Интервью с Дольфом Лундгреном, журнал Men's Health, часть 3

Интервью с Дольфом Лундгреном, журнал Men's Health, часть 3

Интервью с Дольфом Лундгреном, журнал Men's Health, часть 3

Дольф-Лундгрен    ЭШ: Помимо наркотиков и клубов, был ли Нью-Йорк восьмидесятых так опасен, как о том идет молва?

   Дольф Лундгрен: Абсолютно. В тот период, до Джулиани (прим.переводчика Рудольф Джулиани – мэр Нью-Йорка 1994-2001г), этот город имел высочайший показатель по убийствам в стране, а может быть, и в мире. Я помню, как впервые прилетел в Нью-Йорк и пошел на вечеринку с Грейс. Она попросила меня что-то вытащить из сумки, помаду или что-то вроде того; я пошарил там и нащупал маленький пистолет. Он выглядел, как игрушечный, но был настоящим, похожим на карманный пистолет Derringer, двухзарядный, с патронами .32 или .38, что-то вроде того. Я спросил ее: «Что это?». А она такая: «Да все нормально. Это мне друзья дали». Я поинтересовался, зачем он ей, и она рассказала, что ее уже грабили несколько раз. Врывались к ней домой, связывали и забирали все.

 

   ЭШ: Связывали ее?

   Дольф Лундгрен: Да.

 

   ЭШ: Ты шутишь? Вламывались к Грейс Джонс и связывали ее веревкой?

   Дольф Лундгрен: Так она сказала.

{module Ads Elite}

   ЭШ: Это безумие. Она была ограблена Снидли Уиплэшем (прим.переводчика: злодей, персонаж мультфильма)?

   Дольф Лундгрен: (смеется) Звучит глупо, но это было на самом деле, и это было страшно. Она рассказал мне о том, что произошло, и я подумал: «Да ну на хер, со мной такое не случится». В следующий раз мы поехали за пределы Нью-Йорка, потому что не могли там купить оружие.

 

   ЭШ: Не могли?

   Дольф Лундгрен: Ну, можно было, но трудно. Я съездил в Колорадо и купил там пару пушек. А потом все время ходил по Нью-Йорку с двумя пистолетами, спрятанными на мне. Один в кобуре на лодыжке, а другой на груди.

 

   ЭШ: Да ты был как коп под прикрытием.

   Дольф Лундгрен: И все это было незаконно. В штате Нью-Йорк не разрешалось иметь при себе спрятанное оружие. Так что я всегда нервничал, что меня с ним поймают. Забавно – одна часть меня боялась копов, а другая – грабителей. Интересное чувство.

 

     ЭШ: А какие были шансы, что тебя обыщут полицейские?

     Дольф Лундгрен: Такое все время случалось. Нас не обыскивали, но часто останавливали, шмонали лимузин. Мне посчастливилось, что меня так и не поймали. Если бы я сел, это был бы конец всему. Карьера бы на этом завершилась. Но риск того стоил. Я знал парня, на которого навели пушку и ограбили рядом с нашим домом в Вест Виллэдж. Забрали все, вплоть до нижнего белья.

 

     ЭШ: Да ну, неправда.

     Дольф Лундгрен: Это правда! Он пришел к нам голый.

 

     ЭШ: Это буквально самое странное событие, о котором я когда-либо слышал.

     Дольф Лундгрен: Такой вот там тогда был район. Очень забавный; как минимум, он был таким, когда я там жил.

 

     ЭШ: Что, правда?

     Дольф Лундгрен: Конечно, я не знал всего, что происходило вокруг. Я заработал немного денег на модельном бизнесе и купил черный мотоцикл. Ездил по району голый по пояс.

 

     ЭШ: Обалдеть.

     Дольф Лундгрен: Мне казалось, что люди там так дружелюбны. Я завел много новых приятелей.

 

     ЭШ: Не сомневаюсь.

     Дольф Лундгрен: Это определенно не было похоже на шведскую сельскую местность.

 

     ЭШ: Но ты ведь не был совсем невинным? Ты наверняка нахватался местных манер…

     Дольф Лундгрен: Я любил выпить. Мог накатить 15 стопок текилы, а потом шел тренироваться в зал на следующий день.

 

     ЭШ: Как такое возможно?

     Дольф Лундгрен: Я был молод. В те дни я мог спать по 2 часа и хорошо себя чувствовать. Просто устраиваешь длительную пробежку или интенсивную тренировку, и все уходит с потом.

 

     ЭШ: Ты когда-нибудь шел в зал с мыслью: «А ведь я еще немного пьян с прошлого вечера»?

     Дольф Лундгрен: Да все время.

 

     ЭШ: Каково это – тренироваться пьяным?

     Дольф Лундгрен: Когда мне шел третий десяток, это было легко. А теперь я так не могу. Чем ты старее, тем тяжелее. Тело меняется и уже не восстанавливается так быстро. В те дни бывало и похуже. Карьера актера меня от этого оттягивала. Когда ты делаешь 1-2 фильма в год, то уже не можешь себе позволить бурный образ жизни, потому что возникает ответственность.

 

     ЭШ: Потому что для работы на следующий день требуется трезвое состояние, или из-за того, что папарацци могут сделать твои не очень достойные фото?

     Дольф Лундгрен: Дело не в папарацци. Они тогда немного крутились вокруг меня, но не так, как сейчас. Когда они делали снимок, то должны были проявить пленку, напечатать фото, отнести его в газеты, показать, попытаться продать. Это был долгий, сложный процесс. У людей не было iPhonе-ов, камер в часах и еще в чем-нибудь, как сейчас.

{module Ads Elite}

     ЭШ: Сейчас каждый человек – папарацци.

     Дольф Лундгрен: Так и есть. Когда ты еще пацан, и быстро становишься знаменитым, то хочешь посмотреть, что же произойдет. Но ты не можешь взаимодействовать со всеми масс-медиа, это очень тяжело. Я был счастлив, т.к. все, что мне нужно было сделать – это хорошо выглядеть, быть в форме в своих фильмах. Вот и все. Не было интернета и не надо было о нем беспокоиться.

 

Автор: Эрик Шпицнагель, Men's Health, 15/08/2012

Перевод: http://i-pump.ru/

Оглавление

Понравилось? Поделись с друзьями!

Похожие материалы (по тегу)

myprotein-25

Top