Интервью с Дольфом Лундгреном, журнал Men's Health, часть 5

Интервью с Дольфом Лундгреном, журнал Men's Health, часть 5

Интервью с Дольфом Лундгреном, журнал Men's Health, часть 5

Дольф-Лундгрен-Иван-Драго-фильм-Рокки-4     ЭШ: Ты в этой связи ты плохо себя чувствовал?

     Дольф Лундгрен: В этом не было моей вины. Я просто делал то, что он мне говорил.

 

     ЭШ: Фильм Рокки 4 стал для тебя крупным прорывом. Когда читал сценарий, думал ли ты: «Это роль, для которой я рожден»?

     Дольф Лундгрен: У меня не было достаточно опыта, чтобы так подумать. До этого я вообще не снимался. Был всего лишь одним из 5 000 других парней, которых прогнали через прослушивание. Потом меня вызвали в Лос-Анжелес, и там у меня были встречи-пробы с некоторыми настоящими русскими бойцами. На самом деле, я не видел сценария фильма Рокки 4, пока меня не утвердили на роль Ивана Драго. И когда я прочел его, то идентифицировал себя с персонажем. Этого парня эксплуатировала коммунистическая система и все такое. Он был наивен и немного не в своей тарелке. И я понимал, каково это, особенно, будучи сам новичком в Голливуде. Ты не особо-то много думаешь. Все происходит по схеме «иди сюда, сядь там, встань, сделай вот так».

 

     ЭШ: Иван Драго - своего рода стереотип.

     Дольф Лундгрен: Да, конечно.

     ЭШ: Он не слишком «многоуровневый» персонаж. Тебя это не тревожило? Хотелось придать ему большую эмоциональную глубину?

     Дольф Лундгрен: Вы должны играть то, что написано в сценарии. Но в фильме была одна сцена, где я получил возможность что-то выразить. Я не смотрю Рокки 4 слишком часто, но иногда бывает, что он попадается мне вечером по телевизору. Мой любимый эпизод - это когда Драго готовится сразиться с Аполло Кридом, находится внутри казино, его тренер приходит и говорит что-то на русском (бормочет какую-то тарабарщину по-русски), потом сцена начинает двигаться с помощью гидравлики, поднимая его на арену, и он показывается миру, зрителям. Когда я вижу себя в этой сцене, я точно знаю, что думал в тот момент.

 

     ЭШ: Что?

     Дольф Лундгрен: Страх. И в то же время, попытка показаться свирепым, уверенным и подготовленным. То, что чувствовал Драго, и чувствовал я в тот момент, было идентичным. Я был всего лишь юношей, пытающимся выглядеть, как будто он здесь свой, как будто ему здесь комфортно, но на самом деле в голове была мысль: «Какого хрена здесь происходит?». Именно то же самое думал Драго в этот момент, или, по крайней мере, я уверен, что он думал об этом.

 

     ЭШ: Вау. Никогда не думал, что с Драго все так сложно.

     Дольф Лундгрен: Так что актерской игры здесь не потребовалось. Для меня это приятное воспоминание. С тех пор такого больше не происходило. Ничто из того, что я делал в кино с того времени, настолько точно не соответствовало моим реальным эмоциям.

 

     ЭШ: Критики не всегда были добры к тебе.

     Дольф Лундгрен: (смеется). Нет, не были.

 

     ЭШ: Они не понимают сути? Существует ли вообще понятие плохой игры в боевиках?

     Дольф Лундгрен: Нет, такое понятие там определенно существует. Просто я недостаточно старался. У меня не было навыка, чтобы преобразовать свою индивидуальность, или чтобы играть выразительно и достаточно натуралистично. Кроме того, внутри моего жанра существует определенная ограниченность, происходящая из сюжетов.

 

     ЭШ: Да, это не жанр, где много содержательных ролей.

     Дольф Лундгрен: Вовсе нет. Я счастлив, снимаясь в франшизе «Неудержимые», потому что у моего персонажа там есть определенная глубина. У него есть эмоции и определенная человечность. В большинстве боевиков такое редко встретишь. Но это выбор, который ты делаешь. Я сделал этот выбор. Я провел 10 лет в Европе, когда моим приоритетом было вырастить детей вне Нью-Йорка и Голливуда, с ранних 1990-х до 2004 года. Тогда я не особо много работал. Я сделал много фильмов, но я, знаешь ли…

 

     ЭШ: Ты схалтурил?

     Дольф Лундгрен: Думаю, да. Нужно действительно тяжело работать, чтобы создать трехмерный персонаж. Ты должен репетировать, изучать и не торопиться. Нельзя просто прилететь из Испании, заучить реплики и снять фильм сходу.

 

     ЭШ: Ты говорил, что смог бы одолеть Майка Тайсона. Ты имел в виду Тайсона в период его расцвета, или в его форме 2012 года?

     Дольф Лундгрен: А я трезвый был, когда это говорил?

 

     ЭШ: Не знаю. Ты сказал это в 1988.

     Дольф Лундгрен: Ну вот видишь. (смеется)

 

     ЭШ: К тому же, у меня есть твоя цитата из Weekly World News.

     Дольф Лундгрен: Ты шутишь?

 

     ЭШ: Хочешь сказать, что она недостоверная?

     Дольф Лундгрен: Между прочим, я не думаю, что смог бы побить Майка Тайсона. Может и смог бы, если бы была возможность применить удары из карате. Удар ногой в голову или что-то вроде этого. Но даже в этом случае это наверняка плохая идея. И в мире Майка, в боксе, это нереально, забудь. Так что положим конец этим слухам прямо здесь и сейчас.

 

     ЭШ: В битве между тобой и Железным Майком….

     Дольф Лундгрен: Забудь об этом. Я сдаюсь.

 

Автор: Эрик Шпицнагель, 15/08/2012

Перевод: http://i-pump.ru/

Оглавление

Понравилось? Поделись с друзьями!

Похожие материалы (по тегу)

myprotein-25

Top