Интервью Ли Лабрады журналу IRON MAN, 2003

Интервью Ли Лабрады журналу IRON MAN, 2003

Интервью Ли Лабрады журналу IRON MAN, 2003

Ли-Лабрада   Наш перевод интервью топового профессионала 80-90-х Ли Лабрады для издания Iron Man: 

    Странный феномен возникает, когда мы медленно движемся по жизненным воспоминаниям, ностальгируем, аккуратно припоминаем песни, события, обрывки фраз, фильмы и ТВ шоу. Определенные образы становятся четкими, кристаллизуются со временем, в то время как другие удаляются, тонут в подсознании нашей поп-культуры.

     Бодибилдинг можно охарактеризовать эрами: доминирование «парня с соседнего двора» Ларри Скотта, вселенная «Качай железо» Арнольда, внезапное появление Ли Хейни в спорте ошеломило массы. У каждого десятилетия были свои игроки, свои принцы, принцессы и нищие. Мы вспоминаем столкновения и вражду личностей, триумфы и трагедии, лица, фигуры, отрывки из разговоров, возмутительные эпитеты и монологи.

     Подумаем о 90-х. Чьи имена и лица приходят на ум? Дориан Ятс, конечно. Ли Лабрада, Флекс Уиллер, Кевин Леврон, Портер Котрелл, Шон Рэй и молодой Джей Катлер. Они усмехаются нам с обложек культуристических журналов. Писаки рассказывали об их образе жизни, методах тренинга, философии и темпераменте. Мы знаем их не как живых, дышащих созданий, а как богов мышц.

 

    Ли Лабрада оказался единственным исключением: его фигура была доступна пониманию простого смертного. Правда, не много людей имеют данные, чтобы добиться таких результатов, но Ли написал целую новую главу, где на одних и тех же страницах встречаются вместе мышцы и эстетика. Лабрада увлек своим примером. И, на самом деле, кто из нас может не поддаться очарованию такого образа? 

   Ли представлял собой все хорошее в бодибилдинге. Дориан мог носить корону Олимпии, но Лабрада, именно Лабрада завоевал наши сердца. В Ли не было ничего фальшивого или притворного. У некоторых есть от природы язык без костей, врожденное свойство находить контакт с публикой и очаровывать совершенно незнакомых людей, в чем им отдают должное даже их враги. В основном это касается политиков, но Лабрада тоже имеет эти качества. В смеси с другими свойствами его характера это создает очарование легенды.

     Покинув помост соревнований, Лабрада пошел по новому пути, как генеральный директор своей собственной компании, Лабрада Нутришн. Поверьте, проведя 5 минут с этим человеком, вы начнете инвестировать в батончики – заменители пищи и пойдете заниматься в зал!

     То, что вы будете сейчас читать, это разговор тет-а-тет с человеком, который понимает жизнь. Итак, интервью:

 

     IRON MAN: Ли, ты выглядел действительно опешившим, когда я позвонил насчет этого интервью для раздела «Данные о легенде». Не так много современных бодибилдеров я могу назвать легендами, но Ли Лабрада определенно к ним относится.

     Ли Лабрада: Ну, легенда – это слово, которое я не воспринимаю всерьез. Предпочитаю думать о себе, как о бодибилдере, который продвинулся настолько высоко, насколько смог, а смог очень хорошо.

     Фотоальбом Ли Лабрады в нашей группе в ВК

 

     IRON MAN: Когда я брал интервью у легенд для этого раздела журнала, мы вспоминали о днях их молодости, о том, что изначально вдохновляло их, негативном опыте и взлетах. Свои первые годы жизни ты провел на Кубе во время восстания Фиделя Кастро. Остались ли у тебя об этом какие то воспоминания?

     Ли Лабрада: Несколько. Я родился в Гаване 8 марта 1960, во время потрясений. Примерно в 1962, когда Кастро укрепил свою власть, он начал союзничать с коммунистами. Мой отец сказал: «Нам надо убираться из Гаваны!» Все бумаги были подготовлены, но Кастро не хотел допустить массового исхода людей. В таком случае он бы плохо выглядел. Ряд психологических препятствий было создано для предотвращения эмиграции. Отец был инженером, первым человеком в семье, получившим диплом колледжа. Стране были нужны инженеры. У нас забрали все, кроме одежды, которая была на нас и того, что можно было сложить в маленький чемодан.

 

     IRON MAN: Звучит почти как ранняя версия истории Элиана Гонсалеса (прим.переводчика: кубинский мальчик, получивший известность в результате судебного скандала в США. В ноябре 1999 мать Элиана попыталась вместе с ним бежать с Кубы в США. В результате крушения судна она сама и ещё десять человек утонули, тогда как Элиан и ещё трое человек спаслись и смогли добраться до побережья Флориды на автомобильной камере).

     Ли Лабрада: Нет, со мной не было так сурово, как с этим бедным пацаном! Вы можете себе представить плавание в Атлантике, почти одному, несколько дней? Я содрогаюсь при мысли об этом. Когда я очутился в Америке, мне было 2 года, я был с бабушкой. Мы остались в Чикаго, с моей тетей Хоуп, которая стала для меня второй мамой.

 

     IRON MAN: Долго ты жил отдельно от родителей?

     Ли Лабрада: Почти год, что является длительным периодом для любого ребенка. Наконец, мои родители вместе со мной, а отец получил работу инженера. Мы совершенствовали этику труда и делали все, что могли, чтобы преуспеть. Это была страна возможностей, где вы могли стремиться за достижением американской мечты. Если вы напряженно работали, вы могли достичь чего угодно и стать кем угодно. Это запомнилось мне с подросткового возраста, и я до сих пор от всего сердца верю в эти принципы.

 

Ли-Лабрада     Род Лаббе: Каково это было для маленького Ли – быть чужаком в чужой стране?

     Ли Лабрада: От природы я был застенчив и замкнут, но мои друзья и одноклассники меня хорошо восприняли. Я не был крупным, но был достаточно мускулист, сообразителен и интеллектуален. Говорил по-испански, по-английски и немного по-немецки, но основным языком общения в семье оставался испанский. Мы жили в дуплексе по соседству с немцами, и я играл с их сыном. Однажды я начал один за другим использовать немецкие слова. Такой мелкий кубинский паренек, говорящий по-немецки, можешь себе представить?

 

     Род Лаббе: Что привело тебя к занятиям с отягощениями? Кто тебя вдохновил?

     Ли Лабрада: Мой отец. Он тренировался со штангой 50кг, а я наблюдал и был этим очарован. Моя тетя Хоуп брала меня на озеро Мичиган, я гулял там по пляжу и пыжился, представляя, что я – Стив Ривз. Мне казалось, что все люди там смотрели на меня, потому что я такой мускулистый! Им, вероятно, казалось, что я не в себе: пыжусь, а у меня ребра торчат через кожу! (смеется)

 

     Род Лаббе: Я также делал. Мальчишкой часто мечтал выглядеть, как Ларри Скотт.

     Ли Лабрада: Для меня идеалами были Стив Ривз и Дэйв Дрейпер, которых я видел в рекламе в журналах Вейдера. В 13 я пытался поднимать папину штангу, и мне понравилось ощущение в руках.

 

     Род Лаббе: Это помогло тебе в следующем занятии: футболе.

     Ли Лабрада: Да. Том Калахан, мой школьный приятель, и я тягали штангу у него в подвале каждый день. Мы не знали, как правильно тренироваться. У меня была старосветская диета: много мяса и картошки, но, как вы знаете, хорошая диета в бодибилдинге весьма сложная штука. Вы должны уделять пристальное внимание улучшению вашей фигуры. Если у вас хорошая диета, вы растете. Если нет, вы теряете мышечную массу.

 

     Род Лаббе: На сколько ты прирастал?

     Ли Лабрада: Чуть-чуть. Мы не особо следили за массой, нас интересовала сила, и тут улучшения были.

 

     Род Лаббе: Футбол у тебя сочетался естественным образом с силовой тренировкой, но что заставило тебя двинуться дальше, к конкретному бодибилдингу?

     Ли Лабрада: В 17 лет я получил травму, занимаясь футболом: потянул поясницу, и меня временно убрали из команды на сезон. Восстанавливаясь, я начал поднимать больше и больше, и увидел настолько хорошие результаты, что они сподвинули меня задуматься о нескольких увлекательных идеях.

 

     Род Лаббе: О соревнованиях?

     Ли Лабрада: Да, верно. В 1971 мы переехали во Флориду, где проводились соревнования AAU Мистер Джексонвилль. Я тренировался 6 недель весной 1978 с мотивацией поучаствовать в этом конкурсе. Моим первым серьезным партнером по тренировкам был Дон Бэйли. Он все еще является владельцем Powerhouse Gym в Джексонвилле. Как бы там ни было, мы тренировались каждый день после учебы. С тех пор, как я перешел на сплит, дела пошли в гору.

 

     Род Лаббе: Очень бы хотелось услышать о твоих первых соревнованиях.

     Ли Лабрада: Я появился на конкурсе, увидел участников и почти засобирался домой. Эти парни, даже подростки, были с толстенными ногами. Они превосходили меня по весу от 9 до 22 кг! Я подумал: «Какого хрена мне тут делать? Это просто глупо». Подавленный, я снял верхнюю одежду, и повисла тишина. Люди просто уставились на меня остекляневшими глазами, потому что я был таким рельефным. Кожа у меня выглядела как папиросная бумага. И знаете что? В итоге я победил участников, которые были значительно больше меня. Я не только выиграл в абсолютной категории, но и получил также награду, как «Самый Мускулистый». Я связывал это со своей генетикой и структурой.

 

     Род Лаббе: Ты все еще учился тогда, так? Как шли дела в этом направлении?

     Ли Лабрада: Учеба всегда давалась мне легко. Мои родители всегда придавали особое значение совершенствованию, и я был одним из лучших учеников. В 1978 я закончил старшую школу и рассматривал в качестве вариантов продолжение обучения в Northwestern University и Cornell. В итоге поступил в Northwestern и учился на инженера-строителя.

 

     Род Лаббе: Где и была написана очередная глава твоей истории в бодибилдинге.

     Ли Лабрада: Верно. Это был мой первый год вдали от дома. Я жил с тетей Финой в Чикаго и ездил оттуда на учебу. И вот, я проходил курс испанского языка с множеством интеллигентно-выглядевших людей, и с другой стороны от меня сидел еще один здоровый парень. Мы приглядывались друг к другу. У меня была задиристая манера поведения, и у него тоже. Позже я встретил его случайно в Patton Gym. Мы разговорились, он представился, и мы быстро стали друзьями. Это был Том Детерс.

 

     Род Лаббе: Том Детерс из Muscle&Fitness?

     Ли Лабрада: Он самый. Первый год в колледже мы проводили тренировки вместе. Годами позже Том даже был у меня на свадьбе шафером!

 

Ли-Лабрада-о-соревнованиях-и-тренировках     Род Лаббе: Ты тренировался, готовясь к соревнованиям?

     Ли Лабрада: Нет, пока еще нет. Я понимал, что у меня нет ни малейшего шанса выиграть. У меня просто не хватало для этого массы. Но я всегда любил бодибилдинг за то, что мне лично дает, а это не обязательно связано с соревнованиями. Я тяжело тренировался 4 года, с 18 до 22 лет, прежде чем начать выступать снова. Я жил, дышал и спал с мыслями о бодибилдинге.

 

     Род Лаббе: Каковы были твои тренировки?

     Ли Лабрада: Тренировки, которые мы проводили с Детерсом, были самыми интенсивными в моей жизни. Они научили меня, как вытерпеть сильнейшую боль с целью построить фигуру с мышцами монстра. Мы были сторонниками ВИТ Ментцера. Делали 6 подходов на каждую часть тела. Помню, как делал жим ногами на архаичном деревянном тренажере. Детерс и я нагружали его весом в сотни фунтов, почти 1 000! Делали жим ногами с таким весом суперсетом с разгибаниями ног в тренажере.

     Однажды Детерс делал второй подход суперсетов, и вдруг его взгляд помутнел. Ресницы задрожали, и бум! - он рухнул без сознания. Вот такая была интенсивность. Яростные усилия. И это сработало. За эти 4 года я набрал 18кг сухой массы.

 

       Род Лаббе: Как ты смог совместить обучение и тренировки?

     Ли Лабрада: Я учился находить баланс, хотя это было трудно. Там я был одержим тренировками, но это отразилось на учебе: моя успеваемость начала падать. Отец заявил мне, что если я не возьмусь за ум и не заработаю диплом, то он отправит меня работать. В итоге, я нашел способ справиться со всем, и справиться хорошо. При этом пришлось вести действительно спартанский образ жизни. Моя семья тогда жила в Хьюстоне, так что я перевелся в университет Хьюстона и закончил свое образование там.

 

     Род Лаббе: Люди стали признавать в тебе не просто парня с мышцами.

     Ли Лабрада: Да. Я был невероятно хорошо растущим, и ребята в моем зале думали, что я принимаю стероиды. Я начал тренироваться в Hank's Gym в Хьюстоне, родном доме всех великих техасских культуристов, таких, как Билли Арлен, Даг Бивер, Лоренс Стори и многих других. Настоящее хардкорное место. Это был 1982, тогда я снова принял участие в конкурсе по бодибилдингу.

 

     Род Лаббе: Это был конкурс NPC Junior Gulf Coast?

     Ли Лабрада: Верно. Там были юниорские соревнования, открытый конкурс и студенческий Мистер Техас, все они проводились в один вечер. Я хотел стать Мистером Техас среди студентов. Я придерживался диеты и был готов выступить. За кулисами я разделся, и все участники уставились на меня, как на новую машину. Нас было всего около дюжины. Когда судьи увидели у меня, у них рты пооткрывались, а я удивился: «Чего это они на меня так уставились?».

 

     Род Лаббе: Видимо, они не могли понять, реален ты, или это иллюзия!

     Ли Лабрада: Ха! Может быть. После обязательных поз судьи пришли за кулисы, желая узнать, кто я такой и откуда взялся. Кто-то из них сказал, что я должен выступить в открытом конкурсе, а не в студенческом, но я всегда ценил последовательный подход и не думал, что готов к этому. Другие подбадривали меня выступить на чемпионате США, а я ответил: «Нет, нет, пока просто Мистер Техас».

     Последовательность идет всегда рука об руку с интуицией. В тот вечер я выиграл и юниорский, и студенческий титулы. Призы были больше меня, и я был несказанно доволен. 3 месяца спустя я победил в своей категории на Кубке Техаса, в Остине, и на Мистер Техас, проводившемся в Хьюстоне.

 

     Род Лаббе: Просто космическая скорость…

     Ли Лабрада: Обо мне пошла молва, и я начал приобретать известность в Техасе. В 1983 я решил тренироваться только для одного конкурса: NPC Мистер Техас, но был намерен сделать это выступление запоминающимся. Я выиграл в абсолютной весовой категории и задал планы на 1984. Я хотел прорваться на национальную сцену на Чемпионате США 1984, где мне предстояло выступить в среднем весе. Но потом случилась неприятность.

 

     Род Лаббе: Что произошло?

     Ли Лабрада: Вечером дня предшествующего соревнованиям я пил фруктовый сок, делая углеводную загрузку, как обычно ее называют бодибилдеры. Мое тело начало надуваться! Началась задержка воды, и я не знал почему. Прекратив пить, я понял, что это была ошибка. Не стоит делать загрузку с помощью сока!

     К сожалению, на конкурсе я появился с весом 80кг, менее, чем на 1кг тяжелее, чем было нужно для участия в средней весовой категории. Фил Уильямс стал моим главным противником в полутяжелой категории. Он обошел меня на несколько очков и вышел в абсолютку. Не сделай я этой ошибки, то наверняка бы взял золото.

     Я нацелился на NPC Nationals в Нью Орлеане и поклялся, что буду готов. Это была моя первая поездка на родео, так сказать. Во время соревнования я увидел, против кого мне предстоит выступить. Nationals – одни из самых впечатляющих по зрелищности соревнований; участники в прекрасной форме, все являются чемпионами штатов. Я был на сцене с Ричем Гаспари, Джоном Хнатышеком, Роном Лавом, Майком Кристианом и множеством фантастических бодибилдеров. Выступив в среднем весе, я стал пятым, и был разочарован. Джон Хнатышек победил в моей категории. Майк Кристиан стал абсолютным победителем.

 

     Род Лаббе: Прекрасная возможность для самоанализа.

     Ли Лабрада: Это был важный перекресток. Я приплелся в номер в отеле, абсолютно удрученный. Что ждало меня в будущем? Куда двигаться дальше? Я искренне не понимал.

 

Ли-Лабрада     Род Лаббе: Каждый чемпион рано или поздно попадает в тупик, где встречаются реальность и фантазии. Но чемпионы отличаются тем, какой выбор они делают в этот решающий момент.

     Ли Лабрада: Согласен. И я решил не уходить из соревновательного бодибилдинга, не сделав все, что от меня зависит, чтобы добиться успеха.

 

     Род Лаббе: Взлет твоей карьеры в бодибилдинге был уже прямо за углом, в 1985.

     Ли Лабрада: Это особенный год для меня; тогда я встретил мою жену, Робин, во время предсоревновательного тренинга для NPC Nationals. Я работал инженером, разрабатывал высоковольтное передающее оборудование, а по вечерам был в зале, тягая веса с моим хорошим другом Стони Гримсом, подающим большие надежды соревнующимся атлетом национального масштаба.

 

     Род Лаббе: Nationals 1985 был для тебя конкурсом, решавшим дальнейшую судьбу в бодибилдинге.

     Ли Лабрада: Я был четко сфокусирован и все скурпулезно планировал. Я прибыл в Майами и выступил в среднем весе против невероятного Джона Араниты, тренировочного партнера Рори Лейдельмейера. Победители всех весовых категорий автоматически зачислялись в сборную США для участия на Мистер Вселенная ИФББ (мировой чемпионат по бодибилдингу среди любителей). Я ужасно хотел победить. Я хотел выиграть Nationals и поехать на Мистер Вселенная, а затем стать профессионалом ИФББ. Я знал, что могу этого достичь!

 

     Род Лаббе: И ты победил на шоу.

     Ли Лабрада: Да, я выиграл! В тот вечер, перед вручением наград, Джим Мэнион остановился рядом со мной, улыбнулся и спросил: «У тебя есть загранпаспорт?». Я улыбнулся в ответ и сказал: «Да, сэр!». Через 2 недели я был в Гетеборге, Швеция, первый раз за границей, первый раз в Европе, я участвовал в Мистер Вселенная ИФББ! Робин хотела поехать тоже, но мы не знали, как это обстряпать. У меня не было денег, и я купил ей билет с помощью кредитной карты. Она попросила об отгулах на работе (она работала официанткой) и ей ответили: «Слишком много дел. Если ты поедешь, то потеряешь эту работу». Знаешь, что она сделала? Уволилась!

 

     Род Лаббе: Ага, сила любви. Какие у тебя были впечатления о Гетеборге?

     Ли Лабрада: Это было, как съезд всех наций. Раньше я выступал против соотечественников, но сейчас стоял на международной сцене, и это было для меня увлекательным опытом. Снимали фотографы из всех главных журналов, такие, как Джон Балик, Боб Кеннеди, Оув Риттер, Майк Невё, все очень известные. Круть!

 

   Род Лаббе: В этот раз ты настроил свою диету?

   Ли Лабрада: Я делал натриевую загрузку, 10 грамм в день, и много пил, минимум 3,8 литра в день. За 72 часа перед конкурсом я прекратил употреблять натрий, продолжил пить, и мое тело подсушилось. Детерс помог мне с этой программой. Он - знаток физиологических процессов в организме. Натриевая загрузка сработала для меня в этом году как амулет.

 

     Род Лаббе: Я так понял, ты пил чистую родниковую воду.

     Ли Лабрада: На самом деле, я пил дистиллированную воду, что с позиций текущего момента я бы не рекомендовал делать, потому что из-за этого мускулы могут стать плоскими. Будучи одержимым, я думал, что если буду за рубежом 5 дней, то мне надо привезти с собой 38 литров дистиллированной воды. Я затолкал бутыли в огромный чемодан, который в итоге весил 63кг. Таможенники подумали, что я там труп перевожу! Половина бутылок треснуло и потекло, просто ужас! Когда мы прибыли в Швецию, мне понадобилось еще дистиллированной воды, но там она продавалась только в аптеках, в маленьких бутылочках.

 

Ли-Лабрада-Мистер-Вселенная-1985

   Род Лаббе: Не важно, ведь ты и твоя команда задали там жару!

   Ли Лабрада: Да! Я победил в среднем весе, Фил Уильямс стал вторым в своей категории, а Рон Лав победил в тяжелом весе. К тому же, мы привезли домой командный приз. Как капитан команды, я был чрезвычайно счастлив.

   Робин и я вернулись в наш номер в отеле и едва могли себя сдержать. Мы прыгали на кровати и смеялись, ведь я только что заработал свой пропуск в профессионалы!   

  

   Род Лаббе: Я опрашивал дюжины любителей, которые упорно гонятся за про-картой. Они стараются, но этого очень тяжело достичь.

   Ли Лабрада: На самом деле, если они пытаются много лет, то странно, что они этого не достигают. Если вы придете за кулисы Олимпии и изучите фигуры участников, то обнаружите некоторые аспекты развития, которых больше нигде нет. Это то, что я называю «выглядеть, как профи». У них крупная костная структура, их фигуры более симметричны и сбалансированы, они обладают почти сверхчеловеческими качествами. Я имею ввиду узкие суставы, наполненные мускулы, минимальное количество изъянов. На национальном уровне я вам за 5 минут скажу, кто выиграет в своей категории. В конце абсолютки я могу сказать, кому быть профи, а кому не выиграть. Я видел участников с не совсем идеальным генетическим уровнем, и в то же время я видел других атлетов, с шикарной генетикой, но пошедших по другому пути, навстречу к безвестности.

 

   Род Лаббе: А ведь часто винят судей.

   Ли Лабрада: Любой участник, который обвиняет судейскую коллегию, никогда не займет первое место! Если вы таким образом отказываетесь от личной ответственности за результат, вы не смотрите вглубь проблемы. Судьи не идеальны, но они чертовски правы в 95% случаев. Думать иначе – просто бред. Я всегда думал о перспективе. Я говорил с каждым судьей после шоу и спрашивал их, как я могу улучшиться. Потом я работал над улучшениями!

 

     Род Лаббе: Твоя жизнь сильно изменилась после Мистер Вселенная?

     Ли Лабрада: Я прилетел в Нью-Йорк примерно с 20 долларами в кармане. В карьерном плане я был на вершине, стал Мистером Вселенная, познакомился с Джо Вейдером в Швеции, но мне нужно было продолжение. Многие, кто получают статус профи, думают, что, как по волшебству, их телефон начнет разрываться от звонков. Но он не начинает.

   Я позвонил Джо в ноябре 1985. В Джо всегда было много от отца, и я спросил его, могу ли я приехать в Лос-Анжелес на фотосессию. Он все организовал. На следующую неделю я был там и снимался для Muscle&Fitness.

 

     Род Лаббе: А в дальнейшем ты появился на более, чем 100 обложках по всему миру.

     Ли Лабрада: Титул Мистер Вселенная ИФББ и про карта ввели меня на профессиональную арену бодибилдинга, и теперь я должен был работать. Я должен был самоутвердиться, как профи. Реклама, эффективный самомаркетинг – это то, что каждый профессиональный бодибилдер должен хорошо выучить. Обложки журналов дают популярность, а популярность позволяет расширить вашу аудиторию. Это влияет на количество полученных контрактов, вызовы на семинары и выступления.

 

   Род Лаббе: И ты все равно работал инженером?

   Ли Лабрада: Это надо было менять. После Мистер Вселенная я уволился и начал сам себя продвигать. Мне понадобилось немного времени, чтобы начать зарабатывать на жизнь с помощью семинаров и выставок. Я продолжал выступать. Ночь чемпионов ИФББ 1986 должна была состояться в июне, а я уволился в марте. У меня было только 3 месяца на подготовку.

 

     Род Лаббе: Однако, ты выжал из них максимум.

     Ли Лабрада: Как только я посвятил все свое время бодибилдингу, то заметил существенные улучшения в своем развитии. И я начал фокусироваться на Ночи Чемпионов. Как раз перед днем конкурса Робин, Детерс и я вылетели, и нас встретил Брайан Мосс и его тогдашняя подружка, Глэдис Португезе (прим.переводчика: известная культуристка, ныне жена Жана-Клода Ван Дамма). Я познакомился с Майком Невё, и мы сделали шикарные фото для IRONMAN. Это был пьянящий опыт для 26 летнего парня!    

 

Ли-Лабрада-после-Мистер-Олимпия    Род Лаббе: Твой имидж улучшался, но ты был все еще новичком в этой игре.

     Ли Лабрада: Да, верно. За кулисами Ночи Чемпионов 1986 никто даже не обратил на меня внимание. Они там все раскачивались, и тут я, с весом 81кг. Самый легкий из них весил 95кг или около того. Я испытывал благоговение от моих соперников: Берри Де Мея, Робби Робинсона, Тони Пирсона, Джона Брауна. Фигуры высшего класса у каждого. Я рассчитывал на методичное продвижение по лестнице профессионального культуризма, но тут я выиграл конкурс!

     Прошел месяц, и я был на Гавайях, на гостевом позировании вместе с Берри Де Меем. Были весенние каникулы, Берри и я прогуливались по пляжу вместе, сразу же вызвав столпотворение. Люди шли за нами, свистели и радостно приветствовали! Это было моим первым гостевым позированием после победы в профессиональном конкурсе. На тех соревнованиях, за сценой, я впервые встретил Арнольда Шварценеггера. Он вел шоу, и мы пообедали. Волнующее время для меня. Ко всему прочему тогда мы с Робин поженились.

 

     Род Лаббе: Получить такой мощный импульс может быть страшным.

     Ли Лабрада: У того, что получаешь так много и так быстро, есть и отрицательные моменты. Ты можешь стать самонадеянным, что и стало для меня ловушкой. Чтобы выступить на Мистер Олимпия 1987, я должен был пройти квалификацию. Ночь Чемпионов 1986 не давала мне квалификации на следующий год. Поэтому я выступил на чемпионате мира в Эссене, Германия, и это закончилось поражением от Рона Лава, что дало мне неоценимый урок: в любой день другие участники достаточно хороши, чтобы выиграть. Единственный способ победить их – быть в превосходной форме. Эти парни были килограмм на 20 тяжелее меня, и чтобы выиграть, мне нужно было иметь чрезвычайный рельеф.

 

     Род Лаббе: В чем был твой план?

     Ли Лабрада: Я взвешивал все, что приходило на ум. Я вел дневник питания. Всякий раз, когда мне нужно было прийти в форму, я обращался к своему дневнику, чтобы сложить мозаику. Еще одной вещью, которой я научился, было никогда не менять более, чем 1-2 момента в процессе подготовки к соревнованиям от года к году.

 

     Род Лаббе: Вот мы и подошли к маю 1987, еще одной вехе в твоей карьере.

     Ли Лабрада: Это был год, когда я впервые выступил на Мистер Олимпия. Я хотел выйти с серьезным рельефом, а когда я что-то решаю, я это делаю.

 

     Род Лаббе: Этот конкурс проходил в Гетеборге, Швеция, и это бросало тебе вызов.

     Ли Лабрада: Что это было за исключительное шоу! Прекрасно сделанное, прекрасно организованное. Было более 5 000 зрителей. Видеть конкурс в качестве участника позволило мне получить совершенно новое впечатление. Я стал третьим после Рича Гаспари и Ли Хейни. Совсем неплохо для первой Олимпии! Я обошел Майка Кристиана, очень авторитетного в то время. Мои друзья и семья были в тысячах миль оттуда, в Техасе, но они смотрели на меня по ТВ.

     Заняв третье место, я привлек к себе внимание мира бодибилдинга. Но не всегда отношение было позитивным. Критики говорили, что я победил из-за своих небольших размеров, что это было везением. Ну а мне было наплевать. В глубине души я знал, что однажды я превзойду всех на этой сцене. Ли Хейни мог быть единственным, кто составил бы мне серьезную конкуренцию в последующие годы.

 

     Род Лаббе: Ты все еще считал Хьюстон родным домом, или уже готовился к переезду на западное побережье?

     Ли Лабрада: Мы жили в Хьюстоне, но вскоре перебрались в Лос-Анжелес. Это было хорошо для моей карьеры в бодибилдинге. Там я познакомился со всеми калифорнийскими парнями, громкими именами в бодибилдинге: от Франко КоломбоФрэнка Зейна, Арнольда Шварценеггера до моих современников. Также я проводил много времени с Джо Вейдером. Том Детерс приехал со мной и начал работать у Джо, сначала в качестве журналиста.

 

     Род Лаббе: К тому же у тебя появился новый партнер по тренировкам.

     Ли Лабрада: Верно, Крейг Десерф. Крейг – один из тех парней, которые имеют невероятные драйв и силу воли, и он беспощадно подталкивал меня. У нас было похожее строение тела; мы стали прекрасным дуэтом. Крейг был моим очень близким другом в те важные годы. Боль, страдания и слезы, которые мы пережили вместе в тех мучительно-изматывающих тренировках, выковались в вечную связь.

 

     Род Лаббе: Ты вытеснил со страниц культуристических журналов Рича Гаспари в качестве «белой надежды». Каково это было – чувствовать себя актуальным?

     Ли Лабрада: Я оставался в центре внимания благодаря своему воспитанию и тому факту, что я был окружен хорошими людьми, включая любящую и поддерживающую меня жену. Я никогда не воспринимал, как само собой разумеющееся, все то, что дал мне Бог.

 

     Род Лаббе: Карьера всегда приносила тебе удовольствие?

     Ли Лабрада: Нет, не всегда. У меня не всегда хватало времени, чтобы насладиться своими победами. Бодибилдинг делает тебя сфокусированным на себе самом, словно весь мир крутится вокруг тебя. Нельзя к этому привыкать!

 

     Род Лаббе: Итак, наступил 1988.

     Ли Лабрада: И давление увеличилось! Люди хотели увидеть, смогу ли я удержать импульс, набранный мной в 1987. Я энергично принялся за подготовку, начал соблюдать диету для Мистер Олимпия и «остался за боротом». Когда бы я ни готовился к конкурсу, я урезал калорийность до 2 000ккал в день. В 1988-ом я захотел получить супер рельеф и по ошибке урезал дневную калорийность до 800ккал. Ха! С рельефом было все круто, но я потерял мышечную массу, что вряд ли мог себе позволить.

     Я был на гостевом позировании на Emerald Cup в Сиэтле, шел по подземной парковке и вырубился. Робин подхватила меня. Мое тело подсказывало, что нужно увеличить калорийность! К Мистер Олимпия 1988 я восстановился, но мышцы не были достаточно наполнены. Я исполнил самую захватывающую программу позирования, которая покорила весь зал, но стал лишь четвертым.

 

     Род Лаббе: В насыщенном расписании 1988 ты нашел время на выступление на Гран При.

     Ли Лабрада: Во время тура было 7 остановок, и я всегда был в соревновательной форме и хотел выступать. На первом Гран При я вошел в первую пятерку. На втором было уже лучше, но шоу в Греции было просто потрясающим! Там я вышел на свой пик, мышцы наполнились. В то утро я проснулся и подумал: «Я собираюсь быть греческой статуей, буду жестким, как камень». Я бегал вверх и вниз по лестничной клетке в отеле (там было +33С, как минимум), чтобы выгнать остатки воды.  

 

Ли-Лабрада-Хейни

 

     Род Лаббе: Все свелось к схватке между тобой и Ричем Гаспари.

     Ли Лабрада: Рич – прекрасный, преданный бодибилдингу атлет. Я его безмерно уважаю. Он взял свою Богом данную генетику и преумножил ее. Рич задал стандарт жесткости; он был грозным соперником. Обойдя его, я бы мог сразиться на Олимпии хоть с кем, даже с Хейни.

     Зал выглядел как старый греческий амфитеатр, настоящее возвращение к древности, и там не было кондиционеров. Со всеми этими мощными прожекторами под каждым участником натекала лужа пота. Проходя через раунды, я становился все тверже и тверже, достигая пика. Потом объявили, что Рич занял второе место. Я просто закричал и подпрыгнул метра на 1,5. Это победа много для меня значила.

 

     Род Лаббе: И была поворотным пунктом. Восхождением одного атлета, падением другого.

     Ли Лабрада: Бодибилдинг во многом похож на бокс. Многие месяцы тренировок ради единственного дня, когда тебя оценят. Победители могут меняться; ты увидишь, как резко все может измениться. Что касается Рича, то он не был нерасторопен, и похитить у него победу было все равно, что украсть кость у голодного пса. Наше соперничество всегда отличалось взаимным уважением, но он не собирался позволить мне победить во всех конкурсах тура. Рич выиграл в четырех, а я – в трех соревнованиях. В этом Гран-При мы шли «ноздря в ноздрю». Сразу же после него я начал думать о 1989.

 

     Род Лаббе: Человек на втором месте слабел, и ты двигался вперед. Хейни стоило быть осторожным.

     Ли Лабрада: Грозный соперник. У Ли была не только масса, он еще плавно и изящно двигался, обладал умением держаться на публике и превосходной симметричной фигурой. Он был первым из массивных бодибилдеров, задавшим этот тренд на монстроидное сложение. Я тренировался весь год с намерением выйти в свою лучшую форму.

     Вечером, во время шоу, несколько участников и я разговаривали за кулисами, просто околачивались в ожидании сигнала к тому, чтобы начать разогреваться, и Хейни посмотрел на меня. «Я наблюдаю за тобой, мальчик», - сказал он. Когда я начал раскачиваться, все уставились на меня: «Парень, у тебя классный вид. Это твой звездный час». Все свелось к поединку между Хейни и мной; он обошел меня на 3 или 4 балла.

 

     Род Лаббе: У царствующего Мистера Олимпия есть преимущество, особенно у такого многократного победителя, как Ли Хейни. Таких редко низвергают.

     Ли Лабрада: Это заблуждение. Победить можно хоть кого. Этот спорт субъективен. У действующего чемпиона есть естественное преимущество, да; он – уже Мистер Олимпия. Репутация человека идет впереди него, но так можно сказать о любом человеке, занимающем лидирующее положение. Это не означает, что его нельзя одолеть.

 

     Род Лаббе: Репутация и прошлые заслуги должны влиять на судей?

     Ли Лабрада: Это может оказывать влияние. Я не говорю, что судьи не пытаются остаться беспристрастными. Они хорошо выполняют свою работу. Те, кто поставили меня вторым, легко могли сделать меня десятым. Не стоит много жаловаться на судейство. На уровне Олимпии судьи имеют высокий уровень квалификации, и это проверяется снова и снова.

 

     Род Лаббе: После Олимпии 89 ты опять блеснул в туре Гран-При.

     Ли Лабрада: Я планировал так поступить, не смотря на связанный с этим стресс. Я выиграл на трех шоу Гран-при, последнее из которых было в Хельсинки. Оно заканчивалось в 22.30. Я обещал фотографам позировать для съемок, не важно, насколько пришлось бы задержаться. В полночь мы были в зале; было холодно, середина зимы. Изо рта у меня шел пар, а я начал съемку! Дискомфорт не имел значение. А вот ответственность была важна. Я сохранял такую интенсивность и преданность делу на протяжении всей моей карьеры в бодибилдинге.

 

     Род Лаббе: Кроме заработков в качестве профи, ты загреб приличные бабки на рекламе.

     Ли Лабрада: Да, это так, к тому же у меня были и другие попытки зарабатывать, например, владение Gold's Gym в Сан-Антонио, Техас. Я управлял им дистанционно. Я занимался жилым строительством, а в один момент у меня была самая крупная в Хьюстоне компания по персональному тренингу с более, чем 40 тренерами. Вы можете подумать, что я распылялся, но мне хотелось воспользоваться преимуществами каждой предоставившейся возможности.

 

     Род Лаббе: Олимпия 1990 проводилась с допинг-контролем и все выглядели, так сказать, «тусклее» (за неимением лучшего слова), включая Хейни.

     Ли Лабрада: Мистер Олимпия с допинг-контролем как раз была мне на руку, так как я не очень сильно зависел от анаболиков и прочего допинга. Тестирование дало мне серьезное преимущество, и я скурпулезно планировал свои тренировки и диету. После проведения допинг-контроля несколько участников были сняты с соревнований. Я прошел тестирование, как и Хейни. Я был за сценой и, как только Хейни разделся, подумал: «Лабрада, ты выиграл этот титул».

     Ли Хейни – превосходный атлет, но в тот вечер он был не в своей лучшей форме. У него была дряблая кожа, он стал заметно меньше. Я собирался поразить его. Прошло предварительное судейство, и я был впереди на несколько баллов. Бойер Коу подошел и поздравил меня, и все, с кем я общался за сценой, говорили, что я не могу проиграть.

 

     Род Лаббе: Ты верил в это?

     Ли Лабрада: Конечно! Я был заведен! Противостояние достигло пика во время сравнительного позирования. Я старался вставать рядом с Хейни, он взглянул на меня, и впервые я заметил в его глазах настоящую озабоченность. Я сказал: «Давай, парень», и начал принимать мои лучшие позы. Когда ведущий объявлял результаты, он растянул имя участника, занявшего второе место. «Лииииииии», - и это казался я! Каким-то образом Хейни сократил разрыв между нами. Я чувствовал себя, как будто все здание столкнулось со мной. На лице было разочарование, а я даже не пытался его скрыть.

     В тот вечер я пришел в отель с целой свитой вокруг себя. Предполагалось, что будет вечеринка по поводу победы, и все это лишь подчеркнуло мое второе место. «Все будет хорошо», - сказал я. Этот опыт привел меня к периоду глубокого самоанализа.

 

Ли-Лабрада

 

     Род Лаббе: К каким выводам ты пришел?

     Ли Лабрада: Во-первых, я задался вопросом, для чего я пришел в бодибилдинг. Только для того, чтобы выиграть? Стать вторым для меня было равносильно тому, чтобы врезаться в кирпичную стену на скорости 240км/ч. Это заставило меня понять, что я был слишком сфокусирован на чисто внешних атрибутах успеха в спорте. Иногда, отступить – это необходимость в жизни. Надо было признать, что мне просто было не дано выиграть на той Олимпии.  

 

     Род Лаббе: Теперь, по прошествии нескольких лет, эти воспоминания всплывают в памяти и причиняют боль?

     Ли Лабрада: Больше нет. Выиграй я ту Олимпию, и что бы произошло? Может быть, только остался бы некий след в истории. Эта потеря позволила понять, что я должен думать об улучшении фигуры год за годом вместо постоянного планирования выступления на следующем соревновании. Весь смысл в соревновании с самим собой, в том, чтобы делать себя лучше и лучше.

     Мои амбиции никуда не пропали; я их перенаправил. Я просто хотел наслаждаться бодибилдингом. Я не хотел выгореть. С 1990 года и далее я ценил то хорошее, что мог мне предложить бодибилдинг.

 

     Род Лаббе: Думаю, что 1991 был переходным годом для соревновательного бодибилдинга. Олимпию штурмовал Дориан Ятс, начиналась совершенно новая эра.

     Ли Лабрада: Наш спорт быстро менялся. Дориан возник из ниоткуда, и я упал до четвертого места. Тот вечер был для меня значителен по иной причине: Робин забеременела нашим первым сыном. Девять месяцев спустя у нас появился Хантер, и это событие было куда более значимо для нас, чем любое соревнование или победа. Какое счастье!

 

     Род Лаббе: Еще одна интересная штука происходила в 1991 году: возникла федерация WBF.

     Ли Лабрада: Винс МакМэхон подкапывал под ИФББ и тряс огромными деньжищами перед носом у многих атлетов. Мне они предложили четверть миллиона за переход, но я отказался. Я хотел быть с Джо и Беном. Они – отцы-основатели соревновательного бодибилдинга, каким мы его знаем. Я был лоялен к ИФББ. Я хорошо жил, ездил в туры, выступал на выставках, проводил семинары и не видел убедительных причин для перехода. Вейдеры были моей «крышей». В конце концов, мои предчувствия оказались верными.

 

     Род Лаббе: Но твой контракт с Вейдером не долго продолжал быть актуальным.

     Ли Лабрада: Нет, не долго. В 1991 Стони Граймс рассказал мне о Билле Филипсе, который издавал информационный бюллетень в Колорадо. У Билла была пищевая добавка под названием Met-Rx. Через несколько недель я был в аэропорту Денвера и решил позвонить Биллу. Мы встретились, и он рассказал мне о Met-Rx. Он хотел, чтобы я участвовал в его продвижении. Мой контракт с Вейдером я нарушать не собирался, но обещал Биллу иметь его предложение в виду.

     В том же году мы сидели с Джо у него дома и обсуждали наш контракт. К тому времени WBF развалилась, и у него уже не было стимулов платить атлетам по контрактам чрезмерные деньги.

     Он предлагал мне всего 60% от того, что было раньше. Я ответил Джо, что был лоялен и хотел остаться, но ко мне поступило прекрасное предложение от Met-Rx. Джо благословил меня и сказал: «Ли, делай то, что кажется тебе правильным».

     Я подписал контракт с Биллом, сделка была выгодной. У Met-Rx еще не было признания, и с моей помощью они могли внедриться на рынок бодибилдинга. Это оказалось ситуацией выигрышной для обеих сторон, невероятным проектом, опередившим свое время. Met-Rx произвел фурор на рынке.

 

     Род Лаббе: Что ты думаешь о Джо Вейдере сейчас?

     Ли Лабрада: Я признателен за все возможности, которые он мне дал. У нас до сих пор очень хорошие отношения. Просто в тот момент для нас настало время расстаться в интересах бизнеса. Иногда такое происходит даже у людей, находящихся в лучших взаимоотношениях.

 

     Род Лаббе: В тот период у тебя был насыщенный соревновательный график.

     Ли Лабрада: В 1992 я планировал выступить на Олимпии в Хельсинки и прибавил 2,5кг мышц. Отношение к победе было уже более расслабленным; я стал больше и жестче и пришел третьим. Люди говорили мне, что я должен был стать вторым или даже первым, но карты легли иначе.

 

     Род Лаббе: В то время ты выиграл на Pro World Cup…

     Ли Лабрада: Который проходил в Севилье, в Испании. Я планировал установить истину. Ятс в этом кубке не участвовал, но Кевин Леврон, ставший на Олимпии вторым, был здесь. Я уединился, тренировался, как демон, и вышел в пиковой форме.

 

     Род Лаббе: Родная Испания!

     Ли Лабрада: Что было действительно круто, так это то, что со мной были Робин, Хантер, дядя Чак, папа и мама. Все мои родственники поддерживали меня там, и, хоть я и кубинец, поддержка со стороны поклонников в Испании была грандиозной. Мнгновенное столпотворение каждый раз, когда меня вызывали на сцену. Я поднимал руку, и они стихали. Восхитительный вечер.

 

     Род Лаббе: Ну и самое главное: ты победил. О, эта сладкая месть!

     Ли Лабрада: (Ухмыляется). Я стоял рядом с этим огромным кубком, окруженный официальными лицами ИФББ. Робин и Хантер поднялись, чтобы поздравить меня. Я поднял Хантера над головой, и толпа завопила. Это был один из тех волшебных моментов. Вспоминаю об этом сейчас, и у меня мурашки по коже.

 

 Ли-Лабрада   Род Лаббе: 1993 год стал водоразделом в твоей карьере в бодибилдинге.

   Ли Лабрада: Я впервые решил отказаться от своей, уже шестилетней, привычки каждый раз выступать только на Мистер Олимпия и других соревнованиях, проводившихся осенью. Теперь я участвовал и в конкурсах весной: на Iron Man International , а потом на Арнольд Классик. В обойме был новый парень – Флекс Уиллер. Выступая на Iron Man, он стал моим основным противником. И я должен честно признаться, что сражаться с ним было самым большим удовольствием в моей карьере. Психологически я был спокоен. Это было то, что вы можете назвать состоянием просветления в бодибилдинге.

     Флекс был новичком, аудитория сходила с ума, когда мы принимали позы просто для удовольствия, смеясь и наслаждаясь моментом. Так встретились два поколения. Флекс победил на Iron Man, а несколькими неделями позже мы выступали на Арнольд Классик, и там он меня тоже победил, но мы шли довольно близко!

 

     Род Лаббе: Ты чувствовал, что что-то менялось?

     Ли Лабрада: Да, чувствовал. У меня была прекрасная карьера, но мое время на сцене подходило к концу.

 

     Род Лаббе: Олимпия 1993 стала твоей последней.

     Ли Лабрада: Я выступил на моей седьмой подряд Олимпии в 1993, и снова попал в первую четверку. Там, в Атланте, мы разговаривали за кулисами с Ли Хейни, который уже не выступал, и я сказал: «Ли, ты ушел. Рич (Гаспари) ушел. Майк Кристиан и Берри Де Мей ушли», а он улыбнулся мне и ответил: «Ты – последний из Могикан».

     Этот спорт перерос меня, и я перерос этот спорт. Психологически я начал чувствовать себя перегоревшим. Быть профессиональным бодибилдером – это как управлять гоночной машиной на второй передаче. Рано или поздно что-то должно сгореть, взорваться. За эти годы я относительно многих обошелся без травм, поэтому мог толкать себя к красной линии. Но со временем ты начинаешь думать, как долго это все может продолжаться? Вот почему в 1994 я не тренировался пол года и просто расслаблялся, становясь относительно обычным человеком. Я не слишком потерял в массе, все еще весил 83кг, а мой соревновательный вес был около 88кг.

 

     Род Лаббе: К тому времени ты основал Labrada Nutrition.

     Ли Лабрада: Было слишком много внутренней борьбы в случае с Met-Rx. Мы решили не мешать друг другу, и основатель Met-Rx Доктор Скотт Коннелли продолжил работать с этим брендом. Билл Филипс продолжил заниматься Muscle Media (прим.переводчика: журнал), а я в начале 1995 запустил Labrada Nutrition.

 

     Род Лаббе: Но ты еще не закончил с соревновательной карьерой. Ведь было еще одно выступление на Арнольд Классик.

     Ли Лабрада: В тот момент я еще об этом не догадывался, но эти соревнования стали моей лебединой песней. Мне было 35, и все уже было по-другому. Знаешь, что я имею в виду? Я уже не восстанавливался так быстро. Я был больше и сильнее, но не замечал эти небольшие изменения. Процесс восстановления шел медленнее. Отец Время настиг меня.

 

     Род Лаббе: Черт побери, Ли, может быть, ты мог поймать свое второе дыхание?

     Ли Лабрада: Я не говорю, что невозможно соревноваться после 35; просто ощущения у меня были уже другие. На Арнольд Классик я был больше, чем когда-либо, хотя, может и не с лучшим своим рельефом, и все закончилось разочаровывающим пятым местом. Это был единственный случай в моей профессиональной карьере, когда я оказался ниже четвертого места. Судьи подтвердили тот сигнал, который тело посылало мне.

 

     Род Лаббе: О чем ты тогда подумал?

     Ли Лабрада: В тот вечер я был в отеле с моей семьей. Из комнаты был вид на реку. Робин и Хантер спали. Я сидел на диване, смотрел на реку и огни города.

     Я уже приготовил себя морально к тому, чтобы закрыть эти двери и чувствовал благодарность за то, что у меня была возможность осуществить карьеру в бодибилдинге. Но пришло время двигаться вперед.

 

     Род Лаббе: Сожаления?

     Ли Лабрада: Нет. У меня очень, очень теплые воспоминания о соревновательном бодибилдинге. Я скучаю по нему, но не хочу взбираться на эту скалу снова. Что сделано, то сделано. После Арнольд Классик я прилетел в Калифорнию и сделал столько фотосъемок, сколько мог. Великолепная сессия с Робертом Рейффом из Muscle&Fitness и Флекса была моей последней. Он сделал черно-белые снимки в классических позах, и я понял – вот оно. Когда что-то так четко осознаешь, то жизнь проходит перед глазами за несколько минут. Я был в пиковой форме, это был мой последний фотосет, а передо мной лежал совершенно новый путь.

     В 1996 Labrada Nutrition представил порошковый заменитель пищи Lean Body, и мы быстро нашли для себя нишу на рынке добавок. Люди переключались на наши продукты; они мне доверяли и следовали за мной на протяжении моей карьеры в бодибилдинге. Они знали, что я сам был участником соревнований. А раз так, то мои продукты разработаны должным образом и имеют личную гарантию. Это было рецептом успеха. С 1996 года я передавал накопленные знания.

 

     Род Лаббе: База твоих клиентов росла быстро и экстенсивно.

     Ли Лабрада: На данный момент более 50 000 человек получают от меня еженедельные письма по вопросам мотивации, тренировок и питания. Я делюсь с ним более, чем 25 летним опытом и делаю это бесплатно. В этом мне помогает мой веб-сайт. Жизнь меняется, истории, которые я слышу от людей, которые использовали мои продукты и тренировочные методы, просто восхитительны.

 

     Род Лаббе: Кроме ораторской, какую еще роль ты играешь в компании?

     Ли Лабрада: Я управляю ей в качестве ее президента и СЕО. В прошлом бодибилдеров низводили лишь до ролей парней на плакатах, но я управляю моей компанией на ежедневной основе. Это позволяет мне держать руку на пульсе, быть вовлеченным в процесс, помогать другим.

     Labrada Nutrition была названа 25-ой в списке ста самых быстрорастущих компаний Хьюстона.

 

     Род Лаббе: К тому же, ты расширил свою семью.

     Ли Лабрада: Мы с Робин обзавелись еще двумя сыновьями: Блейдом и Пирсом. Сейчас моя жизнь связана с Богом, семьей и бизнесом.

 

     Род Лаббе: У тебя есть собственное определение успеха?

     Ли Лабрада: Одной из отличительных особенностей настоящего успеха является способность извлекать хорошее из плохих обстоятельств. Это прекрасное, редкое качество и отличительная черта каждой успешной личности. В жизни всегда будут вызовы, но то, что вы из них извлечете, определит результат. Люди, которые видят причины во внешних обстоятельствах, имеют склонность обвинять других в своих неудачах. Те, кто принимают на себя ответственность, достигают счастья и успеха. Как только вы поймете, что все зависит от вас, и не от кого-то другого, вы сможете это сделать. Вы сможете управлять почти всем.

 

     Род Лаббе: Ты - иммигрант, который достиг того, что называется Американской Мечтой. Что ты думаешь о США? Особенно в эти тяжелые времена?

     Ли Лабрада: Я люблю эту страну. Она приняла меня в свои объятия. И я не позволю своим сыновьям это забыть. Люди воспринимают Америку как само собой разумеющееся. Если бы вы попутешествовали столько, сколько я, и увидели страны третьего мира, то оценили бы, как счастливы мы здесь, в США.

 

     Род Лаббе: Мы не можем расстаться, не получив от тебя совет для легиона молодых бодибилдеров, читающих это интервью.

     Ли Лабрада: Лучший совет, который я могу дать любому бодибилдеру, это: наслаждайся этим спортом, самим процессом. Титулы – это хорошо, но бодибилдинг сам по себе – это то, что делает великолепного чемпиона. Бросайте вызов своему телу. Завоевывай его. У тебя получится.

 

Понравилось? Поделись с друзьями!

Похожие материалы (по тегу)

Top