012

Перевод: http://i-pump.ru/

Оглавление

Понравилось? Поделись с друзьями!

Похожие материалы (по тегу)

Top