Интервью с Дорианом Ятсом на Testosterone Nation

Интервью с Дорианом Ятсом на Testosterone Nation

Интервью с Дорианом Ятсом на Testosterone Nation

Дориан-Ятс-Майк-Ментцер

 

    Должен признаться, я долго и упорно дискутировал по поводу этого интервью. Не поймите меня привратно – все в порядке, я не имею ничего против Дориана Ятса. На самом деле я впечатлен тем, какой он хороший парень. Просто дело в том, что это интервью могло бы появиться в любом журнале по бодибилдингу. Другими словами, Дориан не распространяется об использовании допинга или о чем-нибудь еще «интересном», по крайней мере, с точки зрения Testosterone Nation.

     Однако, после анализа, я решил все-таки сделать интервью назло всем критикам. Дориан был самым лучшим в своей области очень долгое время, и зачастую отказывался делать интервью с другими изданиями. Да, этой беседе будет не хватать того, что обычно есть у статей Testosterone, но, тем не менее, поклонникам Дориана она будет по душе.

     Когда вы думаете о жесточайших тренировках, чье имя приходит на ум в первую очередь? Если мы говорим о серьезной работе в зале и беспощадной этике тренировок, то, скорее всего, речь идет о Дориане Ятсе.

     В течении его профессиональной и соревновательной карьеры Ятс назывался «Тенью», тем, кто не болтает слишком много. Он просто приходил на конкурс и надирал всем задницы. Всегда в превосходной форме на сцене, своим нежеланием трепаться, чтобы развлекать публику, он только добавлял своему образу мистичности. Человек с весом около 135кг и кожей, прозрачной, как пергамент. Другим участникам было достаточно только посмотреть за него, чтобы понять, что они будут сражаться за второе место. Никто не мог посягнуть на его трон, пока травмы не заставили Ятса его покинуть.

   Отойдя от соревнований, Дориан начал развивать свою компанию по выпуску спортивного питания, достаточно часто появляется на культуристических шоу и выставках, но по-прежнему немногословен с прессой. Все еще очень популярный и слегка загадочный, Дориан Ятс согласился на обширное интервью с Testosterone:

 

     Джон Кениг:

     По восприятию бодибилдинг-общественности, ты тренируешься тяжелее всех в мире. Какую роль в этом играют анаболики? Есть такое ощущение, что все находятся на равных, используют все, что хочется, но что является самым важным для тебя?

     Дориан Ятс:

     Как ты сказал, с точки зрения допинга все находятся в равных условиях. У всех есть доступ к одному и тому же. Так чем же отличается обладатель первого места от десятого? Только ли тяжелой работой? Разве судьи знают, кто как тренировался? Кроме напряженных тренировок, есть еще скурпулезное планирование, постоянство тяжелой работы на протяжении всего года - так вы получаете максимальный результат.

   Для меня это было почти одержимостью каждый день. Я делал все, что от меня зависило, чтобы оптимизировать свои тренировки на протяжении всего года. Я не брал 2-3 месяца отдыха после Мистер Олимпия, как некоторые. Я не ел в МакДональдсе в межсезонье, решая за 12 недель до конкурса: «Вот теперь я буду питаться правильно». Так поступало большинство парней, против которых я выступал. Причиной, почему я их побеждал, было то, что рабочая этика и посвященность тренировкам на протяжении всего года не были для меня проблемой, потому что я любил тренироваться. Вот в чем была разница между нами.

     Конечно, среди тех, кого я победил, были люди, которые, если бы к их телам приложить мою голову, могли бы составить мне серьезнейшую конкуренцию. Но, к счастью, у них не было того же настроя, что у меня.

 

Галерея фото Дориана Ятса:

 

     Джон Кениг:

     Все выглядело так, словно ты выходил на сцену и запугивал их силой своей личности и уверенности в собственных силах. Это было частью плана?

     Дориан Ятс:

     Я никогда не шел на Мистер Олимпия, сомневаясь, выиграю ли я. Был заранее уверен в победе, потому что в течении года проделал всю необходимую работу. Я знал, что некоторые из тех, с кем я соревнуюсь, не были так преданы делу. Конечно, я был очень уверен и верил, что заслуживаю победу, и это давало мне серьезную психологическую энергию и силу. Думаю, люди могли это чувствовать.

 

 

     Джон Кениг:

     Майк Ментцер приписывал себе заслугу наставления тебя на путь тренировки по методике ВИТ. Тренировался ли ты когда-либо с Ментцером, и был ли он действительно с тобой связан каким-то образом?

     Дориан Ятс:

     Когда я только начал тренироваться, то читал по-максимуму; в зале использовал метод проб и ошибок. Я прочел множество работ Артура Джонса (изобретателя Наутилуса), в то же время в журналах печатался и Ментцер. Методом проб и ошибок я определил, что при превышении определенного объема работы в зале мой прогресс останавливается. Я перетренировывался. Тренировался с высоким объемом и интенсивностью.

     Майка Ментцера я встретил после того, как выиграл первую Олимпию в 1992. Был в Голдс Джим в Венис на фотосессии и встретил его. Конечно, он был тем, кого я почитал, когда начинал тренироваться, и мы поговорили о принципах тренировки и т.п. Он занимался индивидуальной тренерской деятельностью. Майк, когда он соревновался, чувствовал, что перетренировывается, хотя и делал объем работы гораздо меньше, чем остальные. Он считал, что можно еще сократить объем тренировки и получить при этом даже лучшие результаты.

     Да, я провел несколько тренировок с Майком, и мы обменялись идеями. Он внес некий вклад в мой тренировочный процесс того времени. Я попытался еще немного уменьшить объем, но это было небольшим изменением, потому что я уже тренировался в низкообъемном стиле. Так что утверждение, что Майк Ментцер тренировал меня, некорректно. Мы провели, может быть, 3 совместных тренировки в Голдс Джим.

 

     Джон Кениг:

     Т.е. он оказал влияние, как и многие другие люди?

     Дориан Ятс:

     Да, он оказал влияние. Я брал информацию везде, где мог взять. Я многое узнал от людей за время моей карьеры, но было бы неправильно говорить, что кто-то тренировал меня или что-то подобное. Вы никогда не станете настолько большим, что вам станут не нужны советы и обучение. Ваш разум должен оставаться открытым. Майк был одним из весьма немногих, кто оказал на меня влияние.

     Конечно, для бизнеса Майка было позитивным ассоциироваться со мной, а я особо не возражал. Здорово, если это помогло ему. Но я бы не хотел, чтобы кто-то утверждал, что тренировал меня, потому что это неправда. Даже если кто-то тренировал меня, есть еще более значимый аспект в этом спорте. Питание, предсоревновательная подготовка, которые значительно отличаются от тех, что практиковались, когда выступал Ментцер.

 

     Джон Кениг:

     А как насчет времени, когда ты начинал заниматься? Тебя кто-то платно тренировал?

     Дориан Ятс:

     Нет, я не нанимал тренера. Один из моментов, которые привлекают меня в бодибилдинге это то, что это – индивидуальные занятия. Как бы там ни было, у меня не было возможности использовать тренера, так что я в значительной степени самоучка в вопросах тренинга и питания. Я просто читал все, что мог, шел методом проб и ошибок, использовал свои инстинкты, чтобы отделить то, что работает, от того, что не работает. И это мне нравилось в бодибилдинге.

     Когда ты выходишь на сцену, то либо побеждаешь, либо проигрываешь, и результат зависит только от тебя одного. Вот почему я – не командный игрок. Я всегда чувствовал, что кто-то в команде может меня подвести. Вот, что привлекало меня в бодибилдинге, но этот спорт значительно изменился, может быть, с тех пор, как в нем стало больше денег. Многие ребята сейчас нанимают тренеров, специалистов по питанию, всяких там гуру. Думаю, что из-за этого теряется прелесть бодибилдинга, как индивидуального спорта. Если парни полагаются на советы других людей, то они не хотят думать сами.

     Я всегда был скурпулезен в ведении дневника тренировок, вел записи касаемо своего питания и всего, что я делал, так что мог точно определить, что срабатывает в моем случае. Никто не знает ваше тело лучше вас.

 

 

     Джон Кениг:

     Так ты кропотливо вел записи по поводу того, что ты ешь, все годы, пока был профессионалом? Ты взвешивал пищу?

     Дориан Ятс:

     Да, даже в межсезонье я взвешивал пищу.

 

     Джон Кениг:

     Ты был требователен к тому, что ел?

     Дориан Ятс:

     Да, я подсчитывал точно, что мне нужно. Например, если вес не растет, то я мог увеличить потребление на 400-500 ккал. Я делал это точно, а не наугад.

 

     Джон Кениг:

     Это ведь трудно – увеличивать или уменьшать калорийность небольшими шагами?

     Дориан Ятс:

     Да, если точно не записывать, что вы едите. А если у вас есть записи, то вы просто убираете 25 грамм овсянки тут или 25гр риса там.

 

Дориан-Ятс     Джон Кениг:

     Каково твое мнение по поводу Синтола и других масляных субстанций для улучшения мышц?

     Дориан Ятс:

     Улучшение - это ведь вопрос спорный, так ведь? Мы все знаем, что профессионалы используют стероиды, гормон роста, все эти штуки, но с их помощью вы просто улучшаете вашу способность синтезировать протеин, восстанавливаться и т.д. Вам все равно нужно ходить в зал и тренироваться. Вы просто улучшаете вашу естественную способность с помощью этих препаратов. А Синтол я считаю почти что имплантантом.

     Он не имеет ничего общего со спортом. Для меня спорт – это этика тренинга, тяжелая работа. Те люди, которые используют Синтол, обычно искажают свои фигуры. У них образуются уродливые шишки, и это очевидно. ИФББ, видимо, что-то предпринимает по этому поводу. Я не вполне понимаю, как они смогут с этим бороться, что это за тесты должны быть. Мое мнение таково: использовать Синтол – плохо. К тому же, он потенциально опасен.

 

     Джон Кениг:

     Действительно, никто не знает долгосрочных эффектов от его применения.

     Дориан Ятс:

     Да даже если говорить о краткосрочных – у людей инфекции бывают от нестерильного продукта.

 

     Джон Кениг:

     Давай поговорим о тренировках. Некоторые считают, что важно укреплять мелкие вспомогательные мышцы. Ты тоже так считаешь?

     Дориан Ятс:

     Может быть, это важно для каких-то конкретных силовых видов спорта, но я не уверен, что это нужно для бодибилдинга. Я верю в использование комбинации свободных отягощений и тренажеров. Со свободными весами вы развиваете некоторые из мелких мускулов; с тренажерами, скорее всего, нет.

     Люди спрашивают меня: «Что лучше, свободные веса или тренажеры?». И я отвечаю, что нужно использовать и то, и другое. Оба типа имеют свои преимущества и недостатки, так что нужно использовать их комбинацию. Я не тренирую конкретные мелкие мышцы специально. Единственное, что я делаю иногда, это тренировка вращательной манжеты.

 

     Джон Кениг:

     Ты когда-либо использовал машины Смита, и есть ли у тебя устоявшееся мнение по поводу этого оборудования?

     Дориан Ятс:

     Да, я использовал их для жимов, например, для жима на наклонной скамье и для жимов на плечи. Еще пользовался этой машиной для приседаний. Я вырос в эру Тома Платца, а он всегда говорил: «Вам надо приседать; приседания – это самое лучшее, что есть для ваших бедер». Очевидно, что это так и было для Тома Платца. У него хорошая структура, так что, когда он приседал, основная нагрузка ложилась на его квадрицепсы; у него был не очень большой рост. Итак, я, как одержимый, приседал первые 5-6 лет. Ноги были в порядке, но не супер, пока я не начал экспериментировать.

     Потом, приседая в тренажере Смита, я смог найти позицию, при которой квадрицепсы получали куда более изолированную нагрузку, с меньшим подключением ягодиц и низа спины, не волнуясь по поводу баланса. Мои ноги значительно улучшились, когда я делал приседания в Смите, гакк-приседания, жимы ногами – при этом я куда больше изолировал бедра.

 

 

     Джон Кениг:

     Это интересно, потому что бросает вызов общепринятым рекомендациям.

     Дориан Ятс:

     Если это работает, то используйте. Не работает – не используйте. Я считаю, что не стоит по этому поводу сильно «грузиться».

 

     Джон Кениг:

     У тебя есть любимый производитель тренажеров?

     Дориан Ятс:

     Я работал на компанию Hammer Strength долгое время, вот почему я использовал некоторые из их машин в своих тренировках. Я думал, что они были превосходны. В журналах появлялись некоторые мои черно-белые фото, с использованием их тренажеров, и они были популярны; фанатам нравилось, потому что это были фото с настоящих тренировок, а я настаивал именно на этой реалистичности, работая с фотографами. Я не хотел выполнять все этой сраное позирование в солнцезащитных очках, с легкими весами и водой, набрызганной на меня. Я считал такой подход к съемкам херней. Никто так не тренируется.  

 

     Джон Кениг:

     Ты прямо таки ответил на один из моих следующих вопросов!

     Дориан Ятс:

     (смеется) Думаю, я оказал значительное влияние на то, каким путем пошла фотография в бодибилдинге. До этого момента ты должен был позировать, везде должны были быть расставлены прожектора, на тебе должно было быть распылено подобие пота, плюс масло и все в том же духе. Я сказал: «Хорош, давайте сделаем фото с тренировок. Мне даже раздеваться не нужно. Люди хотят увидеть этот вдохновляющий момент максимальных усилий». Поначалу фотографы шли на это неохотно. По-моему, Крис Лунд сделал это первым, и теперь, если вы видите чье-то фото, то это, скорее всего, хардкорная съемка тренировки.

     Но, как бы там ни было, мы сделали несколько фотосетов с оборудованием Hammer Strength в кадре, и фирма получила шикарную отдачу, так что они вышли на меня и спросили, не заинтересован ли я в работе по рекламе их тренажеров. Меня это привлекало, потому что оборудование мне действительно нравилось. Они предоставили мне разные образцы, так что я занимался на них в Англии. Hammer Strength – один из моих любимых производителей.

     Еще мне нравятся старые машины Наутилус, которые я постоянно использую, тренажеры бицепса и трицепса, машина для сгибания ног. Некоторые из них действительно шикарные. Я говорю именно о старых образцах; новые заточены больше под широкие массы народа.

 

 

      Джон Кениг:

      У тебя все еще есть зал Temple Gym в Англии?

     Дориан Ятс:

     Да, я все еще владею этим залом в Англии. Знаешь, он крохотный по сравнению с американскими залами, всего 280 м2.

 

Дориан-Ятс

 

     Джон Кениг:

     Некоторые американские залы похожи на ночные клубы.

     Дориан Ятс:

     Да, они огромные. Порой они слишком большие и приводят в смятение. Первый раз, когда я сюда приехал, то обнаружил, что мне тяжело тренироваться в этих залах, потому что они такие большие и там много открытого пространства. И людей была привычка иногда подходить ко мне во время занятий.

     У моего зала площадь 280 м2, но там есть все, что мне нужно. У меня только 2 тренажера для жима ногами, но они – лучшие из тех, что можно достать. Большинство залов, в которые вы можете попасть, хороши для тренировки груди или ног, но для других частей тела нужно идти еще куда-то. Если вы владелец зала с площадью 1 800м2, то у вас не должно быть таких проблем, если вы разбираетесь в оборудовании.

 

     Джон Кениг:

     Что еще в Америке потребовало у тебя времени для привыкания?

     Дориан Ятс:

     Приехав из Англии, я был привычен к тому, что люди там более прямолинейны. Если вы с кем-то не ладите, они просто говорят вам об этом, и все. Здесь люди носят маски; все тебя любят, а отвернись от них, и это уже не так.

 

     Джон Кениг:

     В целом в Штатах или в этой индустрии?

     Дориан Ятс:

     В целом в Штатах, и возможно в большей степени в Калифорнии.

 

     Джон Кениг:

     Что самое необычное случалось в зале в твоем присутствии?

     Дориан Ятс:

     Я видел некоторые странные вещи. В Европе, Германии и Голландии, например, видел в залах специальные места, где можно посидеть и покурить. Я этого не понимаю. Очень странно; они заказывают выпивку, дым стоит столбом. Странно видеть такое в зале. В Калифорнии ты не сможешь покурить даже в ресторане, а уж что говорить о зале!

     Конечно, Голдс Джим в Венис – это место, где всегда можно увидеть необычных людей. Это интересно, но мне там из-за этого тяжело тренироваться. Там здорово сидеть на балконе и заниматься кардио, что для меня обычно утомительно-скучно, но в данном случае я могу просидеть 40 минут, наблюдая за людьми, и время летит.

 

     Джон Кениг:

     В своих тренировках ты применяешь периодизацию?

     Дориан Ятс:

     Нет, не совсем. Когда я был моложе, то перетренировывался и занимался изо всех сил, пока не заметил, из за чего я так плохо себя чувствую. У меня были простуды, боли в горле, иммунитет реально падал, а потом я взял неделю отдыха от тренировок. Это помогло. Затем это эволюционировало в схему, когда я тяжело занимался 6 недель, а затем немного сбавлял на 2-3 недели.

 

     Джон Кениг:

     Твое тело подсказало тебе это, когда ты начал к нему прислушиваться.

     Дориан Ятс:

     Да, это не было запланировано, просто явилось результатом наблюдений. Я не мог заниматься с одинаково высокой интенсивностью 52 недели в году.

 

     Джон Кениг:

     Например, то, как ты тренировался в своем видео Blood and Guts, ты ведь не тренируешься так 5 дней в неделю весь год напролет, так?

     Дориан Ятс:

     Я занимаюсь так 5-6 недель, а потом снижаю интенсивность, не доходя до отказа, не применяя форсированные повторения и тому подобные приемы увеличения нагрузки.

 

 

     Джон Кениг:

     Твои тренировки меняются, когда ты на диете при подготовке к соревнованиям?

     Дориан Ятс:

     Нет, я их совсем не меняю. Все тот же тип тренинга, который строит мышцы; в данном случае он поддерживает массу. Для меня, подготовка к соревнованиям – это просто вопрос снижения уровня жира в теле. Тренировка с отягощениями для этого неэффективный инструмент, так что я полагаюсь на изменение калорийности питания и увеличение объема кардиотренировок на период 12-13 недель.

 

       Джон Кениг:

       Ты используешь лямки и перчатки?

       Дориан Ятс:

       Конечно, я использую лямки во всех упражнениях на спину, потому что не хочу, чтобы хват стал лимитирующим фактором в создании тренировочного стресса для спины. При выполнении тяг или подтягиваний ваши кисти могут сдаться раньше широчайших. Перчатки я не использую. Мне нравится ощущать гриф в руках.

 

       Джон Кениг:

       С твоим значительным весом тела ты делал подтягивания?

       Дориан Ятс:

       Да, делал. При этом использовалось примерно 45кг дополнительного веса. Может быть, это были движения не совсем с полной амплитудой. Но после травмы бицепса в 1994, я прекратил делать подтягивания, потому что происходило его опасное растяжение. Тогда я сместил акцент на тренажеры, особенно на горизонтальные и вертикальные тяги на Хаммере.

 

       Джон Кениг:

       Хаммер назвал одну из своих машин для тяг на спину твоим именем, так?

       Дориан Ятс:

       Да, назвали ее «DY Row». Это тренажер для горизонтальной тяги обратным хватом, к разработке которого я имел отношение.

 

       Джон Кениг:

       В какое время дня ты тренировался?

       Дориан Ятс:

       Утром, 10.30 или 11.00. Таким образом я успевал поесть пару раз до тренировки. Мне не нравится тренироваться на пустой желудок или поев всего 1 раз.

 

Дориан-Ятс       Джон Кениг:

       Сколько в среднем длилась твоя тренировка?

       Дориан Ятс:

       В среднем 45-50 минут. Приди, потренируйся и уходи. Поешь, отдохни. Вот так ты растешь, а не когда ты в зале.

 

       Джон Кениг:

       Некоторые называют тебя самым сильным профессиональным бодибилдером из тех, что знал свет. Так и есть?

       Дориан Ятс:

       Я так не думаю. Я видел, с какими весами работает Ронни Колеман, и не думаю, что смог бы это повторить. Вероятно, Ронни сильнее меня; у него за плечами опыт занятий пауэрлифтингом. Грег Ковач определенно очень сильный парень; я видел, с какими весами он тренируется…

 

       Джон Кениг:

       Так ты видел его тренировки? Те невероятные веса, о которых мне приходилось читать, это все правда?

       Дориан Ятс:

       Я видел его тренировки на видео, и там он использует весьма внушительные отягощения. У меня такая репутация, потому что я тяжело тренировался и все такое, но люди бывают удивлены, когда видят мои тренировки. Движения у меня очень точные. Мне не нужно просто переместить вес из точки А в точку Б. Мне нужно создать стресс для мышцы и стимулировать ее рост. Нужно произвести полное сокращение, подконтрольную негативную фазу и все такое. Я мог бы использовать веса и больше без четкой техники выполнения, но это не является моей целью в бодибилдинге.

 

      Джон Кениг:

      Это, пожалуй, лучший совет, который можно дать по этому поводу.

     Дориан Ятс:

     Сейчас я в округе Ориндж, штат Калифорния, тренируюсь с Милошем Сарцевым, и он удивляется, как точно и медленно я выполняю движения.

 

     Джон Кениг:

     Ты обращаешь внимание на время, в течении которого мышцы находятся под нагрузкой?

     Дориан Ятс:

     Никогда не засекал это по часам. Я тренирую мышцы до отказа. Знаю, какой диапазон повторений срабатывает для меня лучше, мои повторения все выполняются подконтрольно. Полностью сокращаю мышцу и опускаю отягощение медленно. Я не знаю, сколько именно времени мускулы находятся в напряженном состоянии, но подозреваю, что около 30 секунд.

 

     Джон Кениг:

     Ты считаешь для бодибилдера более важным обычное питание или добавки? Я имею ввиду именно спортивное питание, а не анаболики.

     Дориан Ятс:

     Ну, важно и то, и другое, но очевидно, что натуральное питание важнее.

 

     Джон Кениг:

     Если ты ешь 6-7 раз в день, то сколько раз из них являются обычными блюдами, и сколько – коктейлями?

     Дориан Ятс:

     Обычно 50/50; сначала твердая пища, потом следующий прием – коктейль. Для меня это может быть MRP (порошок, заменитель пищи) плюс мерная ложка нашего протеина Pro Peptide. Итого получается примерно 65 грамм протеина. Потом, может быть, запеченный картофель или чашка риса в качестве углеводов. В качестве альтернативы можно съесть пару куриных грудок и запеченный картофель. Получится примерно тоже самое.

     Если говорить о добавках, то протеин – это главное. В нашем продукте комбинация протеинов такова, что он может быть даже лучше, чем твердая пища, только если вы не сочетаете в одном приеме пищи одну куриную грудку, одно яйцо и т.д., комбинируя разные источники белка.

Дориан-Ятс

 

     Джон Кениг:

     Я говорил с тобой вживую в марте на Арнольд Классик, и ты все еще был большим и прекрасно выглядел. Делал ли ты перерыв в тренировках, когда отошел от соревнований?    

     Дориан Ятс:

     Я не прекращал тренироваться, но мои тренировки были очень ограничены, в основном из-за травм и операции, которую я перенес. Тренировался я значительно легче и был скорее заинтересован просто оставаться в хорошей форме. Я похудел максимум до 115 кг, что конечно незначительно, но люди привыкли видеть меня с весом 135 кг, так что они начали говорить «он прекратил тренироваться» или «он болеет» и все такое. Но мне определенно не хотелось весить 135 кг. Мне не нужно было 135 кг, понимаешь? Ведь моими приоритетами было восстановление от травм, поддержание здоровья, а потом, постепенно, примерно последние 6 месяцев, я смог увеличить нагрузки в зале.

     Я столкнулся с некоторыми проблемами личного характера, поэтому, может быть, занятия в зале оказались моей формой медитации, способом выплеснуть негатив. Зал – это место уединения, в которое я возвращаюсь. Моей реакцией на стресс является не позволять ему разрушать меня, а использовать его для чего-то позитивного.

 

     Джон Кениг:

     Сейчас тебя беспокоят травмы, какие либо долгосрочные физиологические последствия? (замечание редактора: для тех из вас, кто не следил за профессиональной карьерой Дориана, хочу пояснить, что он рвал бицепс и трицепс на одной и той же руке в разные моменты времени)

Дориан-Ятс     Дориан Ятс:

     Они не болят, но мой левый трицепс механически сейчас слабее, чем был раньше. Я перенес операцию, и он полностью функционален, но механика движения изменилась так, что он не настолько силен, как раньше. Это затрудняет выполнение некоторых упражнений.

     Например, если я делал упражнения со свободными весами – жим лежа на горизонтальной или на наклонной скамье или что-то вроде этого, то левая рука не распрямлялась также хорошо, как правая, особенно в нескольких последних повторах, так что я просто начал использовать тренажеры, где это не мешает. Иначе это могло бы привести к травмам в других местах. Если возникает дисбаланс, то это может сказаться на ваших плечах или еще на чем-нибудь. Так что я обхожу эти проблемы. В определенной степени это мне мешает, вот почему я решил больше не выступать. Если соревнуешься, то надо показывать 100% форму, что было для меня уже невозможно.

 

     Джон Кениг:

     Почему ты начал работать в компании по выпуску добавок?

     Дориан Ятс:

     Я всегда изучал питание, добавки и тому подобное; очевидно, что это сыграло большую роль в моем тренинге. В Англии у меня был друг, у которого уже был бизнес в сфере выпуска добавок, так что я провел с ним переговоры. У меня было много идей, и я сказал: «Если тебе интересно, то я был бы рад воплотить эти идеи в жизнь и сделать действительно высококачественные добавки. Они будут эффективны и прогрессивны». Так мы в итоге и поступили. Керри Кэйз и я основали компанию, и нам потребовалось примерно 18 месяцев, чтобы вывести продукты на рынок.

     Мы не сказали: «Окей, давай налепим на банки лицо Дориана, купим обычного сывороточного протеина, который все используют, рассыпем его по этим банкам и будем продавать». Наверно так было бы проще и выгодней в краткосрочной перспективе. Не знаю, но в любом случае, мне такой вариант не был интересен. Я считаю, что у меня хорошее имя в этой индустрии. Я горжусь всем, что я делаю и не хочу ассоциироваться с чем-то, не имеющим высшего качества.

 

     Джон Кениг:

     Ты доволен тем, как обстоят дела в компании сейчас?

     Дориан Ятс:

     Да, мы хорошо себя чувствуем в Европе и прогрессируем в Штатах. Есть так много информации о наших продуктах, особенно о протеине, но люди не понимают многого, пока мы не потратим время на их обучение. За последние 2-3 года я, вероятно, узнал о протеине больше, чем за всю мою предшествующую карьеру.

     Все не так просто, как думают люди. В одном продукте 40гр протеина, а в другом – 45, так что же лучше? Не все сводится к этому. Есть целый перечень эффектов, которые может оказать протеин на ваш обмен веществ, факторы роста и т.д., которые обычно утрачиваются в процессе его обработки.

      Я был вовлечен в процесс с самого начала. Это была договоренность с Керри, моим партнером. Керри ведет текущие дела, но когда дело доходит до создания рецептур и презентации продуктов, даже до дизайна логотипа, упаковки, всех этих моментов, этим уже занимаюсь я, потому что, в конце концов, это я изображен на продуктах.

 

     Джон Кениг:

     В интернете я продолжаю встречать слухи о том, что ты якобы собираешься снова начать выступать и/или появиться на Мастерс Олимпии.

     Дориан Ятс:

     Слухи всегда полезны для бизнеса. Порой интернет мне не очень нравится, потому что ты можешь там писать всякое и не нести за слова ответственности. Это один из моментов, которые мне не нравятся в бодибилдинге – распространение слухов. Меня там уже хоронили 4 или 5 раз! Я читал странные вещи, вроде того, что я якобы по вечерам делал забор своей крови, насыщал ее гормоном роста, ложил в холодильник, а потом утром снова вводил в себя! Я в этом логики вообще не видел, но звучало хорошо, знаешь ли. Вот одна из вещей, которые я не люблю.

     Быть Мистером Олимпия – это самая высокая степень признания в бодибилдинге. Зачем после этого мне идти на Мастерс? Смысла нет. И финансово это тоже не имеет смысла. Мастерс мне не интересен. Раз ты выиграл Мистер Олимпия, то для тебя нет других путей, кроме как выиграть этот титул снова. Мастерс меня не привлекает. Здорово, если это кого-то мотивирует, но я думаю, что это подмочит эффект после побед на Мистер Олимпия.

 

     Джон Кениг:

     Я слышал, что ты переехал в Штаты. Этот так?

     Дориан Ятс:

     Я планирую переехать в Штаты позже в этом году. Я заинтересован в тренирующихся людях, серьезных соревнующихся атлетах и бодибилдерах, всех видах атлетов, тренирующихся и готовящихся к соревнованиям. У меня к этому сейчас большой интерес. Я присматриваюсь к Лас-Вегасу или Южной Калифорнии. Я потратил много времени, чтобы просто составить представление об этих местах.

     В настоящий момент Лас-Вегас все еще относительно доступен по средствам. Я разговаривал с Полом Диллетом, он сейчас живет там, тренирует людей и хорошо на этом зарабатывает на жизнь. У людей там есть деньги. Там имеется несколько залов Голдс Джим, так что я присматриваюсь к этому месту или к округу Ориндж. Мне не очень нравятся Лос-Анжелес и Венис; я переношу их в малых дозах.

 

     Джон Кениг:

     Надеюсь, что все срастется. Спасибо за интервью.

     Дориан Ятс:

     Всегда рад.

 

 

Понравилось? Поделись с друзьями!

Рекомендуемые материалы

Top