Интервью с Джо Вейдером на bodybuilding.com, 2003

Интервью с Джо Вейдером на bodybuilding.com, 2003

Интервью с Джо Вейдером на bodybuilding.com, 2003

Джо-Вейдер-и-Арнольд-Шварценеггер

 

    Наш перевод интервью, которое взял Фред Хатфилд у отца-основателя современной фитнес-индустрии Джо Вейдера в 2003 году:

 

     Как гласит легенда, король древнего Крита Пигмалион изваял прекрасную девушку из гранита и безумно в нее влюбился. Ему удалось уговорить Афродиту оживить статую. С тех пор они счастливо жили вдвоем.

     Как гласит легенда, Джо Вейдер создал бизнес, продавая железные болванки, в то время, когда поднимать их не было популярным занятием. Тем не менее, лично он был в это дело влюблен. Ему удалось уговорить своего брата Бена дать жизнь этому бизнесу, показав миру моделей, качающих железо, так, чтобы все люди смогли увидеть, насколько для них могут быть важными занятия с железками Джо. После нескольких происшествий по пути с тех пор они тоже жили счастливо.

       Первый параграф является милой историей. Второй – сбывшейся американской мечтой. И не важно, что это мечта начала реализовываться в Канаде, потому что, по большей части, она сбылась тогда, когда Джо переехал в Америку.

     Я с удовольствием открою для вас некоторые последствия реализации той самой мечты. Только сейчас я почувствовал, что должен это сделать, и вот по какой причине. В «железный мир» все время поступает свежая кровь, и новички не обращаются к своим корням, не знакомятся должным образом с легендами, которые сформировали наш спорт. Эти легенды были, в некоторых случаях, злонамеренно искажены теми, кто завидует любому, чьи мечты реализовались в той же степени, в какой это произошло с Джо Вейдером.

     Короче говоря, я бы хотел обратиться напрямую к молодым атлетам, которых отделяет от начала нашего спорта одно - два поколения. Имейте в виду, что я не стеснялся в выражениях, делая интервью с Джо Вейдером. Как вы увидите, я задавал ему все неудобные вопросы, которые, как я слышал, обсуждались во всем мире, в интернете в т.ч. Это мифы и правда. Это наши корни. Вы увидите, что многие из наших собственных мечтаний были реализованы в результате осуществления мечты Джо. Но это привело также и к многим нашим разочарованиям.

       Насколько я подготовлен, чтобы рассказать эту историю? Ребята, я работал на Джо Вейдером с ранних 80-х. С того момента я услышал много его историй и философии по поводу занятий с отягощениями, бизнеса и спорта. В качестве одной из составляющей моей работы, я был обязан читать множество старых книг, культуристических журналов и рукописей, смотреть ранние фото силачей прошлого и бодибилдеров настоящего почти каждый день моей жизни.

     Одним ранним утром, я присоединился к Вейдеру у него дома на балконе во время завтрака. На веревке сушилась юбка Бетти Вейдер, и мягкий весенний бриз беспощадно хлестал ею по лицу Джо. В его руке была почти дюжина витаминных и тому подобных пилюль, которые он пытался запить стаканом ромашкового чая. Было неудобно. Юбка настойчиво продолжала мешать, так что мы опустились на веранду рядом с бассейном. Как вам это? Почему бы ему было просто не подвинуть юбку? Но, в итоге, на веранде было приятней.

     Я начал интервью с объяснения причин, вызвавших взяться за него: «Джо, так много есть атлетов, которые, как бы это помягче выразиться, считают, что вы никогда не были атлетом сами, что ваши витамины – барахло, Muscle & Fitness – барахло, вы срубили слишком много денег, вы лжете юнцам по поводу того, сколько мышц они могут нарастить, ваша статуя сделана не с вашего образа, и все такое».

     Прежде, чем Вейдер ответил, зазвонил телефон. Это был Франко. У него не было ни единого шанса. Джо был злющий, когда схватил трубку. Он заорал: «Франко! Знаешь, что они про меня говорят? Они говорят, что я сам никогда не тягал железо! Можешь в это поверить? Вот! Скажи Фреду…».

     Вейдер сердито передал мне трубку, что-то ворча. Конечно, это был великий Франко Коломбо.

     Франко ответил со своим итальянским акцентом: «Давай я расскажу тебе великолепную историю. Арнольд, Рикки Уэйн, Джо и я тренировались в отеле Хадсон. Рикки делал сгибания на бицепс с гантелями по 18кг, а Арнольд и я – с 27кг. Я сказал: «Парни, смотрите! Там, в углу, Джо делает сгибания на наклонной скамье с 32кг гантелями!» Потом я крикнул Джо: « Эй, Джо! Что ты делаешь! Это большой вес!» Джо бросил гантели и взял 34кг: «Не отвлекай меня! Я занят! Мне надо закончить подходы!» Можешь представить?».

     Франко продолжал, радуя меня историями об атлетической доблести Вейдера. Бетти стояла рядом, слушая наш разговор. Она больше не могла себя сдержать. Бетти сказала: «Да! Как раз перед нашей свадьбой, Джо занимался как ненормальный! А как-то раз, во Флориде вроде, Джо поднимал здоровенную штангу. Лицо было красное, выглядел, как будто сейчас взорвется! Джо, какой вес там был?». «Я не помню! У Франко спросите!». Франко ответил, что там было 270кг: «Я там был! Он делал становую с 270кг на несколько повторов!».

     «Сколько повторений, Франко?»

     «Три».

     «Подходы с 270кг в 3-х повторениях?», - спросил я недоверчиво. «Так он мог войти в элиту пауэрлифтинга».

      «Скорее, там было 5 повторений», - вставила Бетти Вейдер.

      Франко продолжил: «Джо был монстром, Фред. Те, кто говорят, что он не занимался, просто его не знают. Джо был очень, очень сильный!».

      Вот так. Просто на всякий случай я проверил подростковую тяжелоатлетическую карьеру Джо Вейдера. В 1939 в возрасте 18 лет, он выиграл городской и областной чемпионаты по тяжелой атлетике и почти победил действующего на тот момент национального чемпиона Канады в среднем весе, Джо Склара. В то время лучшими результатами Вейдера были жим стоя 101кг, 108кг в рывке, 142кг в толчке, при собственном весе 74кг. Но Джо все равно стесняется: «Я был ужасным жимовиком».

      Не так уж плохо, парни!

     К тому времени Джо Вейдер остыл и абсолютно забыл обо всех обвинениях, которые я ему озвучил. Единственным, о чем он еще помнил, было утверждение, что он не занимался с железом. Это был тот Джо Вейдер, которого я знал!

     Джо Вейдер: У меня не было ремня, специального костюма, никакой экипировки. Что сказал Франко?

 

     Фредерик Хатфилд: (я повторил все слова Франко Джо). Еще он рассказал историю о том, как он впервые тренировался здесь, в Калифорнии, с вами, и предложил размяться, а вы сказали: «Давай сделаем толчки и жимы». В то время так никто не делал, кроме тяжелоатлетов.

     Джо Вейдер: Я же говорил, что был тяжелоатлетом. Что он говорит? (Джо всегда любил комплименты о том, как он был силен…все мы, вышедшие на пенсию любители железа, это любим. Так что я любезно снова рассказал ему о том, что говорил Франко). Фред, ты меня знаешь? О чем я в основном говорю?

 

Джо-Вейдер

 

       Фредерик Хатфилд: О тягании железа.

       Джо Вейдер: Бодибилдеры знают, что я тоже занимаюсь. Вот почему они беспокоятся о том, что будет с бодибилдингом, когда я умру. Они волнуются, что не найдется того, кто вложит свои сердце и душу в бодибилдинг. Взять хотя бы TwinLab. Там есть кто-то из мира бодибилдинга? Нет. Ребята не доверяют им. Возьмем Джима (из рекламы продукта TwinLab Ripped Fuel). Я слышал ужасные истории о том, какие проблемы у него были с TwinLab. Они больше не доверяют этим ребятам.

 

       Фредерик Хатфилд: Интересно. Окей, вы производите оборудование для домашнего использования, 8 журналов, добавки и собираетесь делать продукты. В итоге, вы занимаете первое место по производству в индустрии фитнеса в мире. Некоторые говорят, что все это отдалило вас от бодибилдеров, что вашим мотивом являются деньги. Это правда или ложь?

      Джо Вейдер: Бодибилдеры не тупые. Они могут чувствовать душу человека. Сам факт, что бодибилдеры остаются со мной все эти годы, говорит о том, что они мне верят. То, что они думают, что бодибилдинг умрет без меня, показывает, что они со мной в глубоком родстве. И эта родственность приводит к взаимоотношениям любви и ненависти. У вас есть глубокая близость со своей женой? Конечно. И вы можете ее сильно любить, но у вас с ней конфликтов больше, чем с девушкой, которую вы снимете в баре.

       Готов поспорить, что если ты пойдешь в TwinLab и поговоришь там с кем-нибудь из редакторов 5 минут, то забудешь о нем, а он забудет о тебе. Они не понимают бодибилдеров и лифтеров, они их по-настоящему не знают, сами этим не занимаются. Ты думаешь, почему лидер может руководить? Потому, что люди ему верят. У них с ним взаимопонимание.

 

 

       Фредерик Хатфилд: Бодибилдеры верят, что у вас с ними одни интересы.

       Джо Вейдер: У наших ребят есть инстинкты. Они знают, кто работает в их интересах.

 

       Фредерик Хатфилд: У некоторых парней есть вопросы по поводу вашего флагманского журнала, Muscle & Fitness. Большинство из них – серьезные лифтеры, ребята как вы и я, Джо, которые действительно отдают этому спорту сердце и душу, и видят, что этот журнал идет не в том направлении, что было раньше.

       Джо Вейдер: У меня тут есть экземпляр Muscle & Fitness. Давай проверим?

 

       Фредерик Хатфилд: Взрывные дельты. Я слышу это снова и снова – люди хотят видеть действительно научную информацию, которую можно использовать.

       Джо Вейдер: Они ее и получают (листает страницы). Бодибилдеры рассказывают им, как тренироваться. У нас масса подобной информации. У нас лучшие фотографы, чтобы вдохновлять их и учить тому, как надо тренироваться. У нас нет информации по поводу стероидов - люди уже устали от этого. Однако ведь есть еще Флекс для особо продвинутых. (продолжает листать) Бодибилдеры не хотят принимать добавки, питаться?

       Люди не хотят понять, что я хочу распространить стиль жизни бодибилдинга так, чтобы о нем узнали широкие массы людей. Если мы собираемся сохранить бодибилдинг в качестве известной лишь посвященным группы, состоящей только из нас, то у бодибилдинга не будет большой группы последователей. Если так и будет, то бодибилдеры не будут иметь возможности соревноваться и зарабатывать. Будет меньше семинаров, выставок, продажи журналов будут очень, очень маленькими и я не смогу оплачивать их участие в этих журналах. Нет достойных журналистов, которые бы согласились работать за 20 000$ (в год). Моей целью является расширить аудиторию Muscle & Fitness с упертых бодибилдеров до широких кругов занимающихся физической культурой, и показать им, что они могут использовать наш образ жизни, чтобы продлить жизнь, улучшить здоровье и физическую форму, что они должны начать заниматься с отягощениями, чтобы совершенствовать свою внешность

     С Muscle & Fitness мы пытаемся обратиться к широким слоям публики, к парням и девушкам, которые тренируются в залах, клубах, которые более образованы. Они хотят знать, чем занятия с отягощениями могут быть полезны для их сердца, продолжительности жизни, сердечно-сосудистой системы, какую пищу нужно употреблять, чтобы, сочетая ее с бодибилдингом, сделаться здоровее и счастливей, как все это может позитивно повлиять на их сексуальную жизнь. У этих людей более широкий круг вопросов, чем у продвинутых, хардкорных атлетов.

       Но для таких атлетов у нас уже есть соответствующий журнал – Флекс. Так зачем Muscle & Fitness должен замыкаться и становиться абсолютно хардкорным? В любом случае, у Muscle & Fitness есть и эта составляющая, там много материалов о тренировках. Но он дает более широкий взгляд на вопросы спорта, питания, продуктов, кулинарии, заботы о коже, волосах и т.д., на все, что формирует полный образ идеального человека.

 

     Фредерик Хатфилд: Вы действительно верите, что Флекс может поднять то знамя, которое нес когда-то Muscle & Fitness?

     Джо Вейдер: Уже поднял. Флекс на настоящий момент – наиболее продаваемый журнал для продвинутых культуристов. Продажи намного выше, чем у Muscle Media 2000, IronMan и Muscular Development. Намного. Посмотри на продажи журналов для хардкорных качков. Они доходят до 160, 170 или возможно 180 000 штук. А у Флекса - 200 000 экземпляров, у Muscle & Fitness – 500 000 штук. Чего же ты не размещаешь рекламу вашей ISSA (ассоциация тренеров) во Флексе вместо Muscle & Fitness?

 

Джо-Вейдер-со-своими-чемпионами

 

      Фредерик Хатфилд: Потому что там она не будет работать.

      Джо Вейдер: Вот видишь? Флекс настолько замкнут на нишевом рынке, что не может себя окупить.

 

       Фредерик Хатфилд: Почему провалилась затея с залами под брендом Вейдер?

       Джо Вейдер: Она не провалилась, Фред. Нас завалили тысячами запросов о сотрудничестве. Парень, которого мы поставили управлять проектом, не имел соответствующего опыта. Он предлагал людям открывать залы с нами вместо Gold's, World и Powerhouse Gym, зарабатывая с нами больше. Наобещал того, что невозможно было выполнить, и на нас были поданы судебные иски. Так что я понял, что эта затея не для меня.

     Я просто не хочу быть вовлеченным в судебные тяжбы. Не хочу, чтобы мое имя было запятнано, и поэтому я свернул проект. Вот и все. Я просто связался не с тем человеком в неправильный момент. Меня не поставили в известность, что когда мы открывали зал, то атаковали другие сети и говорили, что мы лучше них. Они – мои друзья, и я не хотел, чтобы кто-то им вредил. Меня это в болезнь вогнало. Представь! Как я могу сказать: «Порвите отношения с World Gym и откройте Weider Gym!». Ведь Джо Голд – мой друг! Пит Гримковский и Эд Коннерс (бывшие владельцы Gold's Gym) – мои друзья! Я за это не в ответе. Во всем виноваты люди, которые занимались проектом. Я закрыл проект добровольно. Он не провалился.

 

Бюст-Джо-Вейдера

 

    Фредерик Хатфилд: Люди меня часто спрашивают: «Это действительно статуя Джо?». Большинство парней, которые были в теме во время, когда она появилась, знают, что при ее изготовлении в качестве образца использовалось тело Робби Робинсона.

     Джо Вейдер: Сначала скульптор делал бюст с меня. Сделал голову и тело. Тогда я весил 97кг. Но скульптор был «не очень», он не разбирался в анатомии. Даже не смотря на то, что у него было фото, он не мог правильно отобразить дефиницию мышц. Многие ли скульпторы в этом знают толк? Они не понимают, как отделяется передняя дельта от грудных мышц. Он сделал мое тело на бюсте гладким. Я тогда не занимался усердно, не использовал допинг, ничего такого. Я был просто деловым человеком в форме. Если вы собираетесь позировать, демонстрируя дефиницию при таких обстоятельствах, да еще и неумелому скульптору, то что получится в итоге?

     Для меня легче было попросить позировать Робби и показать скульптору, как добавить дефиницию, которой у меня не было, потому что я не был в хорошей, жесткой форме. У Робби он смог увидеть дефиницию и контуры и добавить эти элементы к скульптуре.

 

 

     Фредерик Хатфилд: Почему так важно было сделать именно статую?

     Джо Вейдер: Я думал, что должен сделать именно скульптуру, потому что фотографии теряются. Но статуя сохранится и будет всегда вызывать у людей воспоминания. Не то чтобы я был эго-маньяком. Если бы я был им, то неужели не использовал бы свою скульптуру для награждения участников Олимпии, как это делает Арнольд в своем шоу? Я не хочу сказать, что Арнольд тешит свое эго, но он использует свою скульптуру для награждения победителя Арнольд Классик. Я – не эгоцентрист. Я не собираюсь использовать свой бюст для подобных целей.

 

     Фредерик Хатфилд: Джо, скажу откровенно, мне бы нравилась моя статуя, и думаю, что всем остальным тоже понравились бы скульптуры, изображающие их самих, потому что это как бы дает нам частицу бессмертия.

     Бен работал многие годы, пытаясь сделать бодибилдинг олимпийским видом спорта. Как-то раз я встретил его в Швейцарии, где у него были переговоры с Самаранчем. Джо, в итоге, каковы ваши прогнозы по поводу такой возможности для бодибилдинга?

     Джо Вейдер: Я не гадалка. Но нужно принять во внимание, что мы получили признание Панамериканских Игр, Игр Доброй Воли. Мы смогли развить бодибилдинг в России, во всей Европе и во всем оставшемся мире. Все, что должен был сделать Самаранч, это поставить наш вопрос на голосование. Самаранч был избранным президентом МОК. Когда проходило голосование по избранию президента комитета, было известно, что его поддерживают все латинские страны, потому что он испанец. Потом те же люди, которые его поддержали, писали ему с просьбой поддержать бодибилдинг. Он назначил встречу моему брату. Зачем он сделал это, если не хотел, чтобы бодибилдинг оказался среди олимпийских видов спорта? Он что, не мог просто сказать ему: «Прости, Бен, не надо приезжать. Из этого ничего не получится»? У бодибилдинга есть прекрасные шансы попасть на Олимпиаду. Но для этого должно быть проведено голосование.

 

     Фредерик Хатфилд: Он не желал раскачивать лодку, потому что был близок к концу срока своего нахождения в должности. Он хотел передать решение этого вопроса преемнику?

     Джо Вейдер: Не, проблема в другом. Давай объясню. Франциско, посол Испании в России, участвовал ранее в фашистском движении в Испании. Самаранч поначалу его поддерживал, и подмочил этим свою репутацию в международных кругах. Поэтому ему нужен было еще один 4-летний срок нахождения на посту президента МОК, чтобы не уйти униженным. Если бы он пустил бодибилдинг на Олимпиаду, со всеми смертями и дурной репутацией бодибилдинга, связанной с допингом, как бы это отразилось на его имидже? Он все эти годы работал, чтобы построить прекрасную репутацию. Ему не хотелось рисковать. Я так считаю. Он собирался это сделать, но еще один бодибилдер умер от допинга. Последний раз, когда он был готов признать бодибилдинг, умер Андреас Мюнцер.

     Это следовало за моим братом, как дьявол. Куда бы он ни приезжал, он объяснял, как Мюнцер умер от допинга. В Европе, когда топовый бодибилдер умирает от химии, эта новость широко освещается в прессе. Но, тем не менее, даже приняв во внимание все эти моменты, все еще можно надеяться, что у бодибилдинга хорошие шансы.

 

Джо-Вейдер-Арнольд-Шварценеггер     Фредерик Хатфилд: Что может помешать бодибилдингу стать олимпийским видом спорта?

     Джо Вейдер: Некоторые топовые бодибилдеры сами ставят себя в глупое положение. Вот сам посмотри: если тренер в каком-то другом виде спорта говорит тебе делать или не делать что-то, то как ты будешь реагировать? Будешь выполнять. Если не станешь подчиняться, что с тобой будет? Тебя просто выставят. Т.е. тренер полностью контролирует ситуацию. Или менеджер. Недавно девушка, по-моему, это была пловчиха, которая пыталась выступить на Олимпийских играх, была дисквалифицирована из-за допинга. Она устроила шумиху, обвинила федерацию, пожаловалась в газеты и т.д. В бодибилдинге все еще в 10 раз хуже. Самаранч говорит Бену: «Ты можешь их контролировать?». Да бодибилдеры это необузданные люди! Индивидуалисты.

 

     Фредерик Хатфилд: Объясните.

     Джо Вейдер: Если бодибилдер играет в баскетбол, получает мяч, и может сделать подачу парню рядом с ним, он не станет этого делать. Он побежит закидывать мяч в корзину сам. Они – индивидуалисты. Они хотят все сделать сами и по-своему. Они не командные игроки. Без командной игры не получится ничего упорядочить, Фред. Вот почему у нас хаос.

 

     Фредерик Хатфилд: Что бы значило признание МОК для бодибилдинга?

     Джо Вейдер: Я бы это так объяснил, Фред. У нас есть Арнольд Классик, Олимпия и т.д., и парни зарабатывают, но пока бодибилдинг не признан МОК, спортивные обозреватели считают, что это – спорт, известный лишь посвященным, так что они не уделяют ему особого внимания. Это не семейный спорт. И вот, дело в том, что ни одна из крупных компаний не хочет быть связанной с бодибилдингом по одной причине. Им не нравится то, что окружает этот спорт. Не нравится допинг и то, что бодибилдинг не признается полноценным спортом. Возьмем для примера Muscle & Fitness. У него лучше цена, он во всем лучше, чем другой мой журнал – Men's Fitness. Тем не менее, в Men's Fitness у меня 45 страниц проплаченной рекламы, но я не могу ее толком привлечь в Muscle & Fitness. Они все нам говорят: «Нам это нравится! Это изумительно», но не хотят давать рекламу в этом окружении. Зачем Nike или любая другая компания этого уровня должны хотеть получить бодибилдера в качестве лица своих брендов? Затем, что в таком случае они покажут зрителю большие руки, мощные, сильные как скала, ну, ты понимаешь, что я имею в виду. Любая компания хочет использовать мощно выглядящих бодибилдеров в своей рекламе, но атмосфера вокруг нашего спорта плохая, она их отпугивает.

     Таким образом, получив признание МОК, мы разорвем этот порочный круг. Спортивные обозреватели нас признают, рекламодатели будут знать, что мы – олимпийцы, и это создаст лучшую атмосферу вокруг бодибилдинга. Для бодибилдеров это будет лучше, потому что тогда на рекламе они смогут получать не несколько тысяч долларов, а сотни тысяч. Посмотри на рекламу Egg Beaters (прим. переводчика: марка яичных продуктов питания в США) с Дорианом Ятсом. Они платят ему, потому что этот продукт идеален для бодибилдеров. То же самое, Фред. Посмотри на компании, которые продают аспирин и болеутоляющие. Они со своей рекламой в большинстве журналов, но не в Muscle & Fitness. Да чьи читатели испытывают больше боли, чем не наши? Рекламодатели просто не хотят иметь с нами ничего общего. Посмотри на Nike. Каждый бодибилдер тренируется в обуви, все мы ее используем. 45 миллионов людей занимаются в залах с отягощениями, их больше, чем бегунов. Но рекламы Nike у нас нет. Это все из-за нашей среды, атмосферы.

     Так вот, с признанием бодибилдинга МОК, среда изменится к лучшему. И тут несколько тупых, но громкоголосых бодибилдеров заявляют: «Да зачем нам эта Олимпиада?». Дебилы, они просто настолько тупы! Пытаешься им помочь, а они такие самонадеянные. Такие бодибилдеры думают, что они больше, лучше, сильнее, чем все остальные, и этот стиль мышления доводит их до того, что они вообще не могут контактировать с остальными. Они не понимают, что они – часть общества, что они должны стать частью группы. Вот почему и Бен, и я, считаем, что признание бодибилдинга МОК помогло бы бодибилдингу. Для меня это не очень хорошо, потому что тогда бодибилдеры смогут зарабатывать на национальной рекламе и сделают состояния. Я не потяну их запросы после этого! Но я все равно выступаю за это. Это показывает, насколько я забочусь о бодибилдинге.

 

 

     Фредерик Хатфилд: Большинство людей, которые работали на вас, Джо, знают, что у вас как минимум 2 разных удостоверения. Каков все же ваш реальный возраст?

     Джо Вейдер: (Смеется). Я родился в 1922. Ну, в 1922 - 1921, где-то так. У меня мать была вообще неграмотная, она читать не умела ни на идише, ни на английском. А родился я не в больнице. Позвали раввина, чтобы зарегистрировать рождение, но он оказался подонком и не зафиксировал это, так что записи о моем рождении не осталось. Так что я спросил у мамы, и она ответила: «Ну, ты родился значительно позже такого-то праздника…». Примерно так. Через много лет она не могла вспомнить это четко. На самом деле, если бы я сам не предпринял усилий, чтобы определить год рождения, то все могло свестись к тому, что я как будто бы вообще появился на свет в результате непорочного зачатия (еще больше смеется).

Том-Платц-Лу-Ферриньо-и-Джо-Вейдер

 

     Фредерик Хатфилд: Бен когда то был атлетом?

     Джо Вейдер: Да, в школе он занимался боксом. Мой брат любил тренироваться, но не экстремально. Он занимался аэробикой и поднимал легкие веса. Я был сумасшедшим, который хотел тягать веса побольше, растягивал связки и все такое, таким вот я был. В то время я написал статью «Мамочкизм». Многие парни не поднимали большие веса, потому что их мамочки говорили им: «Не поднимай это, травмируешься!».

 

     Фредерик Хатфилд: Т.е. Бен сдерживал себя, а вы нет?

     Джо Вейдер: Нет, Бен себя не сдерживал. Он тренировался, но не относился к этому так фанатично, как я.

     А у тебя нет больше этих противных вопросов по моему поводу? Люди говорят, что Джо Вейдер хочет, чтобы люди говорили ему только хорошее, что Джо Вейдер хочет слышать только лесть. Так вот он я, умоляю тебя задать мне вопросы другого рода.

 

     Фредерик Хатфилд: (напрягся) Ну, еще, Джо, есть всякие лживые комментарии в твой адрес. Типа: «Джо Вейдер – вор», и «он врет по поводу своих добавок», и «он врет подросткам, что они смогут это сделать без допинга». Я вижу такие подколки в интернете все время.

     Джо Вейдер: На самом деле, это про меня писали в Muscle Media 2000. Эти утверждения не являются правдой. Откуда у них такие идеи? Я пытаюсь сделать бодибилдинг стилем жизни, пытаюсь выйти за узкие рамки и обратиться к широким слоям общества, убедить родителей и всех остальных, что ребята должны заниматься бодибилдингом и выбирать для себя лучший стиль жизни, жить дольше, быть сильнее и находиться в хорошей физической форме. И я хочу, чтобы бодибилдинг стал олимпийским видом спорта! Как мне общаться с людьми, если я буду им говорить, что они должны принимать химию? Они же не захотят, чтобы их дети были вовлечены в такой спорт! Люди будут презирать наш спорт. Я в безвыходном положении. Людям, которые в открытую говорят о допинге в бодибилдинге, похер на этот спорт. Они просто хотят заработать, продавая химию. Конечно, люди принимают допинг! Но не надо мусолить эту тему, нужно рассказывать о побочных эффектах приема. На самом деле, по вопросу химии у нас есть статьи и во Флексе, и в Muscle & Fitness.

 

     Фредерик Хатфилд: Да, но подробно рассказывать об этом - себе во вред?

     Джо Вейдер: Я могу заработать больше денег, если буду открыто говорить о допинге в своих журналах, как будто с этим все в порядке. Но я так не делаю. Потому что это разрушало бы бодибилдинг, как спорт. Так мы никогда не попадем на Олимпиаду, нас никогда не признают, и все будут к нам относиться, как стероидным фрикам. Моя философия направлена против допинга. Я знаю, что бодибилдеры принимают стероиды, но не стероиды – главное в этом спорте. Ты думаешь, почему мы хотим ввести допинг-контроль?

 

     Фредерик Хатфилд: Чтобы попасть в олимпийские виды спорта?

     Джо Вейдер: Да, но главное в том, что мы не можем продолжать лгать ребятам. В любительском бодибилдинге на чемпионатах у нас есть допинг-контроль, потому что любительский спорт может быть олимпийским. На Олимпиаде не выступают профессионалы. Может, я слишком люблю профессионалов, и не хочу их урезать, но я должен расширять границы нашего спорта. Я не хочу делать вид, что бодибилдеры думают лишь о стероидах! Такая у меня философия. Но сейчас у меня нет выбора, потому что другие журналы говорят о допинге в открытую, и обычный парень поэтому считает их искренними. Люди думают: «Раз они говорят нам о допинге, значит и все остальное, что они печатают – правда». А это на самом деле является херней. Что еще?

 

     Фредерик Хатфилд: Уммм, «для Джо Вейдера деньги важней помощи бодибилдерам».

     Джо Вейдер: Я так скажу, Фред, – у меня появилась торговая марка Body Shaper, и я продал уже 25 млн. штук товаров под этой маркой. Заработал на этом денег больше, чем за предыдущие 15-20 лет. У меня есть воображение, есть мозги. Я мог бы заняться бизнесом в другой области и заработать в 10 раз больше, чем заработал на бодибилдинге. Почему я должен замыкаться в таком узком сегменте, как бодибилдинг? Почему?

 

     Фредерик Хатфилд: Причин нет, Джо.

     Джо Вейдер: Кроме той, что я его люблю. Ты думаешь, я настолько туп, что единственное место, где я могу найти себе применение, это бодибилдинг?

 

     Фредерик Хатфилд: Нет.

     Следующая реплика: «У него забавный голос». Джо, вы знаете, что все в мире бодибилдинга имитируют ваш голос. Может, это часть того смешанного чувства любви и ненависти?

      Джо Вейдер: Я действительно необычно говорю. Ну так они и президентов имитируют тоже, так что все в порядке.

 

       Фредерик Хатфилд: «Он лжет об использовании допинга».

       Джо Вейдер: Я не лгу.   

 

       Фредерик Хатфилд: «Он лжет о влиянии приема добавок на рост массы и рельеф».

       Джо Вейдер: Как это я лгу о добавках? Наши добавки разрабатывают 7 лучших специалистов в мире! Эти люди – химики и врачи! Вы должны прийти на наш завод, увидеть их и поговорить с ними! И посмотреть на исследования, которые мы проводим.

       Главная причина, почему мы сделали свой собственный завод, это то, что раньше я должен был передавать формулу сторонней производящей компании, как большинство других компаний делают и по сей день. Мы торговались, и я пытался получить максимально низкую цену. Потом, когда я уходил, производитель говорил: «Так, на чем мы можем сэкономить?». И что они делали? Уменьшали % содержания протеина, не ложили полное полагающееся количество того или иного ингредиента, урезали дозы витаминов. Экономили в т.ч. на вкусе. Ты же не узнаешь, пока не попробуешь. Поэтому я решил сделать свой собственный завод, чтобы быть на 100% уверенным в качестве своих продуктов. Любой человек может взять какой угодно из наших продуктов и протестировать. В итоге люди убедятся, что наши продукты идеальны. Я призываю вас так сделать!

 

Джо-Вейдер-Рич-Гаспари     Фредерик Хатфилд: «Принимайте мой протеин, и у вас будут огромные руки, как у меня».

     Джо Вейдер: Да херня все это! Где тут у меня журнал…(Джо роется в огромной куче журналов в поиске последнего номера Muscle & Fitness). Вот! В этой рекламе говорится: «С целью развития мускулатуры вы должны придерживаться соответствующей диеты». А это – соответствующее питание для мышц. Я не говорю, что этот продукт заставит их расти сам по себе.

 

     Фредерик Хатфилд: Люди обвиняют вас в том, что вы уверяете подростков в том, что они тоже могут стать элитными бодибилдерами с помощью ваших добавок.

     Джо Вейдер: Не правда! Давай возьмем одну из них и рассмотрим, чтобы ты убедился. Ну, где ты тут, сукин ты сын…везде эти продукты…. ага, вот! Здесь говорится: «Мы готовы выплатить 30 000 долларов любому, если он сделает продукт лучше нашего и получит лучшие результаты». Прочитай там и скажи мне, где там сказано: «Принимай этот продукт и нарастишь мышцы». Они думают, что их продукт так хорош. Хорошо, вот я предложил им такое пари. Почему я так сделал? Потому что наш продукт лучше, Фред. Ты видел тест, который мы сделали с доктором Полом Вардом! Ты что, искренне думаешь, что я сказал ребятам подтасовать его результаты? Прочитай это, Фред, прочитай это!

 

     Фредерик Хатфилд: «Как и все добавки, этот продукт не приводит к ускорению или увеличению мышечного роста. Тем не менее, он является пищевой добавкой с низким содержанием жира, которая, как и другие виды пищи, обеспечивает питательную поддержку атлетов, занимающихся с отягощениями».

     Джо Вейдер: Ну и где я утверждаю, что они нарастят большие мышцы за счет этого? Где? Где я лгу людям? Что делает чемпионов, так это их знания, которые приходят вместе с тренировками и преданностью бодибилдингу, опыт, который дает им преимущество быть способным отличить плохое от хорошего на огромном рынке протеиновых добавок. Мы просили высказать их свое мнение по поводу наших продуктов. Многие согласились сделать это. Они тоже лжецы? Ну, где там сказано, что добавка построит большие мышцы? Мы создали самый полезный протеин, который могут сделать ученые. Но нигде мы не пишем, что он строит мускулатуру.

   Вот здесь видишь? Дориан говорит: « Мне нравится использовать профессиональный протеин для восстановления, потому что он вкусный и обеспечивает прекрасным качественным белком без жира». Лаура Креаваль говорит: «Я люблю этот качественный протеин. Без углеводов, без лактозы, это легкий способ обеспечить высокий уровень потребления белка, когда я тяжело тренируюсь». Кто хочешь, пожалуйста, Лу Ферриньо: «Наконец я нашел супер протеин, который могу использовать, чтобы добавлять белок к моему рациону без лишнего жира. Я принимаю одну порцию перед тренировкой, и он помогает мне оставаться стройным и быстрее восстанавливаться, когда я наращиваю мышечную массу». Я не знаю, откуда у людей такие безумные идеи на мой счет, просто абсолютно безумные.

 

     Фредерик Хатфилд: В ближайшие годы, становясь старее, не чувствуете ли вы, что еще не завершили то, что хотели сделать?

     Джо Вейдер: Да, я бы хотел наслаждаюсь своей жизнью! Делать то, что мне нравится. Если бы я не любил этот чертов спорт так сильно, то все бы просто бросил. Просто продал бы бизнес и все. Я устал читать книги по силовым видам спорта. Я хочу читать хорошую литературу. Я хочу путешествовать. Видеть что-то новое, ходить в музеи, делать то, что приносит мне счастье. Хочу тренироваться 6 раз в неделю. А сейчас у меня с трудом получается делать это 3 раза в неделю.

     Но мне нравится, что я так чертовски много делаю. Вот и все. Я породил это спорт. Это как растить детей. От них не устаешь. Я не хочу их бросать. Если бы у меня не было такой большой любви к бодибилдингу, когда он еще только вставал на ноги, если бы я не рос вместе с бодибилдерами, если бы не был так прочно связан со всем этим чертовым спортом, то для меня было бы легко все бросить и уйти. Но я просто слишком сильно к этому привязан.  

  

Понравилось? Поделись с друзьями!

Рекомендуемые материалы

Top