Дориан Ятс: 1997, последняя Олимпия

Дориан Ятс: 1997, последняя Олимпия

Дориан Ятс: 1997, последняя Олимпия

Нассер-Эль-Сонбати-Дориан-Ятс-Мистер-Олимпия-1997

     «Дориан Ятс – последнее ура! Его финал с травмой на Олимпии 1997»: перевод статьи Питера МакГофа. Muscular Development, 26/03/2015/

     Дориан Ятс взял своего первого Сандова в 1992, а шестого – в 1997. В месяцы перед его триумфом в 1997 никто, даже сам нынешний шестикратный победитель Олимпии, не знал, что это будет его последний выход на сцену этих соревнований. Сейчас я хочу рассказать изнанку событий той Олимпии.

     Соревнования Мистер Олимпия 1997 должны были проходить с 19 по 20 сентября в Terrace Theater, в Лонг Бич, штат Калифорния. В 6 часов вечера в воскресенье 31 августа, за 3 недели до Олимпии, в моем доме в Санта Монике раздался телефонный звонок. Моя жена, Анна, ответила и сказала мне, что звонит Дориан Ятс. В этот момент в Великобритании было 2 часа ночи понедельника, и я сразу подумал, что что-то случилось.

   Дориан быстро объяснил мне, что он делал пуловер и жим для трицепсов во время утренней тренировки в своем Temple Gym в Бирмингеме, когда во время части движения, относящейся к пуловеру, он почувствовал, что «что-то стрельнуло в левой руке». За этим последовала самая мучительная боль. Он сразу понял, что порвал трицепс. Ятс помнил, как порвал левый бицепс за 9 недель до Олимпии 1994, но в этот раз было гораздо больнее.

   Он продолжал: «Было так больно, что я думал, что у меня случился болевой шок, ведь после первоначальной агонии я вообще перестал что-либо чувствовать. Я думал: «Все, никакой Олимпии. Все, что я сделал за этот год, пошло по ветру. Все кончено».

     Я приободрил его, говоря, что не надо делать поспешных выводов, но он был в самом скверном состоянии, в каком мне приходилось его слышать.

     В течении 36 часов вся верхняя часть его руки распухла, трицепс полностью перекосило, на руке был синяк вплоть до запястья. Через несколько недель Дориан сказал мне: «Это был единственный раз в жизни, когда я подумал, что не смогу ничего с этим сделать! Каждый раз, когда что-то со мной случалось, я думал – почему я? Мне кажется, как будто кто-то испытывал меня, чтобы понять, достоин ли я».

    Ко вторнику 2 сентября, Дориан взял себя в руки. Он рассказывал: «Хотя мои тренировки с того момента пошли под откос, я все равно был в форме, и знал, что смогу выступить. Я использовал тот же подход, что и в ситуации с разрывом бицепса: не смей сдаваться, пока не станет абсолютно ясно, что ты не можешь соревноваться. Иначе ты проведешь остаток жизни, думая, а не мог ли я там победить?».  

     Главное, о чем беспокоился в тот момент 35-летний Ятс, была неопределенность: «Пройдет ли опухоль и кровоподтек до Олимпии? И если пройдет, то как будет выглядеть трицепс?». Он был готов справиться с дискомфортом и тревогой. Однако не было никакой гарантии, что его старания не будут напрасными.

     В следующие 3 недели он не мог делать никаких жимов, и даже тяги вынужден был делать очень осторожно, с малыми весами. На грудь он мог делать только «бабочку» в тренажере; на дельты только махи с гантелями в стороны. Нормально он мог тренировать только ноги. Дориан вспоминает: «Ты не представляешь, насколько часто ты используешь трицепсы в качестве стабилизирующих или вспомогательных мышц, пока не повредишь их. Даже рукопожатие левой рукой для меня было трудновыполнимым».

     Он не повторял позирование эти 3 недели, потому что напряжение левого трицепса могло вызвать воспаление локтя. Ятс оберегал левый трицепс и боялся до смерти, что может повредить его, дав нагрузку.

     Дориан не мог сделать в Англии МРТ, он сделал его лишь 10 сентября, когда прилетел в Нью Йорк по пути в Лонг Бич. Там ему сказали, что результата исследования надо ждать неделю.

     В пятницу 12 сентября, за 7 дней до Олимпии Дориан Ятс прибыл в Калифорнию. На следующий день моя жена Анна и я посетили его в гостинице Residence Inn в Коста Месса. Там также была жена Дориана на тот момент – Дебби, и его близкий друг Стив Вайнбергер. О травме знали только мы и еще жена Стива – Бэв Фрэнсис, а также его врач Стюарт Косгров в Великобритании. Об травме решили молчать до окончания Олимпии.

     Дориан показал нам руку. Опухоль прошла, очертания трицепса были нормальные. Но синяк переливался всеми цветами радуги. Однако грим при желании мог бы это скрыть. Ятс был рад, что по крайней мере мог выступить с травмой, явно не бросающейся в глаза.

     Действующий чемпион делал все, что мог, чтобы уберечь свой левый трицепс. Порвав его, он жил в постоянной неуверенности, со страхом, что повредит его снова, и рука распухнет.

     Дориан пошел в душ, и мы услышали, как он закричал от боли. Он вытирался после душа, когда трицепс пронзила боль. Ятс подумал: «Нет, пожалуйста, не сейчас!». Дориан сразу же приложил лед, и через несколько часов стало ясно, что опухоль не появляется. Он признавал, что был практически параноиком во всем, что связано с трицепсом. Этот случай заставил его отказаться от тренировки позирования. Ятс стал беречь силы для главного дня.

     Фотоальбом Дориана Ятса и Гал Ятс в нашей группе в ВК

     Во вторник 16 сентября Дориан получил результат МРТ, и там было все плохо. Сухожилие трицепса было разорвано на ¾ крепления к кости. Его трицепс и надежды на Олимпию висели буквально на волоске.

     В том году Олимпия проводилась в 2 дня: предварительное судейство в пятницу 19 сентября и финал на следующий день. Во время предварительного судейства мысли Дориана Ятса были поглощены трицепсом. Через 17 лет он вспоминал, что тогда непрерывно повторял себе: «Будь очень, очень осторожен, когда принимаешь позу. Не напрягай сильно левую руку. Обычно во время предварительного судейства я думал «Йе! Займемся делом!». Но в это раз было по-другому. Я очень надеялся, что судьи не вызовут меня снова. Лучше мне было постоять сзади. Как только предварительное судейство было закончено, я почувствовал облегчение, потому что в субботу мне осталось выдержать лишь трехминутную произвольную программу и финальное позирование финалистов, а двух часовое предварительное судейство было уже позади».

Братья-Вейдеры-Дориан-Ятс-Олимпия-1997   В следующий вечер, когда Дориан Ятс заполучил своего шестого Сандова и стоял на сцене с Джо Вейдером, никто из 2 500 толпы не знал о травме. Никто из них не знал, что стал свидетелем высшего проявления духа человека, душа которого отказалась сдаться под самым мощным давлением. Он стоял перед ними – настоящий воин бодибилдинга, стоял перед ними последний раз.      

     P.S.: 28 октября 1997 в Нью Йорке поврежденный трицепс Дориана Ятса был прооперирован, но выздоровление и восстановление силы шло медленнее, чем ожидалось. К лету 1998 Дориан все еще не мог заниматься с 100% выкладкой. Он чувствовал, что ему нужно больше времени, так что отказался от защиты титула в 1998 и намеревался вернуться в 1999. Возвращения не случилось. В середине сентября, за месяц до Олимпии 1998, проводившейся на сцене Мэдисон Сквер Гарден в Нью Йорке, Ятс понял, что никогда не сможет полностью восстановить силу левого трицепса. В начале вечера, когда проводился финал Олимпии, одетый в темный костюм Дориан надлежащим образом сообщил публике в Мэдисон Сквер Гарден, что он больше никогда не будет выступать. Осознание сказанного им вызвало изумление у 5 000 присутствующих. Дориан покинул сцену под оглушающие аплодисменты. С того момента Ятс поддерживал и расширял фантастическую армию поклонников и был уважаем, как думающий бодибилдер. И хотя с момента его последнего выступления минуло уже 17 лет, недавно его поместили на обложку февральского номера Muscular Development. Такое происходит только с легендой, которой Дориан Ятс действительно является.

     Intensity or Insanity? (Интенсивность или безрассудство?). Послесловие от Дориана Ятса.

     Я был действительно доволен фигурой, которую показал на Олимпии 1997. Страдания последних недель показали, насколько важно межсезонье. Это время, когда вы набираете, весь ваш прогресс приходится на этот период. 14 годами своих интенсивных тренировок я доказал, что плотность мышц, достигнутая ими, не может исчезнуть за день. Я не сделал ту часть работы, которая приходилась на последние несколько недель, но все равно вышел большим и жестким. Олимпия 1997 не была для меня легкой в физиологическом смысле.

     Многие скажут, что мой опыт доказывает, что я тренировался слишком тяжело, слишком жестко и возможно я не в себе. А я отвечу, что тренировался с умом, но в то же время со страстью; так что я постоянно ходил на грани, исследуя границы своих возможностей. Я не разделял точку зрения, что мне не нужно улучшаться, что я якобы и так был достаточно хорош, чтобы победить на Мистер Олимпия, и поэтому мне не было смысла рисковать получением травмы. Может быть, поступить так и было бы умнее, но по-моему в таком подходе не хватает страсти. Если я собираюсь выйти на сцену Олимпии, то должен полностью выложиться в зале, чтобы быть на сцене в наилучшей возможной форме. Это означает, что мне нужно довести себя до предела. Если вы не зайдете за свой предел, откуда вы знаете, каков он?

 

Первоисточник

Перевод: http://i-pump.ru/

Понравилось? Поделись с друзьями!

myprotein-25

Top